Тимур Шаов: "Я не вычеркиваю из фейсбука тех, кто думает по-другому"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Вилами по воде
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
СВОБОДА СЛОВА   10.12.2015 | 15:03
Тимур Шаов: "Я не вычеркиваю из фейсбука тех, кто думает по-другому"
Просмотров: 208
Версия для печати
На фото: Тимур Шаов

Тимур Шаов, исполнитель авторской песни, в Саратове не впервые. В прошлый раз, почти два года назад, он привозил к нам альбом "Перспективы". В новом альбоме Шаова "Один день дяди Жоры" присутствуют самые разные персонажи: от простого работяги дяди Жоры (который "всю жизнь на заводе, крепит мощь родной страны") до человека на верхушке "властной вертикали" ("Непонятый Пьеро", ироническая вариация на темы Александра Вертинского).

— Тимур Султанович, с дядей Жорой все понятно, это такой собирательный персонаж. А вот Пьеро — образ вполне конкретный. Не страшно ли сегодня петь песни с политическим подтекстом?

— Каких-то репрессий я не боюсь. То есть страшновато мне, конечно, бывает, но, как говорится, делай, что должно, и будь что будет. Однако по-настоящему боюсь я другого. Непонимания аудитории. Холодного зала. Помню, что когда я начинал гастроли, то думал: может, не стоит петь в глубинке "Непонятого Пьеро"? В Москве, Питере — дело другое, а в провинции как? Пару раз уже случалось: целишь песней "в яблочко", а попадаешь "в молоко". С одной стороны, ко мне на концерты случайные люди не приходят, только те, которые любят, которые уже что-то слышали. С другой стороны — на сломе времен меняется и мировоззрение людей тоже...

— За два прошедших года многое действительно здорово поменялось у нас. Как живется исполнителю авторской песни в 2015 году? Лучше стало или хуже, чем два года назад? Проще или сложнее?

— Конечно, и хуже, и сложнее. Притом что у меня очень хорошая публика, я бы сказал, качественная: интеллигенция, люди образованные, думающие, неравнодушные, обязательно с чувством юмора. Кроме того, я все-таки не бард в традиционном понимании этого слова. Многие из тех, кто приходит на мои концерты, не принадлежат к числу любителей бардовской песни. И тем не менее. Уходит время, постепенно уходят носители той культуры, что была прежде. Сужается и стареет аудитория. С концертами тяжелее, из информационного поля авторская песня вообще исчезла. Радио? Спасибо, что нас приютило "Радио Шансон", но мы там как пасынки. А в телевизор меня, например, уже не зовут. Когда-то звали, и на первый канал, и на второй, правда, в какие-то очень утренние или очень ночные передачи, но теперь — все, как отрезало.

— Раньше у вас помимо обычных песен были такие большие произведения с особой драматургией, например "О чем молчит Герасим", новая версия "Муму". Почему в новом альбоме этого нет?

— Знаете, я не люблю повторяться. Если я найду какой-то новый ход и это будет не похоже на то, что было раньше, то может быть... Между прочим, на концерте в Саратове в одной из записок было упомянуто про Одиссея, и я вдруг подумал: "О! А не перепеть ли мне "Илиаду", например? Про осаду Трои, про Одиссея?"

— Очень интересная идея. Напомню нашим читателем, что одна из первых песен Тимура Шаова, "На сияющем Олимпе", тоже имела некоторое отношение к мифам Древней Греции. По-моему, вы ее уже давно не исполняете... Кстати, есть ли у вас песни, которые уже устарели, ушли из репертуара и вы их сегодня уже не поете?

— Да, есть, правда, немного. Тут другое интересно: некоторые из моих песен, которые, казалось бы, давно ушли и которые, как я думал, сегодня невозможно исполнять, наполняются другим, вторым смыслом... Что уж говорить обо мне, если Галич стал актуальным!

— Саратов примерно в середине вашего гастрольного тура. И как вам теперешняя провинция?

— В Тольятти был замечательный концерт, очень теплый. В Пензе была поначалу холодноватая публика, пришлось разогревать, к концу все разогрелись. В Саратове я выступал в консерватории — зал тяжелый, и акустически в том числе, хотя дело не только в акустике. Органные трубы позади меня создают определенную атмосферу, мне-то больше нравятся залы поменьше, компактные...

Но публика в Саратове прекрасная, моя. Каюсь, я сперва ее недооценил. У вас поначалу того же "Пьеро" так тихо слушали, что я подумал: черт, неужели опять "в молоко"? Но когда после исполнения так громко заорали, стало ясно: все всё поняли.

— Если верить соцопросам, как минимум 86 процентов российских граждан сегодня поддерживают власть. Вы, как я понимаю, к ней относитесь без особого пиетета. И как вам быть в меньшинстве?

— Те 14 процентов, которые нам оставили, это немало, хотя я подозреваю, их даже побольше. Ну допустим. Мне кажется, не стоит недооценивать и оставшиеся 86 процентов. С ними кто работает? Телевизор. Не надо их сбрасывать со счета, надо им тоже петь песни, беседовать с ними, слушать их. Многие сегодня говорят: "Ах, такой-то сказал что-то не то? Я его вычеркиваю". А я вот не вычеркиваю из фейсбука людей, которые думают не так, как я. Я пытаюсь с ними разговаривать. Ведь самое ужасное, что с нами происходит, это раскол общества. Раньше не было такого — "мы" и "они". Мы были одним народом, который все тяжелое тащил на себе. А сейчас раскол пошел. Видимо, так же случилось после революции 1917 года. Например, мы с братом придерживаемся ровно противоположных точек зрения. И что с того? Прикажете драться с родным братом? Нет уж. Я так с ним люблю сидеть и говорить на все эти темы. За рюмочкой...

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную