Судебная ошибка

Судебная ошибка
Ольга Шушпанова
Ну а то, что Марина Александровна и ее защитники были вынуждены обращаться к журналистам за помощью в освещении противоправных действий полицейских, судья и вовсе поставила в вину самой реабилитированной. А то, что без этой вынужденной огласки невиновного человека могли попросту запытать до смерти, видимо, мало кого волнует

У судей, как и у врачей, в руках находятся людские жизни. Невнимательность человека в мантии порой может причинить даже больше вреда, чем оплошность медицинского работника. Поэтому для работы служителей Фемиды созданы всевозможные условия. Тем не менее ошибки в их деятельности происходят, и такие случаи, без сомнения, стоит предавать гласности.

На этой неделе судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда должна была рассмотреть апелляционную жалобу Марины Шуляк. Напомним, женщину с больным сердцем более двух лет незаконно преследовали представители ГУ МВД России по Саратовской области, после чего она потребовала от государства возмещения вреда.

Государство согласилось, что саратовские следователи плохо поступили, когда чуть не угробили жертву своих посягательств, пытаясь упрятать невиновного человека в тюрьму. Только вот с размером компенсации вышел казус. Судья Октябрьского районного суда города Саратова Ольга Шушпанова, которая рассматривала заявление Марины Шуляк, решила, что долгие годы издевательств можно искупить скромной суммой — 120 тысяч рублей. Тогда как Марина Александровна заявляла претензии на 5 миллионов. В итоге, как мы подсчитали, за один день пыток незаконным преследованием реабилитированной было положено по 130 рублей.

Такое решение выглядело как минимум странным. Адвокат Елена Сергун, представитель Марины Шуляк, сразу же заявила о том, что планирует обжаловать его в апелляционную инстанцию. Но вот незадача: для обжалования решения необходимо иметь само решение. А изготавливать документ судья Шушпанова как-то не очень торопилась.

Спустя неделю после того, как вердикт районного суда был оглашен — 17 августа 2015 года, Елена Леандровна обратилась с заявлением о выдаче копии решения. Однако время шло, срок, отведенный для обжалования, истек, но мотивированное решение судьей так и не было изготовлено.

Адвокат даже была вынуждена написать жалобу на имя председателя Октябрьского районного суда Татьяны Корольковой. "Несмотря на многочисленные обещания судьи Шушпановой О.В. изготовить мотивированное решение, данное решение отсутствует, — писала Елена Сергун 14 сентября. — Обращаю Ваше внимание, что процессуальные сроки на обжалование по вине судьи Шушпановой О.В. всеми участниками процесса пропущены".

В итоге долгожданное решение все-таки было изготовлено и выдано на руки заявителю 14 сентября 2015 года, то есть с опозданием практически на месяц. Спустя три дня, 17 сентября, представитель Марины Шуляк подала апелляционную жалобу, в тексте которой просила также восстановить срок для обжалования, пропущенный по вине судьи. И вот 3 ноября 2015 года коллегия областного суда собралась, изучила документы и… установила, что Ольга Шушпанова забыла рассмотреть вопрос о восстановлении срока!

Иными словами, почти два месяца были потрачены впустую. Из-за странной ошибки судьи коллегия была вынуждена вернуть материалы в первую инстанцию. Теперь процесс затянется, вероятно, еще на пару месяцев, и рассмотрение апелляционной жалобы может состояться лишь в следующем году.

Наблюдатели отмечают, что такие случаи происходят очень редко. Опрошенные нами эксперты вообще затруднились вспомнить хотя бы одну подобную ситуацию, когда судья сначала несвоевременно изготовил бы решение, а после забыл рассмотреть вопрос о восстановлении срока обжалования, пропущенного по его же вине. В связи с этим возникает вопрос: а не является ли это фирменным стилем работы судьи Шушпановой? Или же такое отношение у нее возникло только к этому конкретному резонансному делу?

