Последний наш бумажный теплоход
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Не дождетесь
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   30.10.2015 | 13:07
Лев Гурский
Просмотров: 348
Версия для печати
Последний наш бумажный теплоход

Зайдите в Яндекс. Откройте Гугл. Загляните в любую поисковую систему. Выберите опцию "Новости". Напишите: "Аяцков". И почти наверняка вы сразу получите очередной привет от неугомонного ньюсмейкера. Недавно, например, информационная волна прибила к саратовским берегам одновременно слова "Аяцков", "теплоход" и "культурный". Хотите знать, какая новость может объединить все три названных слова? Терпение, дорогие читатели. Чуть позже вы удовлетворите свое любопытство. Однако для начала нам придется сделать небольшое и нелирическое отступление...

В Соединенных Штатах есть странная традиция: там уважают бывших президентов. Да-да, вообразите! Как бы ни накуролесил тамошний глава государства во время своего срока (максимум двух), сколько бы "черных шаров" ни набросали ему в итоге избиратели и пресса, после ухода с поста он все равно будет окружен неким флером почитания. И, кстати, при официальном обращении к нему приставка экс- употребляться не будет. Что Обама, что Клинтон, что Буш, что Форд, что Картер — одинаково "господин президент".

Российские губернаторы, уходя в отставку, наверняка были бы счастливы получить такой же бонус. Но увы (для них). У нас — свои традиции, освященные веками. В России на экс-начальство, которое не смогло пробиться наверх или вбок по горизонтали, предпочитают вешать всех собак. Ушедший виноват априори. Те, кто еще вчера преданно глядел в рот шефу, превращаются в главных обличителей отставника. Поэтому экс-главы области, которые не смогут отсидеться на иной высокой должности, должны обладать развитым инстинктом выживания, чтобы уцелеть: то есть остаться одновременно на родине, на свободе и желательно на плаву.

Дмитрию Аяцкову, экс-губернатору Саратовской области, капитально повезло. Если бы все гадости о нем, которые проклятые щелкоперы вывалили на читателей в канун его отставки (и сразу же вслед за отставкой), превратились в полновесные обвинения, подкрепленные конкретными номерами статей УК, Дмитрию Федоровичу крепко бы не поздоровилось. Однако случилось чудо. Набат возмущения затих как бы сам собой, обличения сошли на нет, претензии к вчерашнему первому лицу области удивительным образом рассосались, а все наказуемые прегрешения кое-кого из близких друзей и соратников губернатора аккуратно обошли самого губернатора стороной. Аяцков отделался легким испугом: да, его недостроенный супердворец отошел государству, однако наш герой вовсе не лишился крыши над головой. Он не расстался с дорогостоящими коллекциями, павлинами, крокодилами и своей белозубой американской улыбкой.

Куда только ни забрасывала Дмитрия Федоровича нелегкая судьба губернатора-отставника! Он возглавлял список претендентов на пост посла РФ в Минске (привередливый "батька" кандидатуру отверг). Он занимал должность ректора ПАГС (кресло оказалось маловато для аяцковских амбиций, но во всю ширь развернуться не дали, вскоре попросив на выход). Он подвизался в роли советника нынешнего губернатора по сельхозпремудростям (припомнят ли местные аграрии хоть один его действенный совет?). В последние пару лет усилия Аяцкова перенацелили свыше: из небезопасной области зерновых и прочих культур экс-губернатор переместился в менее затратную и необременительную область культуры духовной.

Что ж, тут-то политический тяжеловес Д. Ф. не новичок — вдоволь и со вкусом потоптался по посудной лавке. Именно в годы его мудрого правления наша область лишилась двух главных культурных достопримечательностей — журнала "Волга" (это издание, лауреат премии "Малый Букер", несколько лет вообще не выходило) и театра АТХ (не получив поддержки в родной области, легендарный театр исчез). Но были и приобретения: Аяцков, будучи губернатором, дал "зеленый свет" бюджетной премии имени М. Алексеева — вполне одиозного писателя и гонителя Александра Твардовского. Столь ценный опыт литературного кураторства Дмитрию Федоровичу вскоре пригодился — его пригласили возглавить Поволжскую книжную палату.

