Поворот не туда

Поворот не туда
"Жена сказала: нам конец! Представьте себе, какие ощущения!"

На прошлой неделе региональные СМИ облетели шокирующие снимки, сделанные на одной из дорог региона. На них было запечатлено, как военный бронетранспортер подмял под себя иномарку. Изначально фото появились в социальных сетях с комментариями типа: "Это Саратов, детка". Позже выяснилось, что водители обоих транспортных средств — люди непростые. И у каждого есть своя версия произошедшего. Объединяет их лишь одно — взаимные претензии к работе сотрудников ГИБДД.

Необычное ДТП произошло в 16 часов 17 октября недалеко от поселка Соколовый Саратовского района. На Песчано-Уметском тракте встретились бронетранспортер и Hyundai Solaris. Водитель БТР Дмитрий Балай является сотрудником Саратовского военного краснознаменного института войск национальной гвардии РФ. Управлявший иномаркой Антон Агарков до недавнего времени работал начальником отдела безопасности одной из исправительных колоний регионального УФСИН России.

Как стало известно нашему изданию, в день происшествия по дороге со стрельбища возвращалась колонна, состоящая из трех институтских бронетранспортеров. Ее сопровождал автомобиль военной автоинспекции, а маршрут движения был согласован с городскими властями.

Для того чтобы тяжелая техника могла осуществить поворот на Песчано-Уметский тракт, сотрудники ВАИ временно перекрыли движение транспорта по этой дороге. Среди водителей, ожидающих завершения маневров, был и Антон Агарков, в салоне машины которого находилась его супруга с младенцем. Когда все три БТР произвели поворот, автомобиль военной инспекции выдвинулся вперед, вдоль бронетранспортеров, чтобы возглавить колонну. Дальше версии произошедшего разнятся.

Дмитрий Балай заявляет, что военная техника продолжила движение по проезжей части, а водитель иномарки попытался проскочить мимо по встречной полосе, следом за ВАИ. Но из-за начавшегося движения машин в попутном направлении Hyundai Solaris якобы пришлось вклиниться в колонну, прижавшись к последнему бронетранспортеру. Иномарка зацепилась задним колесом за отбойник БТР, после чего ее развернуло.

Поворот не туда

— Я только успел почувствовать, что происходит что-то не то. Смотрю, а передо мной крыша автомобиля появляется. Сразу же остановился, хорошо, что скорость небольшая была, не более 20 километров в час, — вспоминает Дмитрий.

В свою очередь, Агарков уверяет, что колонна спецтехники находилась на обочине, а водитель БТР неожиданно начал движение, въехав в проезжающую мимо машину.

Поворот не туда

— Жена сказала: нам конец! Представьте себе, какие ощущения! Едешь спокойно, и тут тебя начинает разворачивать… Он резким поворотом въехал в правую стойку и стекло, — отмечает Антон.

Оба водителя уверены в том, что сотрудники ГИБДД придерживаются версии оппонента. В беседе с корреспондентом нашего издания они рассказывали об одних и тех же событиях, дополняя их личными ощущениями. Так, Балай отметил, что после ДТП владелец иномарки сидел в машине сотрудников полиции и якобы о чем-то с ними мило беседовал. Тогда как к водителю БТР стражи правопорядка вроде бы не проявляли особого внимания.

Агарков заявляет, что длительное время оставался один на месте ЧП — супругу с ребенком забрал проезжавший мимо знакомый. А вот военных, по его подсчетам, там было человек 20-25. Причем некоторые в званиях майоров и полковников. И они могли "продавить" свою версию произошедшего.

— Пока оформляли ДТП, уже стемнело, — рассказывает Дмитрий Балай. — И тут мне дают какую-то бумагу подписать, на 500 рублей. Мне так объяснили, что якобы за вызов сотрудников ГАИ. Был уже сумрак, я еще и в стрессовом состоянии после произошедшего. Вот и подписал. А потом оказалось, что это было согласие с тем, что наложен штраф за езду по обочине. То есть по документам получилось, что я, как частное лицо, на своем личном бронетранспортере стоял на обочине, пропуская военную колонну, а потом, не убедившись в безопасности маневра, стал выезжать на дорогу и попутно сбил этого "товарища". Но у них же имеются мои объяснения, из которых следует, что я двигался в составе колонны по дороге. И два этих документа противоречат друг другу. Но меня теперь выставляют виновным. А это, по некоторым подсчетам, может встать в миллион рублей — деньги на ремонт иномарки, да еще и компенсация, если они заявят.

Антон Агарков уверяет, что, напротив, именно его выставляют виновным в случившемся. Якобы было составлено две схемы ДТП — на каждую из версий участников происшествия. Но одна из схем позже исчезла.

Поворот не туда

— Представляете, в тот же день вечером, когда в ГИБДД еще разбор даже не закончили, мне позвонил друг и говорит: ты чего БТР таранишь? Я удивился. А он рассказывает, мол, уже глава администрации Саратовского района выступил в СМИ и заявил, что я, как какой-то сорви-голова, несколько раз обгонял военную колонну, несся по встречке, а потом въехал в БТР. Может быть, институт и инспекторы как-то уже все вопросы решили между собой, не знаю. Все-таки одна система — МВД. А сейчас пытаются выставить меня каким-то демоном, как будто это я всех запугал и теперь виновным стал водитель бронетранспортера. Но это не так, никакое расследование не закончено, все только началось. Ладно бы, если бы я еще фигурой какой-то значительной был, но я работал в отделе обычной колонии. Так скоро я МиГи и вертолеты начну "сбивать" на соколовском аэродроме, — посетовал водитель иномарки.

Сейчас оба участника необычного ДТП озвучивают свои претензии к стражам правопорядка. Дмитрий говорит, что сотрудники ГИБДД отказались указывать в схеме дорожного происшествия всю колонну бронетранспортеров, а также не опросили свидетелей произошедшего. Антон отмечает, что полицейские в день ЧП не смогли сделать снимки, поскольку фотографировали на камеры мобильных телефонов, а в вечернем сумраке у них получались только черные квадраты.

Дмитрий считает, что правоохранители не предпринимают попытки изъять у хозяина Hyundai Solaris видеорегистратор, запись с которого расставила бы все по местам. Антон заявляет, что камера из его машины после столкновения безвозвратно исчезла, а представители ГИБДД не спешат запрашивать у военных данные системы ГЛОНАСС, установленной на БТР…

Оба водителя пытаются донести свою версию событий через региональные и федеральные СМИ, записывают видеообращения и ищут очевидцев, которые могли заснять на регистратор сам момент ДТП. Дмитрию Балаю можно дозвониться по телефону 89172056840. Антон Агарков просит выйти на связь по номеру 89603581000 или передать материалы в распоряжение ГИБДД.

Чем все это закончится — трудно предсказать. Кто-то из водителей точно не туда повернул, но сумеют ли правоохранители установить истину? И главный вопрос: если уж ребята, так или иначе имеющие отношение к системе, настолько не доверяют стражам правопорядка, то что делать рядовым жителям региона?