Слабо бьете
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   28.07.2016 | 15:23
Виктория Гиндес
Просмотров: 327
Версия для печати
Слабо бьете

Дождались мы окончательного торжества духовных скреп над бездуховностью и безответственностью. Мы вступили в эпоху победы "Домостроя" над искусственно насаждаемой нам врагами толерантностью. Нашлась защитница традиционных исконно русских семейных ценностей, и имя ей — Елена Мизулина.

Она выступила за то, чтобы изъять из Уголовного кодекса наказание за побои без вреда здоровью "в отношении близких лиц". И прокомментировала с жаром и пылкостью, свойственными этой прекрасной, но одинокой в борьбе за семейное благополучие женщине: мол, если кто-нибудь собственного отпрыска шлепнул, то все — до двух лет за решеткой и клеймо уголовника на всю оставшуюся жизнь, а вот если на улице кому в челюсть зарядил в ответ на просьбу дать прикурить, то это всего-то штраф до 40 тысяч.

Это ли не несправедливость? Без шлепков семью в строгости и послушании никак не удержишь, ибо сказано в "Домострое", что детей надобно "любить и хранить", "а не то, разобравшись, и поколотить". И еще любимый многими (и, видимо, Еленой Мизулиной) совет: "Наказывай сына своего в юности его — упокоит тебя в старости твоей,  и придаст красоты душе твоей". А у нас только соберется батюшка по-домостроевски выдать отроку леща за курение за гаражом, чтоб красоту душевную обрести, а его р-раз — и в тюрьму сразу. Нешто не читали в газете про такие случаи? Нет? Не читали? Совсем? Ну, значит, поверим Елене Мизулиной на слово, она наверняка читала, у нее работа такая.

А по нашему Уголовному кодексу получается, что если кто-то легонечко ребеночка по попе приложил, то наказание будет ужасным. И еще, о ужас, может распоясаться ювенальная юстиция, жуткая бабайка всех наших радетелей за семью. Эти стервятники из-за крохотного синяка у ребенка могут вломиться в дом и вырвать рыдающее дитя из рук любящих родителей. На самом-то деле они просто шлепнули разик, а синяки — так это малыш наверняка просто упал с лестницы или случайно ударился о дверь. Пять раз за последние две недели. А этим ювеналам, не к ночи будь помянуты, только дай повод. Пятьсот детей, погибших в результате домашнего насилия только в 2013 году, — это да, это серьезно, это трагедия, никто не спорит. Но мы-то говорим об обычных традиционных методах воспитания, за которые у нас таскают по судам, необоснованно вторгаясь, говоря словами нашей защитницы, в семейные дела.

Разобравшись в парадоксе с наказаниями, Елена Мизулина приходит к совершенно логичному выводу, что такая их, наказаний, несоразмерность приведет к тому, что домашнее насилие "будет сопровождаться причинением ощутимого вреда здоровью, так как чем жестче бьешь, тем меньше получишь". Конечно, домашние тираны обычно держат в голове кодексы — и уголовный, и административных правонарушений, — когда берутся за воспитание членов семьи. Шлепать или не шлепать детей — дело личное, к тому же красные следы от отцовской длани или ремня на попе обычно никому не видны и быстро сходят, так что тут даже ювенальные юристы не прикопаются. А если речь не о ребенке, а о, допустим, жене? Отвесил муж за непрожаренные котлеты тумака, так вред же здоровью не сильный. Это тоже их с женой личное дело. Вон даже полиция обычно предпочитает не вмешиваться. Так что зафиксировать все равно не зафиксируют, может бить дальше, пока не добьет до кодекса уголовного.

Статистика говорит, что жертвами физического домашнего насилия в нашей стране становились 20 процентов женщин. Каждая пятая то есть. Если возникла такая острая необходимость отделить домашние тумаки от побоев от людей посторонних, значит, просто так, от случайного человека у нас получал в глаз как минимум каждый пятый. Неужели не попадалось по ТВ? Нет? Вообще ни разу? Значит, Елене Мизулиной попадалось, ей видней.

А теперь перестанем сопоставлять размеры синяков, полученных от родни или посторонних людей, и посмотрим на вопрос отвлеченно. Каким образом защита людей от домашнего рукоприкладства, каким бы оно ни было, сильным или не очень, может противоречить "основным задачам государственной семейной политики"? Понятно было бы, если бы политик, в чьи служебные обязанности входит охрана этой самой семьи, выступил бы за ужесточение законов, стоящих на страже самых слабых и беззащитных. Но выступать за их смягчение, мотивируя это поддержкой и укреплением семейных ценностей… Легкий дух абсурда витает над всей этой ситуацией.

Абсурдистский дух вообще сопровождает тему вреда здоровью в последнее время. На днях по интернету пошли гулять слова члена Общественной палаты РФ Антона Цветкова, который якобы сказал, что женщинам, если их вдруг кто насилует, надо аккуратнее с самообороной. А то превысят еще, и в итоге за убийство насильника еще и сядут. Так что надо как-то полегче. Потом сразу же посыпались опровержения, что общественника поняли неправильно и выдернули слова из контекста. Если послушать оригинал интервью, то это действительно так: говорит Антон Цветков как раз о том, что люди у нас в стране от насилия защищены очень слабо. И факт остается фактом: за превышение пресловутых пределов самообороны у нас уже люди страдали. Да и что касается домашнего насилия, то ситуация с ним очень напряженная, а руки у полиции связаны.

И развязывать их, судя по реплике нашей главной по семейным отношениям, никто не собирается. Равно как и защищать женщин и детей (а иногда и мужчин) от домашней тирании. Потому что, получается, наши семейные ценности — это невмешательство. Сами разберутся. Бьет — значит любит. Как "Домострой" завещал.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную