До последней корочки
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Дмитрий Воронков
Под крылом самолета пока не поет
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
ПРАВО НА ЗАЩИТУ   02.04.2015 | 12:20
До последней корочки
Просмотров: 239
Версия для печати
На фото: Лев Бугаенко

В 1995 году Льва Трофимовича реабилитировали. Государство призналось в том, что ссылка, в которой его семья пробыла несколько лет, была несправедливой. В ноябре 1941 года всю семью с немецкой фамилией Вирц отправили в Новосибирск. И только через два года Лев с матерью вернулись на саратовскую землю. Но уже без отца. О его дальнейшей судьбе до сих пор ничего не известно. По возвращении, уже в 1951 году, мальчика усыновил его дед по линии матери. Это повлекло за собой смену фамилии и отчества. Лев Владимирович Вирц превратился в Льва Трофимовича Бугаенко. Нелегкая судьба. Но об этих трагических для семьи событиях пенсионеру в последнее время приходится говорить в чиновничьих кабинетах, в управлении социальной защиты и даже суде. А чаще всего — покупая проездной билет на трамвай.

Раньше удостоверение о реабилитации давало определенный набор льгот. Его обладатель в качестве компенсации за страдания мог получить 50-процентную скидку ЖКУ, раз в год поездку по территории бывшего Советского Союза за счет государства, путевки на санаторно-курортный отдых, бесплатные услуги любого городского и пригородного транспорта. И это еще не полный список. Правда, сейчас от всего этого набора остался проезд в общественном транспорте. И то только в одном из его видов. "Все эти статьи выхолощены. Вместо льготы на все виды транспорта дают теперь только 150 рублей, за которые можно купить услуги лишь одного вида — трамвай-троллейбус или автобус. Но у нас же есть еще и электрички, есть и теплоходы, которые на дачу возят. Всего этого мы лишены!" — возмущается Лев Трофимович.

Видео Дмитрия Черненкова

Но даже единственную оставшуюся льготу получить оказывается проблематично. Дело в том, что свидетельство, выданное в конце девяностых, износилось. На истрепанном документе не читаются некоторые буквы, оторвался клочок бумаги с несколькими цифрами порядкового номера. Поэтому реабилитированному гражданину, пенсионеру, приходится каждый раз пересказывать историю своей жизни продавщице проездных. Та слушает в пояс согнувшегося к окошку пенсионера, недоверчиво смотрит на документ, вертит "корочку" в руках. Затем натыкается на противоречие: в разных документах разные фамилии. И Вирц совсем не похож на Бугаенко. Тут уже терпение недоверчивых слушательниц сходит на нет.

Тогда Лев Трофимович достает кипу бумаг, среди которых решение суда, подтвердившего, что он это действительно он и имеет право получить крохотный квиток, дающий возможность проехать на громыхающем трамвае.

"В течение ряда лет я обращался в соцзащиту с просьбой заменить это удостоверение. Мне всегда отказывали без объяснения причин. Просто говорили, что не меняют и все. До тех пор пока проездной выдавали, это было как-то терпимо", — рассказывает Лев Трофимович.

В комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий пояснили, что проблема эта остро встала не только для него. По словам Льва Трофимовича, там ему и посоветовали носить с собой пачки документов. Но и с ними последний раз получить проездной Бугаенко смог только в январе. "Продавщица рассматривала-рассматривала эти бумажки, признала, что я прав. И сделала мне одолжение. Большое за это ей спасибо. Но она сказала, чтобы я больше не приходил", — добавляет пенсионер.

Также в киосках рассказали, что выдача проездных талончиков строго контролируется. Им нужно заполнять бумаги, которые потом проверяются "по компьютеру". Чтобы, не дай Бог, 150 рублей не ушли не тому льготнику.

Какой же это позор — после всех страданий ссылки и потери отца унижаться за какие-то несчастные 150 рублей? "Говорят только: "отменили", "не положено", "не меняем". А кто отменил, что не положено — не говорят. Прошу показать документ, на основании которого мне отказывают, так его даже не называют. Кроме как бардаком я это назвать никак не могу. Были времена, когда за такое с работы выгоняли. А сейчас один беспредел и хамство настоящее. И зачем держат эту службу? Значит, она кому-то выгодна, может, губернатору или чиновникам", — делает для себя вывод Лев Трофимович, полагая, что теперь государство, якобы извинившееся за изменившие жизнь роковые события, таким образом экономит на исполнении своих обязанностей. По 150 рублей с каждого реабилитированного, чьи "корочки" истрепались. С каждого пенсионера, унижающегося с кипой документов у окошка уличного киоска.

Просим считать эту публикацию официальным обращением к службе социальной поддержки с просьбой разобраться в вопросе и обеспечить получение льгот гражданами, имеющими на них право. Чтобы не заставлять их ходить по судам и рассказывать о своем тяжелом детстве каждому киоскеру Саратова. 

ФОТО:
другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную