Среди врагов

Среди врагов
здесь и далее - кадры из телефильма «Семнадцать мгновений весны», съемки которого проходили, в частности, в Прибалтике
Но враг оказался упорным и настойчивым: женщине потребовалось точное наименование города, откуда мы приехали. "Саратов, - задумчиво повторила она. – Из Саратова вы у меня первые в этом году. Я всех записываю, из какого города к нам приезжают"

Отдыхать надо на родине, в Крыму, на Байкале или на Волге. Посреди зимы на Волге с развлечениями, правда, не очень, если вы подлёдным ловом не увлекаетесь или из сауны в снег нырять не любите, но всё равно на родине – настоящий отдых. А за границей нашего брата не любят. Только заслышат русскую речь, так сразу в магазине обсчитают, в такси не туда завезут, на улице косо посмотрят и обругают по-ненашему в спину.

А ещё кошелёк вытащат, как пить дать. И официант в кафе в суп плюнет. Враги кругом, одни враги, нечего к ним ездить. Если думаете, что это преувеличение, то нет, это вполне среднестатистическая точка зрения среднестатистического персонала среднестатистического госучреждения, в котором случилось работать моей подруге. А вышеописанных ужасов она наслушалась после того, как обмолвилась, что накопила наконец-то на отпуск и на сэкономленные деньги отправится отмечать Новый год в Прибалтике.

Среди врагов

Сначала, конечно, её обвинили в непатриотизме и расточительстве. Но если с первым спорить было сложно, то второе отбривалось сухими цифрами: Крым выходил на несколько тысяч дороже Прибалтики, да ещё и добираться туда было неудобно. Местные кумушки покивали: когда в разговоре всплывает тема денег, это всегда сплачивает коллектив. Однако когда обсуждение немыслимых трат в целом и дороговизны отдыха в частности сошло на нет, тема врагов вновь засияла ярким светом.

Практически у каждой из присутствующих обнаружились сестра, брат, дядя, тётя, родственники со стороны мужа, или на крайний случай – знакомые знакомых, которые жили или и по сию пору живут в бывших советских прибалтийских республиках. Ну как – живут. Житья им там совершенно нет, особенно тем, кто за пару-тройку десятков лет пребывания не удосужился даже выучить язык страны, в которой фактически полжизни провёл.

На работу брать не хотят, в ответ на вопросы (на русском, разумеется), смотрят неприязненно и не отвечают, а если и отвечают, то как-то без души. Словом, притесняют их местные жители так, что впору собирать вещи и бежать из дома куда глаза глядят. Правда, почему-то до сих чемоданы ни у кого не упакованы и назад, в Россию-матушку, никто не вернулся, только посылки присылают – кто с "Рижским бальзамом", кто со шпротами, кто с янтарными безделушками, - и жалуются по телефону или по скайпу.

Среди врагов

Однако отговорить мою подругу от практически самоубийственной затеи дамам так и не удалось. В ответ на страшилки о том, что будет ей грозить, заговори она по-русски, подруга весело заметила, что знает как минимум один универсальный язык – английский, - и как-нибудь разберётся. Когда она пересказывала диалоги мне, я добавила, что у нас в распоряжении будет гораздо более универсальный язык жестов, так что точно не пропадём.

Первое столкновение с отвратительным отношением к приезжим из России случилось в городе Вильнюсе. Пища духовная и знакомство с местами съёмок "Приключений Электроника" и "Человека-невидимки", конечно, хорошо, но пищи материальной организм тоже требовал. В ближайшем супермаркете знание английского нас подвело, потому что к надписям на чистом литовском он не прикладывался.

На жесты упаковка с непонятной едой тоже не отзывалась, поэтому мы собрались с духом, максимально вежливо тронули за плечо пожилую даму, выбиравшую что-то рядом с нами, и протянули ей таинственный пакет с просьбой (на русском, естественно) расшифровать, что содержится внутри. Дама нахмурилась, и мы приготовились услышать обещанный нам аналог хрестоматийного "Понаехали тут". Но через пару секунд она вздохнула и сказала, что не может точно вспомнить слово, однако у нас в руках "мясо большой птицы". "Индейки?" - хором переспросили мы. Дама заулыбалась и радостно кивнула. Всячески поблагодарив любезную даму, мы выдвинулись из супермаркета с пакетами в руках. Хотя возможно, дама выдала нам за индейку курицу и сейчас глумливо хихикала за нашими спинами, пересказывая соседям, как здорово она обманула этих неприятных русских.

Среди врагов

Второе непосредственное столкновение произошло на площади, куда мы забрели на рождественскую ярмарку. Мы подошли к лотку с приглянувшимися вязаными варежками и шапочками, обсудив, что в нашу суровую зиму неплохо бы утеплиться чем-нибудь симпатичным. Хозяйка ларёчка изучающе смотрела на нас, пока подруга сосредоточенно извлекала из памяти перевод слова "варежки" на английский, чтобы никак не выдать наше российское происхождение. Пока она упражнялась в лингвистике, хозяйка ларёчка с сильным акцентом спросила, откуда мы. Мы решили рассекретиться потенциальному врагу, признавшись, что да, из России. Но враг оказался упорным и настойчивым: женщине потребовалось точное наименование города, откуда мы приехали. "Саратов, - задумчиво повторила она. – Из Саратова вы у меня первые в этом году. Я всех записываю, из какого города к нам приезжают, у нас же красиво". С этим мы охотно согласились. Но наверное, на самом деле эта скромная продавец вязаных вещей собирала разведданные, иначе зачем бы ей такая точность.

Среди врагов

Третий раз супостат подкараулил нас в самом неожиданном месте – на середине улицы в центре Риги. В наш разговор вклинилась троица шедших мимо мужчин. "Вы из России?" - весело поинтересовался один из них. Мы затравленно кивнули, ожидая худшего. А то в Прибалтике мы были уже третий день, а худшее всё не происходило. "Туристы, да? Возьмите шоколадку! У нас очень вкусный шоколад!" - не унимался всё тот же общительный мужчина. Мы пробормотали, что знаем, что шоколад вкусный, вообще нам тут нравится, но спасибо, не надо. Сладкое гостеприимные рижане нам впихнули в руки почти насильно, пожелали счастливого нового года, наказали обязательно приезжать ещё и мгновенно свернули в какой-то из бесчисленных проулков. Угощение и правда оказалось вкусным, но возможно, в него было что-то подмешано специально для доверчивых приезжих из России. Хотя с момента поездки в Прибалтику прошёл уже почти месяц, а мы по-прежнему живы. Это, на самом деле, ничего не значит. Яд может быть и не быстродействующим.

Среди врагов

На родину мы вернулись, обвешанные варежками и шоколадками и преисполненные подозрений. Либо ненавидящие нас враги хорошо скрывались, либо мы искали где-то не там, потому что за пять дней нам даже на ногу никто ни разу не наступил. Ни одной таблички "Русских не обслуживаем" или "Тем, кто из России, вход воспрещён" мы не видели. Поедем ещё, а то среди врагов оказалось неожиданно уютно. Вот бы и среди друзей так же.