«А когда канализация забивается, мужики гонят волну»: рассказываем о месте, куда переселяют саратовцев после ЧС (там — ад)

4 октября 2018, 10:10
«А когда канализация забивается, мужики гонят волну»: рассказываем о месте, куда переселяют саратовцев после ЧС (там — ад)
Саратовский барак для людей, оказавшихся в безвыходной ситуации / © ИА «Версия-Саратов»

Когда в 90-х годах саратовские бандиты ставили «на счетчик» законопослушных жителей, это означало одно: часы тикают, должок растет, скоро выселят из квартиры. В еще более безвыходной ситуации оказались жильцы пятиэтажного общежития на проспекте Строителей, 27 «а», у которого 7 мая рухнул боковой пролет. Сначала чиновники переселили людей в пансионат «Сокол», теперь включили счетчик и собираются 8 ноября вышвырнуть их в барак без отопления и канализации. ИА «Версия-Саратов» разобралось в ситуации. Мы посмотрели, в каких условиях живут люди сейчас, на что могут рассчитывать в будущем и есть ли выход из этого тупика.

 

«Рассосался» каждый третий

— За 2-3 дня в санузле начали сыпаться кирпичи, я стала смотреть, чем это закончится.7 мая зашла в санузел на 4 этаже. Открыла дверь, войти, к счастью, не успела. Сверху прилетела плита. Дверь захлопнулась, меня вышвырнуло в коридор. Сначала крикнула в окно своей комнаты, чтобы дети отбежали подальше от двора, села в комнате и заплакала, — вспоминает жительница развалившегося общежития Елена Ледяева. — Мне соседи кричат: «Убегай, все падает!», а я сижу и реву.

 

1

Елена Ледяева с детьми в пансионате «Сокол»

 

Елена родила третьего ребенка через 4 дня после того, как осталась без крыши над головой. Из рухнувшего дома ее отвезли прямиком в роддом, где и появилась на свет маленькая девочка. «Теперь все мы — саратовские бомжи с пропиской», — говорит мать  своим ребятишкам.

В  пансионат «Сокол» заселили не всех жителей развалившегося дома. В общежитии числилось 84 собственника и нанимателя 69-ти жилых помещений общей площадью 1525 квадратных метров. В результате ЧС было эвакуировано 55 человек, заселены в профилакторий 48. Цифры не бьются, потому что, как сказал один чиновник, часть людей «рассосалась» по родственникам и знакомым или снимают жилье. 

 

2

Развалины дома № 27 «а» по проспекту Строителей

 

Несколько семей, отсутствовавшие в доме в момент обрушения и на следующий день после ЧС, не получили ничего. Например, Елена Фунтикова. Она до первых холодов жила на даче, теперь начались заморозки и деваться некуда.

— В пансионат не пускают! Какое тут заселение, если после 7 ноября оттуда выселить грозятся? — говорит она.

 

«Дайте мне мой унитаз!»

Условия проживания в пансионате намного лучше, чем в общаге, где у жителей были только одна-две комнаты,  туалет и душ на 8 семей. А кухня и вовсе одна на этаже.

 

3

 

Елена Ледяева показала свой двухкомнатный номер в «Соколе», полученный вместо 17 квадратных метров, приобретенных несколько лет назад за счет материнского капитала. Администрация города платит за этот номер 6 тысяч рублей в день. Здесь есть кровати, письменный стол, холодильник, по телевизору в каждой комнате, душевая кабина, санузел.

 

4

 

Из неудобств — отсутствие кухни в номере и индивидуальной стиральной машины. Для готовки на каждом этаже есть специальные помещения, установлены электроплиты и микроволновки. Есть и стиральная машина, правда, одна на всех. Для переселенцев организовано бесплатное трехразовое питание (завтрак, обед, ужин), для детей есть игровая комната. Территория вокруг благоустроена. Можно прогуляться и даже пойти в лес, подышать свежим воздухом.

В похожих условиях живет 67-летний работающий пенсионер Сергей Маленов. Цена его одноместного номера — около 2 тысяч рублей ежедневно. У него с женой три кровати и все удобства.

 

5

 

Раньше в трех комнатах дома на проспекте Строителей, полученных по социальному найму от администрации Саратова, проживали 7 его родственников и члены их семей. Сейчас они снимают двухкомнатную квартиру за 15 тысяч рублей в месяц. Сергей на условия в «Соколе» не сетует, боится, что останется ни с чем, на улице.

Мать девятимесячного Данилы, Екатерина, вместе с малышом и мужем также обитает в одноместном номере. В общаге она жила с 2012 года, в комнате по социальному найму,  полученной свекровью в советские времена от завода.

 

6

 

— Привыкли уже здесь. Пришлось даже поменять работу — нашла вариант поближе к пансионату. Заселяются, бывает, в соседние комнаты спортсмены, участники семинаров и шумят. Люди приехали издалека, отдыхают, а тут мы с ребенком! Но это ничего, терпимо! — говорит она.  

Хотя есть и недовольные. Во время беседы один из жильцов орал во все горло: «Я не наедаюсь вашей едой! Дайте мне мой унитаз!». Остальные оценивают свое положение  более адекватно. О том, что их прежнее жилье было малогабаритным, без туалета и ванны, многие стараются не вспоминать. Все хотят чего-то лучшего и собираются добиваться этого любыми способами.

 

Чего хотят чиновники?

— Нужно понимать, что халява скоро закончится и придется либо платить самим, либо убираться. Другого варианта по закону не существует. Кто хочет, поедет в барак из маневренного фонда. Особо упертые могут подать в суд, он примет решение, обяжет предоставить равноценное жилье: была комната в общежитии, дадут комнату в коммуналке. Да и ту ждать придется долго! — рассказал корреспонденту ИА «Версия-Саратов» один из муниципальных чиновников на условиях анонимности.

Эту суровую правду-матку никто озвучивать публично не решается. 20 сентября на встречу с жителями обрушившегося дома приехали первый заместитель главы администрации Ленинского района Дмитрий Чубуков и начальник жилищного отдела Наталья Сидоренко. Делового разговора с людьми у них не получилось, все походило на скандал, где некоторые переселенцы ругались матом, орали и каждый кричал о своем.

 

7

Чубуков и Сидоренко на встрече с жителями развалившегося дома

 

Чиновники объяснили ситуацию в соответствии с буквой закона. Есть распоряжение администрации Саратова № 202-р от 3 июля 2018 года «О мероприятиях по отселению из многоквартирного дома, расположенного по адресу: г. Саратов, проспект Строителей, д. № 27 а», которым дом признан аварийным. Муниципалитет вправе оплачивать только первые шесть месяцев проживания. Срок истекает 7 ноября. После этого, любая потраченная на пансионат копейка автоматически превращается в уголовное дело в отношении чиновников.

Речь о предоставлении благоустроенных квартир семьям не идет. Более того, с них еще  возьмут деньги. Собственники, в полном соответствии с нормой Жилищного кодекса, получили предписание снести принадлежащую им постройку до 1 июня 2019 года. Контроль за выполнением этого решения глава города Михаил Исаев возложил на администрацию Ленинского района. Если кто-то откажется платить, в дверь со временем постучат судебные приставы с исполнительным листом и группой поддержки.

 

Что предлагают переселенцам?

Из реальной помощи — ничего. Чиновники предлагают людям собрать пакет документов и встать в очередь для получения крыши над головой из специализированного маневренного фонда администрации Саратова. Такой возможностью воспользовались 9 семей, из них 6 поставили на учет, трем отказали. Отказывают, если у заявителя или членов его семьи нашлась долевая собственность в других жилых помещениях. В таком случае ничего никому не дадут, «кроме места на кладбище» (так шутят люди над своим бедственным положением).

Заместитель главы районной администрации Дмитрий Чубуков отметил, что в Ленинском районе свободное жилье есть: 13 пустующих помещений и 21 комната. Адресная целевая программа по сносу домов, признанных аварийными после 1 января 2012 года, только формируется. Об этом напрямую не говорят, но все понимают: ждать придется целую вечность. 

 

О чем мечтают обрушенцы?

Жители рухнувшего дома сразу поняли суть проблемы: чиновники хотят, чтобы люди быстрее убрались из «Сокола». О выселении их предупредили публично, затем и пригласили журналистов. Некоторым бывшим обитателям общаги даже вручили разъяснения под роспись. Никто не соглашается на переезд в маневренный фонд. Это значит, 8 ноября у руководства пансионата будет еще одна головная боль: как выселить тех, за кого перестали платить? Вариантов здесь немного: либо добровольно, либо принудительно. Последний вариант самый ужасный. Чреват бунтом!

 

8

 

— Вы что выгоните нас? С детьми? На улицу? Накануне отопительного сезона! Здесь будем жить!!! Никуда не поедем! Как жили, так и будем жить! — кричали люди на встрече с властями,  — Глава города Михаил Исаев обманул, говорил жить можно до того, как новое жилье построят!

 

Гнать волну

Если людей  выселят из пансионата в зиму, то куда? Редакция посмотрела на дом № 219 на улице Танкистов. Тот самый — из маневренного фонда, в который предлагают съехать нуждающимся.

 

9

 

Дом оказался бараком. Фасад потемнел, у фундамента отваливаются кирпичи, есть разбитые окна. Из общей картины выбиваются последствия ремонта — три пластиковых окна в гнилых стенах. Зато у входа новая, железная дверь с кодовым замком.

Как рассказал местный житель Евгений Чернов, здание возвели в начале 70-х годов для строителей из социалистической Чехословакии. В то время в СССР работали квалифицированные рабочие из стран СЭВ (Совета экономической взаимопомощи). Где именно работали — никто не помнит. Зато все знают, что в то время к друзьям по соцлагерю относились с почтением, поэтому построили им временное жилье.

 

10

 

Сначала выложили фундамент из кирпичей, потом смонтировали щитовые конструкции. Получился неплохой барак. Только канализацию сделать почему-то забыли. Иностранцы через 2 года съехали, а щитовой дом достался местному населению.

Люди жили здесь по 1-2 года, ждали хорошего жилья, которое тогда давали бесплатно рабочим и служащим. В начале «нулевых» предприятие-владелец разорилось и постройка «рухнула» на баланс муниципального образования «Город Саратов». С тех самых пор и живет в бараке сирота Кристина Рашевская, получившая одну комнату по выписке из интерната.

 

11

Кристина Рашевская в бараке на Танкистов

 

Кристина показала, в каких условиях существует 15 лет.    

— Вот наши комнаты по 13 квадратных метров. У меня двое детей, поэтому у меня две комнаты, они смежные. Совсем маленькие — едва умещаются кровать и компьютерный стол. Кухни здесь нет, едим на диванчике. Зимой холодно, отапливаемся дополнительно с помощью электрообогревателей. Счетчик накручивает в холодный месяц около 800 рублей, — рассказывает женщина.

В бараке «система коридорная, на 39 комнаток всего одна уборная». Так пел Владимир Высоцкий в «Балладе о детстве». Кто бы мог подумать, что система эта дожила в России до 21 века, и будет существовать в Саратове еще долго. Кстати, кухня и душ тоже в единственном экземпляре для всех.

 

12

 

— Я мою детей Лейлу и Самира по очереди. Это летом, а зимой в туалете и душе температура воздуха, как во дворе. Они ведь не отапливаются. Тогда моемся в комнатах. Для похода по нужде ребятишек одеваю, как на улицу, даже с шапочкой, — уточняет она.   

Самая ужасная беда обитателей — отсутствие канализации. Ведь никто не собирался селить братьев по соцлагерю в щитовом домике навечно. Все отходы жизнедеятельности из туалета, кухни и душа льются под пол.

 

13

 

Кристина подняла деревянный настил и показала, что происходит внизу. Там фекалии собираются, затем, при значительном переполнении подвала, направляются самотеком по трубе в ручей, называемый местными «говняевкой». И это в черте Саратова, более чем в миллионной агломерации. В регионе, выбирающем вместе с губернатором Валерием Радаевым «вектор лидерства».

 

14

 

— Круглый год задыхаемся здесь. Запах, сами понимаете, ужасный. Иногда мужчины лезут в подвал и начинают гнать волну, чтобы хоть чуть-чуть очистилось, — продолжает рассказывать сирота.

 

Крысы не боятся людей

А еще здесь есть крысы. Огромные. Они людей не боятся вовсе. Зато жильцы их опасаются, говорят — заразные. Некоторых кусали. Так медики два десятка уколов потом делали. Для борьбы с этими «домашними животными» завели несколько кошек. Администрация Саратова в своем собственном маневренном фонде, видимо, травить крыс, тараканов и клопов не собирается.

Все перечисленные проблемы жителей барака меркнут по сравнению с самой главной: несколько дней назад здесь отрезали отопление. Пришли коммунальщики, стали менять железные трубы на пластиковые, потребовали от людей купить радиаторы для комнат за свой счет. Люди сказали: «Жилье выдано на условиях социального найма, временно, поэтому ничего покупать не будем!». После такого разговора ремонтники исчезли. Что будет дальше, не знает никто.

 

15

 

Хотя надо отдать должное распорядителям маневренного фонда. С июня здесь заменили проводку, частично поменяли полы, постелили линолеум, поставили три пластиковых окна и покрасили стены в двух местах.

Сейчас в бараке «временно» проживают пять семей. Это Павленко, Шевцовы, Стародубцевы, Чарошкины, Балашовы. Все они стоят в очереди на жилье. Шевцовы ждут его 18 лет, Балашовы — 15, Стародубцевы -12, Павленко -5 лет. В том году выселилась одна семья — переселенцы из Казахстана получили 4-х комнатную квартиру.

В бараке, где жизнь хуже, чем в ночлежке из пьесы Максима Горького «На дне», есть еще 15 свободных комнат. Они  приготовлены чиновниками для  саратовцев, оказавшихся в безвыходной жизненной ситуации. В том числе для тех, кто пока наслаждается жизнью в пансионате «Сокол».