Ведь судьей на фоне грамотной мотивировочной части решения и ссылок на нормы, в том числе международного права, была установлена для Марины Шуляк несоразмерно маленькая компенсация морального вреда. Настолько маленькая, что даже казначейство, представляющее интересы Министерства финансов Российской Федерации, эту сумму не обжаловало. Даже человеку, который никогда на собственной шкуре не испытывал повышенного внимания со стороны правоохранительных органов и не подвергался длительному незаконному преследованию, это кажется очевидным. Так, может быть, мы наблюдали попытку помешать обжалованию потенциально несправедливого решения?

Есть и другое возможное объяснение произошедшему: не исключено, что Ольга Шушпанова невнимательно изучила полученные материалы и попросту не увидела просьбу о восстановлении пропущенного срока для подачи апелляционной жалобы. Если это действительно так, то становится понятным, почему ранее судья вынесла сомнительное решение с мизерной компенсацией морального вреда. Неужели и тогда она невнимательно подошла к изучению доводов представителя Марины Шуляк?

К слову, эти доводы, изложенные в апелляционной жалобе адвоката Елены Сергун, довольно убедительные: Елена Леандровна сообщает, например, что Ольга Шушпанова очень странно подобрала для незаконного уголовного преследования "смягчающие обстоятельства", благодаря которым была установлена низкая сумма компенсации. Так, в своем решении судья указала, что в деле имеется более 30 удовлетворенных следователем ходатайств о выезде Шуляк за пределы города Саратова. Но здесь не сказано о том, что такие ходатайства рассматривались под постоянной угрозой со стороны сотрудников регионального ГУ МВД об изменении ей меры пресечения.

"Разрешения на выезд оформлялись для реализации возможности тяжело больной Шуляк М.А. посещать в выходные дни свою дачу, которая находится на территории г. Энгельса. За два с половиной года Шуляк М.А., незаконно находившаяся сначала под стражей, потом под домашним арестом и в течение двух оставшихся лет под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, не могла полноценно лечиться, посещать клиники в Москве и Санкт-Петербурге, выезжать в санатории", — подчеркивает Елена Сергун.

Кроме того, в своем решении судья Шушпанова по какой-то причине забыла указать ряд заболеваний, обострившихся у Марины Шуляк из-за незаконного уголовного преследования. Причем факт влияния действий сотрудников полиции на здоровье Марины Александровны ранее уже был установлен вступившим в законную силу постановлением суда о реабилитации, приобщенным к исковому заявлению!

Кроме того, Ольга Шушпанова не уделила внимания вступившим в силу решениям Октябрьского районного суда, согласно которым следователи ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области Александр Фомин и Виталий Горюнов допускали незаконные действия в отношении Шуляк. Ну а то, что Марина Александровна и ее защитники были вынуждены обращаться к журналистам за помощью в освещении противоправных действий полицейских, судья и вовсе поставила в вину самой реабилитированной. Мол, широкая огласка дела была организована не следствием, поэтому что с него спрашивать? А то, что без этой вынужденной огласки невиновного человека могли попросту запытать до смерти, видимо, мало кого волнует. Без внимания было оставлено и то, что первыми о раскрытии "тяжкого преступления" бодро отрапортовали сайты прокуратуры области и регионального ГУ МВД.

"Назначенная компенсация предполагает, что государство оценивает каждый месяц перенесенных Шуляк М.А. физических и нравственных страданий в размере 4444 рубля 44 копейки. На этом фоне откровенным издевательством выглядит сложившаяся судебная практика по назначению миллионных сумм компенсаций чиновникам, оскорбившимся на слова "коррупционер", "шут" или "политическая проститутка", не говоря уже о том, что следователи Фомин А.В. и Горюнов В.Ю. не только не понесли заслуженного наказания, но и получили повышение по должности и званию", — говорится в завершение апелляционной жалобы.

Остается только надеяться на то, что этот документ все-таки будет рассмотрен коллегией областного суда. И на то, что апелляционная инстанция даст оценку не только странной ошибке судьи Шушпановой, приведшей к затягиванию процесса, но и тому, как эта судья обосновала мизерную компенсацию реабилитированной за годы издевательств со стороны следствия.

Мы продолжим следить за развитием событий.