Кризис не для всех
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Не хуже Африки
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   13.03.2015 | 09:00
Дмитрий Воронков
Просмотров: 280
Версия для печати
Кризис не для всех

Известный телеведущий Владимир Познер неоднократно рассказывал о том, как в 1986 году недослушанная фраза участницы телемоста СССР — США "У нас в стране секса нет…" обернулась поводом для бурных обсуждений и шуток на следующие десятилетия. По версии Познера, женщина закончила свою фразу словами "…на телевидении". Но они потонули в криках и хохоте аудитории. У этой истории есть, кстати, и другие версии. Однако во всех случаях речь идет о том, что фразу просто не дослушали. На днях министр экономического развития области Владимир Пожаров выступил в саратовском эфире радиостанции "Эхо Москвы". В самом начале программы он сделал заявление, которое произвело на многих впечатление, схожее с памятной фразой про секс. "Кризиса у нас пока нет", — сообщил министр.

Поскольку я был одним из участников этой программы, то могу свидетельствовать, что аудитории (как в случае с телемостом СССР — США), в криках которой могли бы потонуть важные уточнения Владимира Пожарова, в студии не было. В ответ на прямой вопрос, как характеризовать текущую ситуацию, которую в народе сейчас упорно называют либо кризисом, либо словом из четырех букв для именования пятой точки опоры, министр заявил следующее: "На самом деле, есть тревожные ожидания у всех экономических агентов — и у бизнеса, и у населения, в том числе и у органов государственной власти. Но тем не менее и официальная статистика, и оперативная информация от системообразующих предприятий Саратовской области говорят о том, что кризиса пока нет. Больше того, даже есть рост".

Под кризисом, по мнению министра, "с точки зрения экономики понимается рецессия или даже обвал". Говорить же о росте ему позволили индекс промышленного производства за январь (107,6 % к тому же периоду прошлого года) и объем продукции сельского хозяйства (101,6 %). При этом, как отметил сам чиновник, упал и оборот розничной торговли (98,1 %), и объем работ в строительстве (75,8 %). Но главная стройка начинается, по словам г-на Пожарова, "в апреле-мае", так что поводов для беспокойства, мол, пока нет.

Конечно, от чиновника уровня Владимира Пожарова никто не ожидал катастрофических заявлений и апокалиптических прогнозов. Мы живем в мире, где многие должности предполагают исполнение определенных ролей и высказывание ритуальных слов для массовой аудитории. Министру экономики, да еще в таком непростом и бедном регионе, как Саратовская область, положено сеять социальный оптимизм и внушать надежды на светлое будущее. Однако возникает впечатление, что фразой "У нас кризиса пока нет" г-н Пожаров здорово перегнул палку.

Несмотря на санкции, мощную девальвацию рубля, сравнительно низкие цены на нефть и высокие процентные ставки по кредитам, жизнь, конечно, продолжается. Особенно для тех, кто получает хорошие бюджетные зарплаты и пенсии. В центре Саратова за первые месяцы 2015 года открылись новые кафе и кондитерские, продолжают строиться новые торговые комплексы и жилые дома. Пробки на дорогах Саратова не исчезли — горожане активно тратят деньги на перемещения на личных авто.

Но даже далекие от бизнеса потребители отмечают при этом пустые площади в саратовских торговых комплексах (подробнее см. статью "Шопинг и пустота" в № 6 (302) от 20 февраля 2015 года). На недавней пресс-конференции бизнесмены Саратова констатировали "спад потребительской активности во всех сферах деятельности". К примеру, поездки жителей региона за рубеж упали на 60 процентов.

Только в январе 2015 года с предприятий и организаций области было высвобождено более полутора тысяч человек, это больше чем в полтора раза превышает показатель января прошлого года. Чиновники области уже признали в СМИ, что в саратовской промышленности начинают распространяться переход на неполную рабочую неделю, введение неоплачиваемых отпусков и прочие варианты частичной занятости. Некоторые предприятия уже перешли на четырехдневную рабочую неделю. Планы по сокращениям на крупных заводах исчисляются сотнями человек. Как быть тем, кого уже уволили из-за кризиса? Считать, что им это привиделось, потому что "кризиса у нас пока нет"?

В целом по стране положение было и остается напряженным, если судить по заголовкам в деловой прессе, которая препарирует данные и статистику государственных ведомств. За первые два месяца этого года зарубежные закупки рыбы сократились в три раза, сахара — в 2,9 раза, фруктов — на 90 процентов, а овощей — на 70 процентов. Цены на продукты в России за последние 12 месяцев выросли на 23,3 процента (Росстат).

Что это значит? Это значит — здравствуй, инфляция. С темпами по итогам минувшего года почти вчетверо выше, чем годом ранее. За первые два месяца текущего года цены поднялись на 6,2 процента. Это наивысший показатель с 1999 года. И Саратовская область при этом пресловутый "островок стабильности"? Судя по ценникам в магазинах и на рынках — точно нет.

Рост потребительских цен на лекарства в первый месяц года превысил 20 процентов и обогнал инфляцию. "Ситуацию на фармацевтическом рынке можно охарактеризовать как критическую", — говорится в аналитическом бюллетене Центра развития Высшей школы экономики.

Стипендиальный фонд вузов, получающих государственное финансирование, сокращен на 10 процентов. "Коммерсант" сообщил о массовой задержке стипендий — привет, 90-е! — в 40 вузах. В ряде случаев, уточняет издание, "представители вузовской администрации просили учащихся "потерпеть, так как деньги пошли на более важные для страны дела".

В январе 2015 года по сравнению с январем 2014-го количество выданных автокредитов сократилось в 2,3 раза, потребительских кредитов — в 2,2 раза, ипотечных — в 1,7 раза, кредитных карт было оформлено в 1,5 раза меньше, чем год назад (данные Национального бюро кредитных историй).

Если все это не кризис, то что такое тогда кризис?

Можно, конечно, сказать, что эти негативные оценки (а для некоторых цифр определение "негативные" — еще очень мягко сказано) только в России. А Саратовская область — не Россия, что ли? Может такое быть, что в стране кризис, а в отдельно взятом ее субъекте — нет?

Забота об эмоциональном климате в регионе все-таки должна иметь какие-то пределы, опирающиеся на здравый смысл. Иначе как быть населению, которое смотрит телевидение? Примерно за полчаса до того, как министр Пожаров заявил по радио, что кризиса у нас нет, на сайте Кремля был опубликован указ президента России Владимира Путина о сокращении с 1 марта зарплат президента, премьер-министра, генпрокурора, главы СК, сотрудников администрации президента и аппарата правительства, министров и руководителей ведомств на 10 процентов. Вслед за ним то же самое сделал и губернатор Саратовской области Валерий Радаев. Затем стало известно, что чиновники для экономии казенных средств теперь не будут летать в бизнес-классе, не станут ездить в поездах в дорогих спальных вагонах и обойдутся без VIP-залов. Вопрос: зачем делать все это, если "кризиса пока нет"? Так ведь рядовому впечатлительному человеку и с ума сойти недолго...

Гражданин, который не потеряет способности рассуждать критически, вскоре может прийти к закономерному вопросу. Если глава государства и губернатор считают, что кризис есть (и именно поэтому сокращают даже собственные зарплаты), а министр убежден, что кризиса нет, то кто-то из этих людей, скажем так, ошибается. Кто именно, пусть рассудит читатель, анализируя "объективную реальность, данную нам в ощущениях".

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
13 марта 2015, 11:09
не трогайте вову, он играет как может.
ответить
на главную