Год под санкциями
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Виктория Гиндес
Многоуважаемый штамп
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
ЭКОНОМИКА   24.04.2015 | 16:50
Год под санкциями
Просмотров: 316
Версия для печати

Прошел год с тех пор, как в отношении нашей страны были введены санкции США и Европейского союза. Новейшую историю России вряд ли кто-то рискнет назвать скучной и спокойной, но время с момента присоединения Крыма намного превзошло предшествующие годы по напряженности событий и сложных процессов. В том числе и в экономике, где изменения и проблемы явно обострились именно под влиянием санкций. Каким образом они отразились на Саратовской области и как повлияли, в частности, на промышленное производство?

— Санкции против России в основном напрямую на работе промышленных предприятий Саратовской области не отразились, — заявил "Газете Наша Версия" министр промышленности и энергетики региона Сергей Лисовский. — Это подтверждается в том числе данными, характеризующими ситуацию в промышленности. Индекс производства по области за два месяца 2015 года по сравнению с январем-февралем 2014 года составил 109,9 процента. Однако по ряду отраслей и проектов имеет место перенос сроков выполнения инвестиционных и ремонтных программ, что связано с необходимостью замены импортного оборудования на оборудование отечественного производства, например в энергетике.

Отечественные банки и компании из-за санкций потеряли возможность занимать, как прежде, относительно дешевые и длинные деньги в западных банках. По словам участников рынка, санкции изменили условия работы всей банковской индустрии в стране, так как доступ к международным рынкам капитала был ограничен даже для компаний, которые не попали под санкции.

На экономике и промышленности это все, разумеется, тоже быстро отразилось.

— Мы вынуждены были адресно решать вопросы предоставления кредитов под развитие предприятий на приемлемых условиях (ОАО "Росбытхим", ОАО "Саратовский институт стекла" и другие). Очень рассчитываем на меры государственной поддержки со стороны минпромторга Российской Федерации, в первую очередь в отношении предприятий автомобильной промышленности, которые должны улучшить ситуацию на ОАО "Балаковорезинотехника", — отмечает Сергей Лисовский.

Местами солнечно

Компании, у которых нашему изданию удалось получить комментарии, оценивают влияние санкций на свою деятельность по-разному.

— "Северсталь" постоянно ведет мониторинг ситуации относительно экономических санкций, но на сегодняшний день значительного влияния на бизнес компании мы не ощущаем, — сообщил нашей газете представитель компании в Балаково, где с прошлого года работает один из ее заводов. — Но необходимо понимать, что любые подобные ограничительные меры, принимаемые на государственном уровне, вредят бизнес-климату и мировой торговле в целом. Для черной металлургии на данный момент мы не видим никаких проблем с точки зрения взаимодействия с иностранными партнерами или изменений в ведении нашего бизнеса.

— Напрямую санкции не влияют на работу нашей фабрики в Саратове и на бизнес "БАТ Россия" в целом, — заявил "Газете Наша Версия" директор по корпоративным отношениям "БАТ Россия" Александр Лютый. — Что действительно влияет на наш бизнес, так это рост акцизов. Табачные акцизы и, как следствие, цены на сигареты растут быстрее, чем доходы потребителей. Это стимулирует приток контрабандной и контрафактной продукции на рынок и приводит к сокращению легальных продаж.

— С начала года мы уже ввели в строй в Балаково первый в России (по единичной мощности резервуаров 8 тысяч тонн) склад жидкого аммиака. Он позволил повысить сырьевую обеспеченность балаковского предприятия и создал основу для дальнейшего развития производственных мощностей, а также увеличения переработки апатитового концентрата внутри группы "ФосАгро". Девальвация рубля дает хорошую возможность переориентироваться на российского производителя, как с точки зрения покупки оборудования, так и технологий. Нашим приоритетным рынком является рынок России. На нем мы пока работаем по планам 2014 года и еще не столкнулись с резким падением спроса, — рассказал "Газете Наша Версия" директор Балаковского филиала АО "Апатит" (группа "ФосАгро") Владимир Кленичев.

— Общее удорожание кредитных ресурсов коснулось всех отраслей. В наименьшей степени — предприятий, поставляющих продукцию на экспорт. Пример ответственного отношения к взятым на себя обязательствам — это продолжающиеся работы по модернизации гидроагрегатов на Саратовской ГЭС и организации производства комплектующих для гидротурбин в Балаково, которые по договору с ОАО "РусГидро" выполняет австрийская компания Voith Hydro, — отмечает Сергей Лисовский.