Сидя в палатке, Дмитрий Федорович некоторое время раздумывал, что бы еще учудить — то ли поставить в родных местах памятник "собирательному образу Сталина", то ли заняться пиаром образа Проханова. И вот, наконец, экс-губернатора осенило. Выступая на пленарном заседании научно-практической конференции "Культурное наследие Саратова и Саратовской области", Аяцков недавно озвучил заветную идею "Культурного теплохода". Едва название проекта было произнесено, у всех мало-мальски знакомых с историей возникли неприятные ассоциации с "философским пароходом", на котором в начале 20-х годов прошлого века из Советской России насильственно отправили за рубеж более сотни гуманитариев.

Зная кипучую натуру Дмитрия Федоровича и его трогательное отношение к опыту большевиков, легко было заранее вообразить суть его идеи — речь вполне бы могла идти о высылке за пределы губернии каких-нибудь местных деятелей, неугодных здешней власти. А что? За последние полтора десятилетия многие земляки — ученые, актеры, журналисты, литераторы — уехали из Саратова добровольно, без уговоров, без угроз и нашли себе применение в Москве или в дальнем зарубежье. Однако не ждать же, пока всеми прочими земляками овладеют такое же беспокойство и охота к перемене мест? Не лучше ли подтолкнуть сомневающихся: дескать, вот тебе, мил-человек, билет, суточные, место в каюте корабля, и давай-ка проваливай отсель, не мешай облминкульту строить светлое будущее на родине Чернышевского и Федина (оба писателя, кстати, перебрались в столицы без понуканий, сами дозрели).

К счастью, наши подозрения не оправдались. Мысль экс-губернатора развернулась в иной плоскости: судя по выступлению Дмитрия Федоровича, размечтался он не о высылке земляков прочь, но о некоем пропагандистском туре за пределами области. "Я не хочу ставить точку в проведении Года литературы, — объявил Аяцков. — Мы пришли к пониманию, что останавливаться нельзя. Мы планируем в 2016 году провести масштабную акцию "Культурный теплоход" по Волге до Астрахани. Эта акция объединит и литературу, и искусство, и кино, и музыку. Теплоход пройдет по Волге и будет останавливаться в каждом городе областного значения".

Нетрудно догадаться, какое именно литературное произведение вдохновило Аяцкова на столь свежую идею, — разумеется, роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова "Двенадцать стульев" (вкупе с популярной экранизацией Леонида Гайдая). Вы помните эпизод с волжским агитпароходом? Для тех, кто не вспомнил, цитируем первоисточник: "Пароход "Скрябин", заарендованный Наркомфином, должен был совершать рейс от Нижнего до Царицына, останавливаясь у каждой пристани и производя тираж выигрышного займа. Для этого из Москвы выехало целое учреждение: тиражная комиссия, канцелярия, духовой оркестр, кинооператор, корреспонденты центральных газет и театр Колумба. Театру предстояло в пути показывать пьесы, в которых популяризовалась идея госзаймов..."

Замените пару географических названий — и вы получите почти точное соответствие аяцковскому проекту. И сразу же возникают неудобные вопросы: кто оплатит вояж? кто именно выступит в роли агитаторов и за что пассажиры культурного корабля, причалив к берегу, будут агитировать местное население? И в каком качестве поплывет на теплоходе сам Д. Ф. Аяцков?

Самый деликатный вопрос — первый. В "Двенадцати стульях" агитрейс "Скрябина" был оплачен главным финансовым ведомством страны. У нас сегодня это невозможно: минфин вряд ли выделит сидящей в долгах Саратовской области еще хотя бы копейку. Второй из вопросов не менее труден. То есть, конечно, можно загнать на теплоход всегдашних участников выездных концертов сельской художественной самодеятельности — гармонистов (с перезвоном), ложкарей, бубнистов, хороводчиков, певцов про озера синие и поэтов-графоманов со своим репертуаром. Но вряд ли эдакий культдесант вызовет особый интерес у соседей-волжан и соберет хотя бы минимальную аудиторию: любителей и графоманов там наверняка полно своих, привозные никому на фиг не нужны...

Ну а самым легким будет ответ на третий вопрос. Дмитрию нашему Федоровичу наверняка предложат рисовать в пути агитационные плакаты, и он, не обладающий ни малейшими художественными талантами, конечно, согласится выступить в качестве художника.

Он даже ухитрится протащить на теплоход Проханова с Лимоновым, выдавая их за мальчиков-ассистентов. Все закончится очередным культур-мультур-позорищем. Но к нему-то в нашей области давно уже не привыкать.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную