Россия-2
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   25.12.2014 | 12:59
Лев Гурский
Просмотров: 730
Версия для печати
Россия-2

Новогодняя фантазия

Немного истории. В начале 1955 года в результате космического катаклизма неясного происхождения часть тогдашней территории Франции перемещается с Земли на другую планету. По счастливому совпадению, там, куда занесло французов, оказывается точно такая же кислородная атмосфера, как и у нас. Данный случай, описанный в книге Франсиса Карсака "Робинзоны Космоса" (Les robinsons du cosmos, 1955), целых шесть десятилетий считается уникальным...

Вплоть до первого дня 2015 года.

В ночь с 31 декабря на 1 января 2015 года Саратовскую область сотрясает мощный удар, и наутро жители просыпаются уже под другими созвездиями. Но поскольку все заранее подготовились к долгим праздникам, набив до упора холодильники и бары, из своих домов в эти дни выходят немногие. Те же, кто кряхтя выползает, смотрят обычно не в небо, а под ноги, утопая в снегу или слякоти, привычно балансируя на льду или среди луж и недобрым словом поминая Грищенко. Таким образом, за первую неделю января явных перемен в своей жизни не замечает почти никто — кроме осоловевшей от недосыпа дежурной бригады МЧС и синеватого клерка местного управления по геодезии и картографии: их тихо вытаскивают из салатов "оливье", похмеляют и велят срочно доложить, что у нас стряслось.

К 7 января на рабочий стол Валерия Васильевича ложится официальная справка о состоянии дел. Прочтя тридцать итоговых строк, глава губернии задумчиво чешет в затылке. Ситуация, в которую мы угодили в результате катаклизма, выглядит неоднозначно. С одной стороны, ни воздуха, ни воды мы не потеряли. Кроме того, разлом и отрыв прошли точно по границам губернии, а значит, наши леса, поля и огороды остались при нас. С другой стороны — загадочный катаклизм перенес нашу область черт знает куда и никаких примет остальной России рядом не наблюдается. За пределами губернии в зоне видимости вообще нет ничего: повсюду простирается безжизненная красноватая пустыня без конца и края.

"Ну дела!" — думает Валерий Васильевич и по привычке косится на спецтелефон, соединяющий его с Москвой. Однако вместо гудка в трубке уже целую неделю шелестят лишь атмосферные разряды. Отложив справку в сторону, Валерий Васильевич придвигает к себе чистый лист бумаги. Как назло, все спичрайтеры обладминистрации решили коллективно встретить Новый год на Таити, так что первое в этом году обращение к согражданам придется сочинять лично.

"Дорогие жители губернии!" — выводит он на листе и зачеркивает. Нет, не то. Повод все-таки неординарный. "Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои!" — пишет он. Опять зачеркивает. Нет, не годится. Чересчур пафосно. А что если?.. Валерий Васильевич ежится: ох, страшновато. В Москве узнают — проклянут. Хотя где теперь Москва? За сколько миллионов космических километров? Вокруг только Вселенная. Главное решение надо принимать самому, и других вариантов не видно. Еще неделю назад мы были одним из 85 субъектов Федерации, а теперь стали одним-единственным. То есть сами себе и субъект, и Федерация. Валерий Васильевич искоса бросает взгляд на карту страны, успевшую за короткий срок кардинально устареть, и начинает заново: "Дорогие россияне! Заверяю вас, что мы не лишились исторической родины. Куда бы ни забросила нас судьба, страна останется с нами..."

На другой день "Областная газета", за ночь превратившаяся в "Российскую газету", выходит с передовицей "Россия — это мы!". Саратовцы узнают, что теперь их главный город будет называться Москватов (частицу родного имени все же решено было сохранить). Улица Московская станет Красной площадью, памятник Ленину переименуют в памятник Минину и Пожарскому, а невзрачное "Сердце губернии" повысят в звании аж до "Царь-колокола".

Старт дан, начинается гонка. Еще до полудня приемную Валерия Васильевича оккупируют делегации из двух районов, в одночасье ставших областями. Делегатов волнует один вопрос: какому из двух населенных пунктов выпадет счастье стать новым Петербургом — Петровску или Питерке? Несмотря на занятость, Валерий Васильевич принимает ходоков душевно, поит чаем с сушками и сообщает, что вопрос уже решен в пользу Энгельса. "Но почему, почему?" — гомонят петровцы и питерцы. "Потому что там мосты и тут мосты!" — объясняет Валерий Васильевич и прощается с гостями.

