Последний наш бумажный пароход
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   16.07.2016 | 13:03
Последний наш бумажный пароход
Просмотров: 923
Версия для печати

Пока чиновники Саратовской губернии обещают поднять со дна Волги "Саратовский ледокол", в сорока километрах от областного центра доживает свой век единственный сохранившийся на территории региона колесный пароход (!) "Сергей Алымов". Три десятка лет он служил в качестве гостиницы на одной из местных баз отдыха, в последние годы по старости был выведен из эксплуатации, и теперь дальнейшая судьба его неясна. Судно пока выглядит неплохо. Но если в ближайшие годы не предпринять усилий по сохранению корабля, то он, подобно большинству собратьев, будет безвозвратно утрачен.

Двухпалубный белый пароход "Сергей Алымов" появился на Волге возле села Елшанка Воскресенского района Саратовской области весной 1980 года. Это был его последний рейс. По большой воде судно завели на территорию, которая после окончания паводка становится берегом, и поставили на вечную стоянку.

Корабль, превращенный в гостиницу, стал основой для выстроенной вокруг базы отдыха, которая сейчас именуется по названию парохода — "Алымов". Она принадлежит предприятию "Газпром трансгаз Саратов" и теперь не действует, но по-прежнему охраняется. Это мешает осматривать и фотографировать корабль любителям всякой старины и блогерам, зато защищает судно и остальную территорию от любителей поживиться чужим добром. Наверное, именно поэтому пароход дожил до наших дней сравнительно целым.

Социалистический привет

Сергей Алымов, в честь которого был назван пароход, был русским советским поэтом. Он получил широкую известность как автор стихов популярных в СССР песен, таких как "Хороши весной в саду цветочки", "Краснофлотский марш", "Вася-василек" и многих других, ныне основательно забытых.

Названный в его честь корабль — это колесный грузопассажирский пароход проекта 737. Такие суда строили два завода — "Ленинская Кузница" в Киеве и Obuda Hajogyar Budapest в Будапеште. Пароходы предназначались для перевозки пассажиров, багажа и грузов на скорых пассажирских и грузопассажирских речных транзитных линиях.

"Сергей Алымов" был построен в 1955 году на заводе в Венгрии. Он относится к типу 737А. Его размеры — 72,8 метра в длину, 15,2 метра в ширину и почти 11 метров в высоту. В годы работы пароход обладал грузоподъемностью 76 тонн и вмещал 260 пассажиров при 50 членах экипажа. Такие пароходы оснащались паровыми машинами мощностью 520 лошадиных сил, в качестве топлива использовали мазут. В движение судно приводили два гребных бортовых деревянных колеса "с поворотными лопастями, без наружного обода с двумя патронами для крепления двух рядов спиц".

Последний наш бумажный пароход

Как рассказали "Газете Наша Версия" в пресс-службе "Газпром трансгаз Саратов", в те годы, когда "Алымов" использовался в качестве объекта размещения, на его борту действовало 29 кают на 70 койко-мест. Там же была и столовая на 180 посадочных мест. Шесть лет назад, в 2010-м, в связи со старостью пароход был окончательно выведен из эксплуатации и с тех пор служит памятником самому себе и советской эпохе доступного отдыха для граждан.

Тень истории

О том, что на берегу Волги ниже Елшанки стоит старый пароход, случайно попавшему в эти места человеку догадаться не так просто. С воды судно полностью закрывает выстроенное вплотную к нему здание клуба-столовой, которое имеет ту же длину. Оно соединено с кораблем специальным крытым переходом. Деревья вокруг корабля за долгие годы так разрослись, что их ветки заглядывают в окна кают. Это завершает маскировку судна на местности. Осознать его размеры и вообще тот факт, что перед тобой корабль, можно только оказавшись вблизи. Два больших якоря с "Сергея Алымова" установлены неподалеку на бетонных постаментах.

Сейчас пароход выглядит как трехпалубный благодаря синему навесу и парапету, сделанным  над крышей второй палубы, они визуально добавляют еще целый "этаж". Возраст при взгляде на корабль очевиден: красная краска на швартовых кнехтах, белая и голубая на бортах, перилах и остальных конструкциях повсеместно облупилась, везде активно проступает ржавчина. Красные буквы "Сергей Алымов" на носу и корме выцвели, потускнели и начали сползать со своих мест. На корме на первой палубе, куда еще можно зайти, не опасаясь провалиться в трюм, валяются давно опавшие листья и ветки. Коричневая краска дощатого пола облупилась, обнажив более ранний слой голубого цвета. Заглянув в круглые иллюминаторы трюма, можно различить проржавевшие коричневые стены и остатки всякого хлама.

Последний наш бумажный пароход

Гребные колеса не сохранились. Зато на обоих бортах корабля почти целы защищавшие их железные бело-голубые кожухи. На каждом из них есть крупные зеленые буквы, образующие название корабля, и большая красная звезда. Заглянув под кожухи, можно увидеть мощные валы, на которых когда-то крепились колеса, и остатки других технологических узлов. Стеклянные двери и окна на корабле пока находятся в сохранности и занавешены от любопытных глаз.

