Бунтарская окраина
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   05.03.2015 | 18:36
Бунтарская окраина
Просмотров: 480
Версия для печати

Как известно, дореволюционный Саратов был хоть и одним из самых крупных городов России, но куда меньше нынешнего. Между тем его древние границы частично сохранились и на современной карте. Старая черта города проходила за Большой Садовой улицей, которая чем-то схожа со столичным Садовым кольцом, с тем только отличием, что в Москве окружность полная, а в Саратове — полукруг с хордой по берегу Волги. Если быть совсем точным, древней границей Саратова была даже не Большая Садовая, а другая улица с говорящим названием Крайняя, ныне частично задавленная объектами новой урбанистики и на некоторых участках "саратовского полукруга" получившая новые имена. К примеру, первая часть бывшей Крайней носит имя Политехнической (в честь открывшегося в начале 1930-х годов института), а ее продолжение в Завокзальном поселке имеет близкое к аутентичному топониму название Краевая.

Где начиналась Крайняя улица, можно только догадываться. Очевидно, в нынешнем микрорайоне Улеши в начале Заводского района. На первый взгляд, этот застроенный в основном современными многоэтажками микрорайон не сохранил своей первозданности. Оно, конечно, правильно и закономерно: развитие города в XX веке поглотило целую массу старой среды, особенно вросших в землю древних лачуг, на месте которых возникли новые поселки и предприятия. Но если копнуть глубже, бывшая Улешовская слобода имеет богатую историю. Ведь в ней, по преданию, сам Емельян Пугачев разбил лагерь, когда брал Саратов в августе 1774 года.

"Зазаборная" слободка

Доказательств пребывания знаменитого бунтаря, как и следов Крайней улицы в современном поселке Улеши, мы не найдем, хотя этот микрорайон до сих пор хранит множество тайных "доисторических" артефактов. К примеру, старинные здания Улешовской нефтебазы возле до сих пор действующей ветки железной дороги, протянувшейся вдоль берега Волги от Юриша до СарРГРЭС. Или краснокирпичные корпуса бывшего гвоздильного завода Гантке. В начале прошлого века окрестности этого предприятия были своего рода эпицентром политической жизни города. 110 лет назад, с самого начала первой русской революции, а именно 12 января 1905 года, местные работники одни из первых в Саратове приняли активное участие в забастовках, позже охвативших весь город. 7 ноября 1922 года, в пятую годовщину Октября, рабочие гвоздильно-проволочного завода "Новая Этна" написали письмо Владимиру Ульянову (Ленину) и объявили, что присваивают его имя своему предприятию, а также включают вождя мирового пролетариата в число почетных сотрудников. В 1968 году на заводе имени Ленина появилась доска, сообщающая об этом историческом событии, а вскоре мемориал попал в реестр памятников культурного наследия регионального значения, что, правда, не помешало ему в наши дни оказаться в буквальном смысле на свалке (об этом "Газета Наша Версия" подробно рассказывала в статье "Ленин до востребования" 10 октября прошлого года).

А еще живым напоминанием о том, как выглядели южные окраины Саратова век назад, являются несколько анклавов реликтовой жилой застройки. Самый большой кусок старинных рабочих кварталов — это остатки Солдатской слободки в самом начале улицы Чернышевского. Если верить летописям, слободка эта появилась на окраине Саратова еще в середине XIX столетия. Туда переселили бедный люд со склонов Соколовой горы, после оползня, уничтожившего их незатейливые жилища. Вместе с основанием здесь промышленных объектов кварталы стали разрастаться. Отжившие свой век деревянные хижины рядом с бывшим заводом Ленина и торговыми комплексами "Ашан" и "Мой новый" вопиют: так жить нельзя! Не надеясь на помощь со стороны, обитатели их пытаются как-то обустроить нищету повседневной жизни. Кто укрепляет заваливающиеся избенки кирпичом, кто обшивает их ржавыми листами железа или рубероидом, отчего вместе со стыдом за родной город, в котором до сих пор существуют трущобы, растут апокалиптические ощущения. Нельзя сказать, что власти не борются с этим негативом. Правда, старым методом строительства потемкинских деревень. Несколько лет назад на улице Чернышевского вместе с торговыми корпусами и новостройками на месте бывших промпредприятий появился глухой металлический забор, скрывающий часть человеческих обиталищ Солдатской слободки и прочие "чудеса" здешних пейзажей.