На следующий день Краснокутский район самопереименовывается в Краснодарский край и тотчас же просит для Дьяковки олимпийских прерогатив и почетного звания города-курорта. Ивантеевка, мечтая о статусе города невест, превращается в Иваново. Новые Бурасы делаются Новороссийском и уже хотят свою флотилию. Озинки взмывают Орлом, Перелюб становится Пермью, Аткарск — Архангельском, Екатериновка — Екатеринбургом, Вольск — Вологдой, а Самойловка — Самарой. Пугачевский район переименовываться не хочет, зато объявляет себя автономным казачьим краем. Тут же прокатывается слух, что именно в тех местах видели беглого бургомистра Прокопенко, который-де, будучи замечен, прятаться не пожелал, а предерзко объявил во всеуслышанье, мол, "с Большого Иргиза выдачи нет!"

Тем временем губернская и городская номенклатура переживает часы наивысшего расцвета и роста. Облдума поспешно меняет вывеску на "Государственная Дума". Среди депутатов-мужчин легкая и почти бескровная дискуссия: кому суждено стать Говорухиным — Гайдуку или Нестерову? Кому выпадет счастливая роль депутата Железняка — Писарюку или Писному? Что же касается не очень многочисленных депутаток, то они, быстро посовещавшись, договариваются полюбовно: кто из них будет певицей Максаковой, кто тигрицей Яровой, а кто блондинкой Баталиной.

В правительстве тоже все обходится практически без склок. Каждый просто-напросто повышает себя в звании и прибавляет к нему новое имя. Культур-министр Краснощекова, например, легко вписывается в образ Мединского: Светлана Владимировна знает не только те слова, которые Владимир Ростиславович употребляет с конфузливой оглядкой, но и те, которые тот даже вымолвить не может. Столь же гладко и беспроблемно происходит превращение вице-губернатора Фадеева в вице-премьера Рогозина: Денис Владиславович убирает со своего стола древний чернильный прибор в виде школьного глобуса и заменяет его новеньким пресс-папье в виде ракеты СС-20. Больше всех, однако, фартит Шинчуку, ставшему вдруг Лавровым. И прежняя-то должность Бориса Леонидовича была не слишком хлопотной, а уж теперь она и вовсе превращается в синекуру. С одной стороны, Россия-2 не может обойтись без своего МИД, а с другой стороны — новый Лавров (бывш. Шинчук) может теперь целыми днями сидеть в своем кабинете, читать Мопассана и играть в дартс. Какие тут иностранные дела, когда по периметру границы пусто? Ни врагов, ни друзей. Никого и ничего, кроме пустыни...

Меньше других везет Ландо. И все из-за того, что этот миниатюрный по размерам, но гордый человек от природы наделен талантами, употребимыми в разных отраслях. Легко сообразив, что масштабы общественной палаты на новой планете ему уже тесны, он просит время на раздумье, кем ему быть на федеральном уровне? Знаменитым адвокатом Резником? Генеральным прокурором Чайкой? Конституционным судьей Зорькиным? Шефом Роскосмоса Остапенко? И то хорошо, и это, и пятое, и десятое... Поэтому он еще пока в размышлениях, наш Александр Соломонович. Стоя у зеркала, он надевает синий прокурорский мундир. Поверх мундира — скафандр. Поверх скафандра — судейскую мантию. И думает, думает...

А тем временем над Россией-2 мерцают незнакомые созвездья, и вертится вокруг непонятного светила неизвестная планета, которая стала нашим землякам вторым домом. И ветер тихонько качает верхушки деревьев, которые в этих краях никогда прежде не росли. И падают огромные снежинки, похожие на глазированные печенья. И глядя из окна на эту неземную красоту, умиротворенный Синичкин думает, что он, пожалуй, поспешил, переименовав себя в Ассанджа. Потому что он уже передумал. Ему ведь на самом деле много не надо. Он хочет быть простым Санта-Клаусом.

 

 

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
26 декабря 2014, 07:41
Беглый бургомистр Прокопенко объявил себя царем Алексеем и осаждает крепостцу Саратов. В роли начальника гарнизона капитана Миронова-генерал Аренин. Но зреет измена-Саратов готовит к сдаче Швабрин-Ахтырко.
ответить
26 декабря 2014, 08:59
Гарно дякую!
ответить
28 декабря 2014, 05:42
Уж чего, чего - а Саратовские чиновники делить и пилить умеют. Даже как не другие их коллеги в стране, при таких губерах.
ответить
на главную