Окрашенный гроб

Окрашенный гроб
Как там говорилось в одном американском сериале? "Я знаю, что они знают, что мы знаем"…

Последнее время центр Саратова заметно преобразился. После покраски фасады старинных зданий нашего города приобрели совершенно другой вид. Приятно посмотреть, если честно. Но, к сожалению, позитивные изменения чаще всего касаются только внешней стороны домов. Изнанка этих исторических строений остается такой же, как и раньше.

Мы уже не раз писали о доме № 13 по улице Волжской. Много лет это здание угрожало случайным прохожим, жутковато нависая над тротуаром. Из полуобвалившейся стены торчали потемневшие от старости бревна — эти руины явно не украшали центр "столицы Поволжья", утыканный дорогими магазинами и бутиками.

И вот свершилось чудо! Во время строительства пешеходной зоны эта многострадальная "хижина дяди Тома" была отремонтирована. Изуродованный временем фасад "заштопали" новенькой кирпичной кладкой и покрасили. Получилась самая настоящая "конфетка" — любому туристу на загляденье. Желая узнать, как выглядит сей шедевр архитектуры с тыльной стороны, я напросился в гости к двум местным старожилам — Наталье и Александру Столяровым. Они с большой охотой провели для меня экскурсию по внутренним покоям.

Окрашенный гроб

Начну с того, что в доме печное отопление. Правда, газовое, но печки с полыхающим внутри пламенем придают особый колорит этому месту. Лестницы здесь деревянные, скрипучие — враг не подкрадется незаметно. На втором этаже большая коммунальная квартира, разделенная дверью. Проходя по здешним закоулкам, чувствуешь себя в 19 веке. Не хватает свечи или керосиновой лампы в руках.

Окрашенный гроб

Квартира Столяровых практически "двухуровневая" — от жилых комнат к кухне ведет короткая лестница. В кухне холодно. Чтобы температура здесь хоть чуть-чуть отличалась от уличной, постоянно горит газ. Наталья Анатольевна ведет меня во внутренний двор здания:

— Видите, почему у нас холодно? В щелях между бревнами ветер гуляет.

Дом с не парадной стороны выглядит ужасно. Половина кирпичной стены обвалилась, оставшаяся часть испещрена глубокими трещинами. Внутри видно бревна из лиственницы, которые тоже готовы упасть.

— Мы воевали за то, чтобы новую плитку не клали выше уровня нашего двора, — рассказывает Столярова, — потому что у нас тут во время дождей и таяния снега все будет плавать в воде. Это ускорит разрушение дома.

Насладившись видами, мы снова идем внутрь. На потолках комнат красивая лепнина, но почти везде трещины разного размера. Та комната, которую снаружи "заштопали" кирпичами, хозяевами не используется — здесь слишком холодно. Впрочем, жильцы рады любому ремонту, который сможет остановить расползание строения по швам.

Окрашенный гроб

Александр Федорович живет тут дольше всех — с 1946 года. Его мама, Анна Давыдовна, помнила еще былую владелицу дома, богатую купчиху, с которой новая власть обошлась довольно жестоко. Ей выделили одну комнату, да так, что даже перекрыли выход. Бывшая хозяйка была вынуждена лазить в окно.

Окрашенный гроб

Столяровы уже много лет ведут интересную переписку со всеми органами власти, пытаясь добиться расселения. Иных из адресатов уже нет в живых, другие не при делах. Вот как все начиналось: "Рядом с нашим домом строят новый многоэтажный дом по заказу банка "Радоград". При рытье котлована были разрушены слив и водоснабжение, кроме этого нарушен фундамент нашего дома..." — жаловались прокурору жильцы.

Окрашенный гроб

— Эх, если бы не это строительство по соседству, — вздыхает Александр Федорович, — наш купеческий особняк простоял бы еще очень долго.

А вот чиновничья отписка времен мэра Юрия Аксененко: "Здание находится в эксплуатации более 100 лет и не подлежит никакому виду ремонта. До решения по сносу дома "Дирекции единого заказчика" рекомендовано вести постоянный контроль за состоянием здания".

Прокуратура Волжского района в далеком 1998 году указывала исправить все недостатки, допущенные при строительстве многоэтажки, а управление Госархстройнадзора даже дало предписание об остановке стройки. Впрочем, все эти запоздалые меры не спасли архитектурное наследие Саратова.

Окрашенный гроб

Вот тогдашний председатель правления банка "Радоград" Юрий Зеленский оправдывается: "Претензии, высказанные в адрес банка, необоснованны". Далее банкир разумно ссылается на то, что рабочая документация на строительство 5-8-этажного дома подписана главным архитектором Саратова.

Местные жители в отчаянии обращались и к губернатору Дмитрию Аяцкову: "Чем выше новый дом, тем более жалкое зрелище представляет собой наш, как уверяют, памятник архитектуры. Нарушен фундамент дома, все стены в ужасных трещинах, отвалилась штукатурка, нарушен слив, пришла в совершенно негодное состояние лестница, ведущая на 2-й этаж, — она буквально отвалилась от дома. А в преддверии зимы рискуем остаться без крыши. На ней устанавливают строительные леса, разбивая шифер, с верхних этажей постоянно сбрасывается строительный мусор, куски плит, кирпичи".

Вот Аяцков пишет Аксененко: "Прошу Вас рассмотреть с выездом на место обращение жильцов и найти взаимоприемлемое решение поставленных ими вопросов". Как там говорилось в одном американском сериале? "Я знаю, что они знают, что мы знаем"…

Занятно, что этот разрушающийся дом и по сей день не признан аварийным, несмотря на свое "центровое" местоположение. Похоже, что теперь, после кирпичных "заплаток" и покраски внешней стены, этим руинам не видать положенного статуса вовеки. До самого обрушения.