Попасть внутрь авторам нашего издания, к огромному сожалению, не удалось. Фотографии близнеца-парохода "Уфа", которые есть в интернете, дают понять, что внутренний интерьер таких кораблей был выполнен в стиле "сдержанный советский шик", знакомый многим по дворцам культуры и прочим объектам соцкультбыта, — с отделкой коридоров и дверей деревянными панелями из ценных пород, живописью на стенах и прочими приметами ушедшей эпохи.

Вообще же "Сергей Алымов", будучи сейчас явно не в лучшем виде, все же производит впечатление целого корабля, а не останков, как это происходит в большинстве случаев с другими отечественными образцами эпохи пара. По фотографиям 5-6-летней давности, которые можно встретить в интернете, становится понятно, что просто заново покрашенным пароход уже будет выглядеть намного более достойно.

В декабре 2013 года компания "Газпром трансгаз Саратов" пыталась продать эту базу отдыха на аукционе в Москве единым лотом, в составе которого пароход был одним из объектов. Начальная стоимость была определена в 46 миллионов рублей. Судя по тому, что "Алымов" по-прежнему принадлежит предприятию, попытка не удалась.

Спасите прошлое

Что будет с кораблем дальше? Нынешний собственник обеспечивает охрану судна от вандалов. Но как начнут развиваться события, если он поменяется?

Пароход "Сергей Алымов", вне всякого сомнения, заслуживает интереса и участия неравнодушных людей. Попросту говоря, его надо спасать от ухода в небытие.

Почему? С одной стороны, "Сергей Алымов" был создан значительно позже, чем корабли эпохи расцвета речного пароходства в России. И пока он, к счастью, не единственный сохранившийся представитель проекта 737 в России, есть и другие.

С другой стороны, этот колесный пароход — точно "последний из могикан" на территории Саратовского Поволжья. Участники интернет-форумов по истории речного флота, объездившие саратовские места, где еще несколько лет назад находились останки более старых, чем "Алымов", судов и с более богатой биографией, свидетельствуют, что посмотреть в наших краях больше не на что. После краха СССР в регионе с таким остервенением "строили рыночные отношения" и пилили (в прямом и переносном смысле) царское и советское наследие, в первую очередь на металлолом, что ничего значимого в регионе попросту не осталось.

Последний наш бумажный пароход

Это происходило, кстати, не только в Саратовской области. В лихие 90-е в стране не сберегли, к примеру, два легендарных брата-корабля "Великая княжна Ольга Николаевна" и "Великая княжна Татьяна Николаевна", которые при советской власти назывались соответственно "Володарский" и "Спартак". Последний, в частности, широко известен многим из нас как "Ласточка" — под таким названием Эльдар Рязанов снимал этот корабль в своем фильме "Жестокий романс". Оба корабля ходили по Волге аж до начала 90-х. Потом некие "бизнесмены" решили продать их за границу. Но по дороге к новым владельцам оба судна были нещадно разграблены, а потом сгорели. (Подробнее читайте в статье "...но погубил так неумело" в № 28 (230) от 26 июля 2013 года.).

Конечно, странно, что из всей транспортной отрасли больше всего не повезло именно речному флоту. На дорогах области сейчас наблюдается немыслимое в советские времена разнообразие достижений отечественного и иностранного автопрома (включая ретроавто). На железных дорогах можно увидеть действующие локомотивы разных типов. В Саратове в сквере Железнодорожников недавно был установлен настоящий паровоз, на примере которого дети и взрослые могут проследить некоторые этапы научно-технического прогресса. Несколько паровозов есть и в других местах области (например, в Аткарске). Конечно, эта ситуация выглядит бедно на фоне ряда стран Европы и США, где есть действующие паровозы, которые работают на разных маршрутах. Но все же паровозы на вечной стоянке — это лучше, чем совсем ничего.

Для многих жителей региона билет на самолет уже не по карману. Но в парке Победы на Соколовой горе представлены воздушные суда разных типов, так что на них можно хотя бы посмотреть.

А вот с кораблями в Саратове — городе на Волге! — и других населенных пунктах нашего региона просто катастрофа. В нескольких местах доживают свой век в ожидании вандалов и хулиганов когда-то элегантные, а ныне никому не нужные дебаркадеры. Всего каких-то 25 лет назад саратовские речники активно эксплуатировали не только скоростные "Метеоры" с "Ракетами", но и пароходы, построенные еще при царской власти. Теперь все это осталось лишь в воспоминаниях. Останки некоторых судов существуют под водой, но шансов на то, что их удастся оттуда извлечь и реанимировать хотя бы в качестве исторических артефактов, практически нет.

