Кооперативные децибелы
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
РЕПОРТАЖ   23.01.2016 | 10:37
Кооперативные децибелы
Просмотров: 472
Версия для печати

Один из пяти "законов глупости", сформулированных итальянским историком-экономистом Карло Чиполла, гласит: "Глупец — это человек, чьи действия ведут к потерям для другого человека или группы людей и при этом не приносят пользы самому действующему субъекту или даже оборачиваются вредом для него". Как показывает опыт, законы итальянского ученого особенно хорошо действуют в сфере российского ЖКХ.

Недавно мне довелось побывать на собрании собственников саратовского ЖСК "Обувщик". Председатель правления Наталья Крыгина пыталась зачитывать в микрофон повестку дня. В это время несколько человек плотно обступили ее со всех сторон и без перерыва кричали.

— Да что вы ее слушаете!

— Да она нарушает закон!

— Зачем вы нам все это читаете? Дайте слово сказать!

— Она всех заглушает своим микрофоном! А все для того, чтобы никто не сказал о нарушениях!

В принципе для бесперебойного производства звуков ртом этим персонажам не нужно было какого-либо особого повода — в этом смысле они были полностью самодостаточны и автономны. Крик явно был их естественной стихией, в которой они чувствовали себя как рыба в воде. Главное, чтобы был повод и слушатели.

Основная масса жителей девятиэтажки слушала эти вопли со стоическим терпением. Лишь изредка кто-то не выдерживал, выдвигался из толпы и одергивал крикунов:

— Дайте сказать председателю! Нет сил уже вас слушать!

После чего "инициативная группа" взрывалась звуками еще сильнее.

Наталья Крыгина вела собрание, читала повестку дня, не обращая внимания ни на кого. Лишь изредка, когда децибелы нарывающихся граждан зашкаливали, она вежливо просила:

— Дайте вести собрание! У вас будет возможность выступить после меня!

Но какое там! Гражданам нужно было выступить здесь и сейчас — они явно понимали в оперативном управлении домом больше всех.

На повестке дня стояло немало важных вопросов: выборы совета дома, утверждение тарифов на содержание жилья, распоряжение средствами на капремонт. Забегая вперед, скажу, что подавляющее количество собственников жилья проголосовало за предложения председателя.

После встречи с жителями пообщаться с Натальей не получилось. Честно говоря, у вашего покорного слуги случился гипертонический криз, да и председатель чувствовала себя неважно. Впрочем, говорят, что это было далеко не самое крутое собрание. На одном из таких совещаний у предводительницы "оппозиционеров" вырвали микрофон из рук, не в силах слушать ее словоизвержение. А ее соратника однажды даже отнесли на руках подальше, чтобы не мешал. Раньше, когда председатель еще не использовала микрофон, собрания срывали не раз, донести до людей что-либо было невозможно, ведь на ниве сотрясения воздуха "силы сопротивления" были непобедимы.

Наталья Крыгина проживает в доме № 52/70 по улице Белоглинской с детства. Дом изначально был кооперативным, его строили работники обувной фабрики. Предыдущий председатель ушла со своего поста добровольно. Видимо,  потому что чувствовала приближение неотвратимой катастрофы.

— Бойлер нашего дома был изношен, — объясняет Крыгина, — поэтому были большие потери тепловой энергии. А председатель все как-то стеснялась предъявлять жителям платежки с реальными цифрами. И эта задолженность постепенно накапливалась.

Большие проблемы были и с тарифами на содержание жилья — они были явно заниженные. В итоге дом Крыгиной пришлось брать под свое управление с долгами в 2,5 миллиона рублей.

— Я особенно и не рвалась в председатели, — пожимает плечами Наталья, — просто по профессии я экономист, вот меня и выдвинули. Надеялась, что буду работать по нескольку часов в день, чаще видеть недавно родившуюся внучку. Наивная… Сейчас целыми днями приходится разгребать все эти проблемы.

Бухгалтерские документы, доставшиеся от предыдущего руководства домом, были весьма фрагментарными. Иначе сказать, их просто не было. Несмотря ни на что, Наталья смело взялась за работу. Первым делом решила установить новый бойлер.

— Мы все решили на общем собрании, утвердили смету, нашли подрядчика, — вспоминает председатель. — Таких бойлеров в Саратове очень мало, он полностью автоматический. Когда стали устанавливать, предупредили жильцов объявлением о том, что два часа не будет воды. И тут по вызову приехала полиция. С автоматами. Они сказали, что им поступило сообщение чуть ли не о теракте, о том, что жилой дом обезвожен злоумышленниками. Такие "веселые" действия предпринимали наши противники.

Народ будоражила одна женщина, проживающая в этом доме. Не давала проводить собрания, постоянно "паслась" в правлении. Постепенно у нее появилась группа поддержки. Правда, подобрались эти люди соответствующим образом.

— Пожарные вынесли ЖСК постановление снести незаконные конструкции, закрывающие вход к мусоропроводам. Там у некоторых людей были сараи. Это не моя прихоть — кооператив могли оштрафовать на несколько сот тысяч рублей. С особо упорными пришлось судиться. Потом мы спилили стол для домино во дворе — он всегда служил стационарной точкой для бытового алкоголизма и заодно летним публичным домом. После этого полку наших недоброжелателей прибыло. Впрочем, на нашей стороне все равно большая часть жителей дома.

Наталья показывает пачку бумаг листов на пятьсот:

— Вот это те документы, которые нам пришлось делать совсем недавно. В месяц картридж для принтера уходит, чтобы отвечать на все жалобы нашей противницы. Знаете, есть такой тип людей — кверулянты? Моя недоброжелательница рассыпает жалобы веером во все инстанции, постоянно вынуждает нас судиться, не внемлет никаким вразумлениям и голосу разума. Она не понимает, как тяжело вытаскивать дом из долговой ямы и приводить его в порядок. Мы постоянно готовим документы то в прокуратуру, то в жилинспекцию, то в суд. И самое смешное, что там люди тоже все понимают, но вынуждены реагировать на ее жалобы.

Наталья показывает нам подметные письма, которые то и дело подкидывают в почтовые ящики. Подписаны они весьма оригинально: "Собственники ЖСК "Обувщик" в количестве 119 человек".

— Не знаю, откуда взялись эти 119 человек, — улыбается Наталья, — но знаю, что наших противников меньше десятка.

Стиль посланий очень напоминает анонимки 30-х годов, по которым арестовывались тысячи людей: "Временная, авантюрная, агрессивная, властолюбивая и беспредельно любящая "бабло" (деньги) председатель правления ЖСК "Обувщик" Крыгина Н.И. захлестнула себя алчностью и бесподобным стремлением к тому, чтобы с вас, собственников помещений, сдирать как можно больше денежных средств без всяких на то оснований". Так и ждешь в конце письма знакомый призыв: "Расстрелять как бешеных собак!" Но письма, как правило, кончаются чуть мягче: "Не помогайте Крыгиной и ее подельникам подделывать документы — не расписывайтесь нигде и ни в чем!" Или: "Гоните Крыгину грязной метлой от руководства ЖСК "Обувщик"! Мы достойны лучшего руководства!"

К сожалению, описанное выше довольно типично для многих ТСЖ и ЖСК нашего города, которые не хотят вливаться в глобальную управляющую компанию. И если собственники жилья избегают управления откровенными жуликами, то непременно нарываются на кверулянта, которого не устроит ни один председатель на свете, будь это хоть сам Ли Якокка. Как с этим бороться? К сожалению, в правовом поле — никак. Разве только в медицинском...

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную