Кликабельность патриотизма
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
КУЛЬТУРА   07.11.2015 | 10:14
Кликабельность патриотизма
Просмотров: 397
Версия для печати

Модель "развития патриотизма", воплощаемая в последние годы в нашей стране, предполагает, что общее направление любви к Родине и детали этого процесса определяют власть и официально признанная ей же "общественность". Но эта конструкция,0 кажется, не совсем учитывает такой элемент действительности, как интернет и связанные с ним возможности. Массовое сознание не всегда подчиняется инициативам сверху, а иногда и противостоит им, особенно когда есть возможность удрать от обязаловки в виртуальную среду. Дальнейшее углубление людей в сеть, скорее всего, приведет к тому, что контролировать "историческую память" сверху будет еще сложнее.

В Саратове недавно состоялась IV Международная научнo-практическая конференция "Культурное наследие г. Саратова и Саратовской области". Тема как раз из серии "помним, гордимся". Мероприятие проходило в здании института искусств СГУ, расположенном на улице Заулошнова. Оно было построено чуть более сотни лет назад, и до революции в нем располагалась торговая школа. С улицы сооружение производит не самое плохое впечатление. Но по степени облезлости интерьера этот памятник истории, увы, даст фору многим другим. И, пожалуй, выбор места для конференции был неплох — интерьер института вполне может служить символом того, в каком состоянии в Саратове и области находится культурное наследие.

Общий смысл выступлений сводился к тому, что Саратову невероятно повезло быть тем, чем он является, а его культурному наследию может позавидовать любой другой регион. Экс-губернатор Дмитрий Аяцков, к примеру, посетовал, что в зале не много участников. По его мнению, молодежь, мол, "должна стоять в проходах" на подобных мероприятиях.

Действительно, хороший вопрос: является ли массовость на таких конференциях залогом того, что широкие слои населения будут знать больше о родном крае? Должны ли люди "стоять в проходах" и гарантирует ли это что-либо? С Аяцковым можно согласиться, если только не представлять себе масштабов перемен, которые происходят на наших глазах в жизни людей (особенно молодежи) из-за революции в телекоммуникациях.

Начнем с того, что краеведение все более активно развивается в соцсетях и зачастую там можно почерпнуть более глубокие и безупречные с точки зрения источников данные, чем на конференциях вроде той, о которой шла речь выше. Уровень проникновения краеведческой информации в соцсети пока сложно назвать однородным. К примеру, пользователи "Живого журнала" (ЖЖ, как его принято называть) традиционно любят читать длинные тексты, поощряют развернутые фоторепортажи и азартно соревнуются в добывании и выкладывании на всеобщее обозрение архивных документов. По этой причине история Саратова и его отдельных фрагментов (от улиц до конкретных элементов фасадов зданий) уже сейчас в постах разных ЖЖ-блогеров представлена настолько многообразно, что чтение заинтересованному горожанину или гостю города обеспечено на месяцы (а то и годы) вперед. В обсуждениях уточняются детали и факты, конкретизируются персоны, судьбы, годы и эпохи. Все это происходит на добровольной основе, без всяких бюджетных грантов и указаний "свыше". В этом смысле ЖЖ имеет огромное значение для того, что называется коллективной памятью.

Аудитория соцсетей "ВКонтакте", "Одноклассники", Instagram больше любит всевозможные картинки. Но и там, если приглядеться к местным группам и сообществам, начинаются изменения, масштаб которых пока неясен, но интригует. Дело в том, что огромный спрос на фотографии Саратова, похоже, привел к тому, что традиционные изображения города исчерпали (или почти исчерпали) свой "лимит лайкабельности". Старый саратовский мост был сфотографирован и выложен в сообществах и на публичных страницах тысячи раз (утром, днем, вечером, ночью, на рассвете и закате, в тумане, через пелену дождя и снега, с воды, с Соколовой горы, с высоты птичьего полета и т.п.). Мост уже попросту надоел. То же самое можно сказать и про другие наиболее известные достопримечательности города — памятник "Журавли", консерваторию, ворота в Липки рядом с монументом Чернышевскому и иные общеизвестных места и сооружения.

Пользователи соцсетей избалованы обилием контента, а потому капризны. Их невозможно каждый день кормить одними и теми же или похожими фото, даже разных авторов. А скука — самая большая угроза для руководителей сетевых сообществ, поскольку она чревата потерей участников и трафика. Поэтому в последнее время в массовых саратовских группах начали появляться здания, виды, сюжеты и истории, у которых раньше вроде бы не было особых шансов на публикацию. И это хороший знак, поскольку при движении в этом направлении популярные группы рано или поздно будут вынуждены все глубже вгрызаться в краеведение. А значит, будет больше уникальных фото и интересных текстов.

Но на этом пути есть множество преград. Во-первых, не всем жителям региона история утраченного Саратова и подробности судеб давно умерших людей, которые в нем жили, интересны. Во-вторых, раскопать хорошую историю и пересказать ее увлекательно, на языке сегодняшнего дня — задача не из легких. И рано или поздно проблема поиска, отбора и производства подобных историй и сюжетов упрется в человеческий фактор, то есть в профессионалов, которые умеют писать легко и интересно. Их в городе по-прежнему немного.

Эффект рычага, который предоставляют так называемые социальные медиа (соцсети и их производные), позволяет продвинуть реальный интерес населения к истории и культуре Саратова, пожалуй, дальше и глубже, чем какие-то заседания, консультативные советы и конференции "для своих". И задача профессиональных исследователей и популяризаторов — использовать этот эффект, а не полагаться на технологии вчерашнего дня.

Разумеется, в этой новой модели "сетевого патриотизма" есть риски для власти или тех, кто желает управлять процессом его развития. Главный из них состоит в том, что соцсети непросто контролировать, поскольку единого центра принятия решений там зачастую не существует.

Как и в случае со СМИ, можно купить доступ к каналу (то есть к аудитории), но не подлинный интерес. Группы и сообщества активно используют так называемый пользовательский контент — то, что люди создают и выкладывают в интернет сами, из интереса и желания получить поддержку и одобрение. Результат от распространения такого контента не всегда предсказуем. Завтра горожанам может снова понравиться саратовский мост в тумане, а затем аудитория вдруг неожиданно увлечется, скажем, изучением вопроса о том, где в дореволюционном Саратове были публичные дома и каков в них был прейскурант на услуги. Особенно если подобную историю кто-то ярко (и с иллюстрациями) представит. Попытка морализаторствовать закончится безуспешно — аудитория утечет в другие группы и сообщества.

Наша эпоха уже сейчас характеризуется специалистами как время крайне высокой медиаинфляции. Число каналов коммуникации и отдельных личностей, которые хотят что-то сообщить и прокричать массам через СМИ и социальные медиа, чрезвычайно велико. А времени у потребителя сравнительно мало. Любая история должна быть рассказана просто, но захватывающе, лучше в картинках. Создавать такой контент (к тому же без фактических ошибок) гораздо сложнее, чем компилировать из разных источников скучные доклады, да еще и надеяться при этом, что кто-то непременно с ними ознакомится по доброй воле, потому что "все должны любить свою родину".

Впрочем, есть и другой путь. Если следовать ему, то тогда важны не условные "люди, стоящие в проходах" на конференциях, а те, кто способен оказать критически важное воздействие на распространение информации и знаний: журналисты, лидеры мнений, администраторы и модераторы новой медийной инфраструктуры, разносчики информации и ключевые деятели электронной реальности. Те, чьи посты и статьи всегда читают и ждут. И если им что-то покажется интересным, то будьте уверены: массовой аудитории рано или поздно об этом непременно расскажут.

В России в последние годы довольно активно решается такая задача, как "устранение цифрового неравенства". Ее суть в том, что жители малых населенных пунктов и городов должны обладать тем же доступом к телекоммуникациям, что и в крупных центрах. В Саратовской области, к примеру, оптоволокно начали тянуть уже в те места, где живет менее 500 человек. Иными словами, революция в сфере связи продолжается и пока не понятно, к каким последствиям она может привести. Можно не сомневаться, что аккаунтов в соцсетях станет еще больше, равно как и посетителей кулинарных, автомобильных и прочих прикладных сайтов. Но нельзя забывать и о том, что даже в "Одноклассниках" активно занимаются обменом документами, сведениями и фотографиями об истории своих семей, родов, сел и городов. Сеть — инструмент, а не цель, и население может осознать это в полной мере куда быстрее, чем надеется власть.

Поддержка краеведения все более активно приходит оттуда, откуда не ждали. Но если говорить о культурном наследии, с которого начали, то безудержный оптимизм здесь сдерживает как минимум еще один важный фактор: пользователи соцсетей (равно как и все остальные) видят памятники истории и архитектуры не только на мониторах, но и в реальной жизни. И потому понимают, в каком состоянии они находятся на самом деле. (То же самое, кстати, справедливо в отношении больниц, дорог, инфраструктуры, ЖКХ и всего прочего.) А это значит, что впаривать людям любовь к родной земле любыми усилиями можно лишь до определенного предела.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
7 ноября 2015, 14:04
Какой смысл дискутировать с аяцковыми?л
ответить
7 ноября 2015, 17:27
писал:
7 ноября 2015, 14:04
Какой смысл дискутировать с аяцковыми?л
Если "дискуссия с Аяцковым" (которой в тексте по сути нет, он всего лишь пример мышления прошлого века) - это всё, что вы в этом тексте увидели, то... То обсуждать с вами нечего, короче.
ответить
8 ноября 2015, 11:14
Интересна история одного здания в октябрьскиом ущелье. Одноэтажное здание классического стиля имеет несколько этажей под землей, на нижнем бани. Оно было выстроено Аяцковым для себя, потом его забрало государство под детский дом. В настоящее время как оно используется, неизвестно. Может кто расскажет бо этой достопримечательности? Меня интересует история родного края.
ответить
на главную