— Санкции в настоящее время негативно отражаются на экономике всей страны и населении. Когда теряют платежеспособность клиенты компаний — это плохо, когда резко сокращаются бюджеты крупных госмонополий — это очень плохо. В сочетании с нереальным валютным курсом это резко давит на либеральную экономическую модель и равновесие экономики внутри страны, — отмечает директор компании "Финпром-Ресурс" Игорь Аблаев. (Компания занимается готовыми техническими решениями в области автомобилестроения, работает с Peugeot Citroën, Fujitsu, Maxwell Technologies и др. — прим. авт.). — У России огромная зависимость на рынках высокотехнологичных товаров, автомобилей, бытовой техники. Отсутствие собственного производства во многих секторах экономики Российской Федерации некомфортно, оно ведет к большой зависимости страны от внешних сил.

Где деньги?

Ограничение доступа к западным рынкам капитала отразилось не на всех.

— "Северсталь" не видит для себя значительных рисков. 82 процента всей долговой нагрузки компании — это публичный долг, облигации и евробонды, а не банковские кредиты. Поэтому даже потенциальное дальнейшее ограничение доступа к кредитным инструментам вследствие санкций существенно не отразится на нашем финансовом положении, — заявили в компании.

— Санкции сделали более дорогими кредитные ресурсы. Но мы заблаговременно проработали финансовую обвязку наших инвестиционных проектов, поэтому никакие из наших долгосрочных планов не сворачиваются, — отмечают в "ФосАгро". — Самой большой угрозой, касающейся, в частности, российских компаний в условиях существующей ситуации, является риск рефинансирования. Процентные ставки по кредитам в России сейчас очень высоки, валюта нестабильна — эти явления побуждают международные банки вести себя осторожно.

— В конце прошлого года данная проблема встала особенно остро. В наш адрес, а также в адрес федеральных органов власти были как индивидуальные, так и коллективные обращения руководителей предприятий, в том числе в рамках советов директоров, о принятии срочных мер по сохранению промышленности региона, — отмечает министр Сергей Лисовский. — К сожалению, несмотря на предпринимаемые действия, проблема радикально не решена. Пример отложенных проектов — дальнейшее развитие промышленной площадки фабрики "Король диванов", где должно было появиться еще несколько предприятий, в том числе по производству фурнитуры. Однако возлагать ответственность только на банки я бы не стал. Инвесторы просчитывают свои риски и от чего-то отказываются сами.

Отмена каких санкций могла бы наиболее благотворно повлиять на тот или иной бизнес и секторы экономики?

— Для нас это заградительные барьеры (здесь речь идет не про санкции), с которыми сталкиваются российские производители минеральных удобрений во всем мире в виде импортных пошлин на свою продукцию. Из 100 стран мира, которые покупают удобрения "ФосАгро", в 20 действуют те или иные заградительные барьеры на удобрения российского производства, — отмечают в "ФосАгро".

— Отмена санкций уже никак не повлияет на наш бизнес, будет мешать валютный курс. Более того, кризис показал уязвимые места в экономике России — это секторы, где доля национальных товаров менее 3-5 процентов от спроса. Власти нужно сделать очень глубокие выводы, если одна шестая часть суши не может на сто процентов накормить себя, — размышляет Игорь Аблаев. — Рузвельт в годы депрессии говорил о недостатке производительности труда в США как о главной угрозе для государства. Через какое-то время в Америке появилась научная организация труда по Тейлору, а Генри Форд сумел поднять в разы производительность труда в своей империи. Думаю, нужно очень внимательно проанализировать импорт и начать реальное, а не бумажное импортозамещение.

Без иллюзий

Один из самых дискуссионных вопросов состоит в том, являются ли санкции со стороны ЕС и США причиной кризиса, в который с прошлого года погрузилась экономика России, или у него иные причины. Одни считают, что роль санкций в возникновении кризиса неоспорима. Другие уверены, что процессы стагнации из-за исчерпания возможностей прежней модели экономического роста начались гораздо раньше. А санкции вместе с падением цен на нефть и курса рубля лишь обострили все существующие проблемы.

Эффект от санкций проявился не сразу (см. статью "Эффект подкрался незаметно", № 12 (262) от 4 апреля 2014 года). К тому же многие сограждане были уверены, что наши энергоносители так нужны Европе, что до новых ограничений дело не дойдет, а создать нам по-настоящему крупные проблемы США и ЕС "не по зубам". Некоторые местные эксперты были уверены, что санкции затронут в основном интересы монополистов (см. статью "Санкционированный патриотизм", № 18 (268) от 23 мая 2014 года).