Областные чиновники в прошлом году подхватили инициативу местных энтузиастов по подъему со дна Волги "Саратовского ледокола", его реставрации и превращения в музей. Была создана специальная межведомственная комиссия, водолазы очистили судно от песка, бревен, ракушек и всякого мусора, чтобы по окончании зимы судно можно было попытаться поднять. Но этим летом подъема, надо понимать, не произойдет. Ответственные ведомства написали нашей газете, что на проект нужно как минимум 58 миллионов рублей, а денег нет. (Подробнее читайте в статье "Саратовский ледокол" еще полежит на дне" в № 25 (367) от 8 июля 2016 года.)

Было бы желание

Пароход "Сергей Алымов", видимо, своим ходом уже никуда и никогда отправиться не сможет. За 36 лет пребывания на суше он основательно врос в нее, критически значимые конструктивные элементы проржавели. Но если власть, общественники и неравнодушный бизнес действительно пекутся о нашем общем наследии (так сильно, как уверяют), то какое-то решение, вероятно, для этого парохода может быть найдено.

От Чардыма, где расположены многочисленные турбазы и сразу несколько летних вузовских лагерей для студентов, до Елшанки по воде, что называется, рукой подать. Да и по суше недалеко. Кроме того, объекты туриндустрии действуют и выше по Волге. Вот вам и туристический кластер, обрести который так стремятся областные чиновники. Кстати, еще десять лет назад к пристаням Чардыма и базы "Авангард" (расположена вверх по реке) каждые выходные в летние месяцы швартовались пассажирские "ОМики", которые совершали рейсы до села Кошели. Правительство области в нынешнем году заикнулось о возобновлении этой дачной линии, но в итоге все так и осталось на уровне обещаний. Если бы в Елшанке появился музей-пароход или музейно-туристический комплекс на площадке турбазы, маршрут до Кошелей наверняка стал бы востребован не только дачниками. А может и вообще превратился бы в тематический.

Саратовцы наконец активно начали осваивать малую родину с познавательными целями. Группами и поодиночке они теперь ездят и на утес Степана Разина, который находится от Саратова как минимум в три раза дальше, чем Елшанка, в село Зоркино Марксовского района, где недавно открылась после реставрации бывшая лютеранская церковь, и в другие более отдаленные места.

В связи с пароходом стоит задуматься и о будущем Елшанки. Еще недавно село зарабатывало (так или иначе) на том, что через него проходила федеральная трасса Р-228 Сызрань — Саратов — Волгоград. Теперь, с вводом в строй нового современного участка этой автодороги, который увел все транзитные потоки транспорта сильно в сторону, ситуация для Елшанки радикально изменилась. Сельская местность и сельское хозяйство — это не синонимы, хотя в обратном до сих пор уверены многие в нашей стране. Сельские территории могут и должны получать доходы не только от производства продуктов питания, но и от других видов предпринимательства. В России уже существует немало примеров, когда востребованные туристами музеи успешно действуют вдалеке от крупных городов, позволяя зарабатывать на гостях и их потребностях местному населению.

Последний наш бумажный пароход

Как уже говорилось, ситуация в огромной Саратовской области, через территорию которой протекает одна из главных рек России, сложилась таким скверным образом, что в категории речного флота у нас уже особо нечего сохранять и восстанавливать.

Спасти колесный пароход "Сергей Алымов" от ухода в небытие и дать окрестным территориям точку роста — задача гораздо менее сложная и дорогая, чем многие другие. Весь вопрос в том, как на нее смотреть: с позиций "фантастика" и "Музей?! Я вас умоляю..." или "Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — причины".

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
20 июля 2016, 13:36
Вижу эти фото и слёзы накатываются... Что стало с пароходом! Отдыхали на этой турбазе с родителями всё моё детство, а родители-ещё до моего рождения были там каждое лето. Папа был другом, ныне покойного, тогда ещё директора турбазы. Всё было в идеальном состоянии! Как же там было хорошо... Представить могут только те, кто там отдыхал.Дай Бог эту турбазу восстановят и я тоже буду ездить туда со своей семьёй, ведь это любимое место моего детства...
ответить
20 июля 2016, 14:15
писал:
20 июля 2016, 13:36
Вижу эти фото и слёзы накатываются... Что стало с пароходом! Отдыхали на этой турбазе с родителями всё моё детство, а родители-ещё до моего рождения были там каждое лето. Папа был другом, ныне покойного, тогда ещё директора турбазы. Всё было в идеальном состоянии! Как же там было хорошо... Представить могут только те, кто там отдыхал.Дай Бог эту турбазу восстановят и я тоже буду ездить туда со своей семьёй, ведь это любимое место моего детства...
Никому ничего не надо. Разве вы это не поняли? Газпром спит и видит сбагрить с рук эту турбазу и забыть о ней. Пароход пойдет на металлолом. Автор молодец, что написал про пароход. Но здесь же ничего никому не надо. Будут годами болтать про всякую ерунду на своих "Общественных палатах", а пароход не спасут. Страна рабов.
ответить
на главную