Бунтарская окраина

Примерно такие же хибары упадочного вида можно обнаружить, если спускаться к Волге от конструктивистского здания 4-й горбольницы. Этот небольшой островок частного сектора посреди типичной советской жилой застройки располагается как раз на улице Большая Садовая, о чем сообщают самодельные аншлаги, такие же потертые и потрепанные жизнью, как и дома. Но совсем рядом с этим массивом есть кое-что поинтереснее. Несколько Мельничных проездов — тоже старинных топонимов, привязанных к целому комплексу промышленных зданий готического вида, которые за счет своих больших объемов хорошо видны как с Волги, так и с улицы Чернышевского. Это корпуса бывшей мельницы Бореля, где сегодня располагаются различные предприятия и организации. Красивые и высокие здания хорошо сохранились и являются памятниками культурного наследия. В реестр занесено пять объектов бывшей мельницы и торгового дома Эммануила Бореля, возведенных в 1870–1880-е годы по проекту архитектора Алексея Салько: мельница, административное здание и три промышленных корпуса. Судя по всему, одна из бывших дореволюционных промышленных построек данного комплекса позже была переоборудована под жилой дом, в котором люди обитают по сей день. В отличие от деревянных их кирпичный дореволюционный собрат на Мельничном проезде выглядит более презентабельно, хотя и не скажешь, что жизнь в нем является праздником.

Дегтярный супрематизм

Еще одно бывшее промышленное здание, в советские времена переоборудованное под жилое, это расположенная в начале Дегтярной улицы мельница Богословского, построенная в 1902 году. Находясь возле нее, почему-то начинаешь ощущать себя не в Саратове, а в Питере: мрачное монументальное здание очень похоже не то на корпус знаменитого СИЗО "Кресты", не то на старинные цеха мануфактур на Выборгской стороне. Впрочем, помимо чисто пространственных аллюзий с Северной столицей тут есть параллель... с Китаем! Дело в том, что некогда эта местность имела в народе странное название "Маньчжурия". С чем оно связано и откуда пошло, теперь никто и не вспомнит, зато как и Улеши, сохранился среди местных жителей другой, более знакомый топоним Дегтярка. Связан он с упомянутой уже Дегтярной улицей и одноименной площадью, некогда тянувшейся вдоль современной улицы Чернышевского от Парусиновой рощи (ныне Городской парк) до самых до окраин старого Саратова, то есть до Большой Садовой.

Бунтарская окраина

Хоть адреса Саратов, Дегтярная площадь, сохранились, самой площади уже давно нет. В советские годы на ней появились Дворец спорта, гостиница "Олимпия", полиграфический комбинат, 4-я больница, промышленные предприятия и несколько жилых домов из разных архитектурных эпох — конструктивизма, сталинского ампира и хрущевской типизации. Дегтярная площадь стала, по сути, лоскутным одеялом или супрематическим холстом Казимира Малевича на карте города. На северном фланге площади сохранилась ее первоначальная архитектурная жилая среда, такая же одноэтажная и малопригодная для существования, как и в Солдатской слободке. Правда, посреди убогих лачуг Дегтярки и Интернациональных проездов, ранее носящих название Дегтярных, встречаются и такие "шедевры деревянного зодчества", как, например, двухэтажный дом на углу улицы и площади. По сравнению с соседними низкорослыми лачугами он выглядит более замысловато, нежели просто избушка на курьих ножках — резной мезонин с отороченными кружевными наличниками окошками... Но увы, остатки былой красоты давно превратились, как в трогательной песне Александра Вертинского, в "малиновый трупик" типичной упадочной среды депрессивных кварталов Саратова.

Забавно, но в конце 1920-х годов на месте Дегтярной площади должна была проходить глобальная по тем временам транспортная развязка. От улицы Чернышевского градостроители тех лет планировали сделать ответвление и гордо назвать его улицей Энгельса, по которой должны были пустить трамваи в новый район с предполагаемым названием Пролетарский. От последнего до наших дней дожил поселок Пролетарка, состоящий в основном из частного сектора, а новый район на юге Саратова появился позже, в 1936 году, и его назвали Сталинский (с 1961-го — Заводской). Проектируемая же улица Энгельса должна была вздыматься мостом над железной дорогой между станциями Саратов-III и Саратов-II, далее широкой лентой урбанистического благоденствия поднимаясь в сторону пригородного леса. Но на месте пересечения с железной дорогой располагается лишь пешеходный мост под названием Красный. Хоть топоним "Красный мост" активно укоренился, дав название местному торговому комплексу, его истоки, скорее всего, связаны отнюдь не с цветом советского знамени. По легенде, яркое имя связано с криминальностью места и кровавыми потоками, льющимися по путепроводу. Народная память хранит экстремальные ситуации бережнее, чем несостоявшиеся мегапроекты, остающиеся не на слуху, а разве что на чертежах мечтателей, хотевших возвести на бывших городских окраинах индустриальный район-сад...

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
12 марта 2015, 12:32
Спасибо за статью, прочитала с удовольствием.
ответить
на главную