По мере развития противостояния выяснилось, что ситуация не так проста. Ответные продовольственные санкции, введенные Россией прошлым летом, так сократили импорт еды и в итоге так взвинтили цены на нее, что для всех потребителей расходы увеличились как минимум вдвое. К настоящему времени серьезные проблемы испытывают почти все сегменты бизнеса, связанные с массовым спросом. Резко сократились продажи автомобилей, бытовой техники, одежды и обуви. Началась стагнация и падение в строительной индустрии. Саратовские предприятия уже который месяц сокращают персонал и переводят его на частичную занятость. Россияне начали испытывать сложности с погашением кредитов — в первом квартале отечественные банки выставили на торги 185 миллиардов рублей плохих розничных кредитов, это почти в 6 раз (!) больше, чем годом ранее.

Это нам на будущее

Вал ежедневных новостей, заявлений и комментариев, позитивные данные о развитии тех или иных секторов экономики сглаживают восприятие ситуации в целом. Но даже на высшем уровне исполнительной власти, где обычно избегают резких формулировок до последнего, негативное влияние санкций уже было признано официально. Как заявил ранее премьер-министр Дмитрий Медведев, из-за санкций сложились "не самые лучшие условия" для внешних заимствований, ситуация также "не способствует" притоку иностранных инвестиций.

По данным Высшей школы экономики (ВШЭ) и агентства Bloomberg, именно санкции вместе с падением цен на нефть стали одной из причин мощной девальвации рубля в прошлом году. Кроме того, ВШЭ связывает с действиями США и ЕС стремительное ускорение инфляции и масштабный отток капитала из страны. В результате замедления экономического роста правительству пришлось корректировать, по выражению Медведева, "и так достаточно напряженный бюджет". А компаниям, пострадавшим от санкций, пришлось помогать деньгами из Фонда национального благосостояния.

На местном уровне в течение года негативное влияние санкций на экономику области тоже было признано неоднократно. "Не буду кривить душой, некоторые санкции сказываются на работе наших предприятий. Просто их публичная огласка неуместна", — заявил в сентябре 2014 года на коллегии министерства промышленности глава ведомства Сергей Лисовский. В конце 2014 года он же сообщил прессе, что в отношении России введено 184 вида санкций, из них 33 касаются оборонно-промышленного комплекса.

— Санкции как рентген показали все перекосы в экономической системе Российской Федерации. Это, прежде всего, технологическая, товарная зависимость страны от внешних сил и рынков, — уверен Игорь Аблаев. — Долгое время нефтяные доходы позволяли инвестировать в призрачные в плане возврата инвестиций проекты, множество инфраструктурных и спортивных проектов. Однако оказалось, что в первую очередь деньги нужны в реальном секторе экономики, для производства того же продовольствия, например. Необходимы крупные, в хорошем смысле амбициозные проекты. Например, машиностроители КамАЗа взялись за проблему создания автопилотируемого грузовика. Озвучиваются бюджеты до 14 миллиардов рублей инвестиций, государство дает деньги под такие проекты. Почему Саратовская область не может генерировать аналогичные, лидерские по смыслу, проекты?

В 2011 году мы с делегацией области на встрече с Владимиром Путиным говорили о создании "фабрики полупроводников" на нашей земле. Тогда смысл был в импорте продукции за рубеж, но сейчас это остро необходимо по линии импортозамещения. У нас остались всего две отечественные компании, которые выпускают более или менее современные чипы. Вся страна стоит к ним в очередь, и это ненормально. Если вдуматься, только Роскосмос закупает чипов на сумму около двух миллиардов долларов в год. Этого хватит на строительство более чем двух таких фабрик. Нам явно не хватает прагматизма в экономике и госпрограммах, которые в трудные времена должны показывать высокую эффективность.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
5 мая 2015, 19:18
Материал интересный, но язык суконный, нечитабельный. Это пресса, парень.
ответить
12 мая 2015, 18:39
писал:
5 мая 2015, 19:18
Материал интересный, но язык суконный, нечитабельный. Это пресса, парень.
Если "материал интересный", значит и язык вполне "читабельный". Ибо был бы "нечитабельный", ты бы вообще ничего не прочел, а бросил в начале. Но прочел же. И даже сделал вывод, что "материал интересный". Это логика, парень. Включай ее иногда в голове. Это полезно.
ответить
на главную