«А люди умирают»: пока региональный минздрав хвалится работой «скорой», укомплектованность выездных бригад медперсоналом в «новом Саратове» составляет всего 27,8 процента

«А люди умирают»: пока региональный минздрав хвалится работой «скорой», укомплектованность выездных бригад медперсоналом в «новом Саратове» составляет всего 27,8 процента
© ИА «Версия-Саратов»

Укомплектованность выездных бригад отделения скорой медицинской помощи ГУЗ СО «Саратовская РБ» медицинским персоналом составляет всего 27,8 процента. Информацию об этом сообщила председатель комитета организации медицинской помощи взрослому населению регионального минздрава Олеся Ермолаева. Такие неутешительные данные чиновница предоставила жительнице областного центра в ответе на её обращение по факту смерти отца заявительницы.

Трагический случай произошёл в семье 29 июля. В этот день стало плохо отцу женщины, который проживал в хуторе Маяк (входит в Гагаринский район так называемого нового Саратова).

«Сиделка позвонила мне в 15 часов и сказала о том, что вызвала для папы «скорую». Я тут же поехала к нему. Была на месте через час. Папа находился без сознания. «Скорой помощи» всё ещё не было.

Я звонила во все инстанции, какие только можно. Выходила на министерство здравоохранения, беседовала с главврачом станции «скорой помощи». Говорила о том, что человеку необходима срочная помощь. Но «скорая» приехала только через 3 часа после вызова!

Тут же выяснилось, что это — обычная «скорая», которая ничем помочь не может, поскольку нужна реанимация. Некоторое время — около получаса — мы ждали реанимационную бригаду. Вот эти полчаса — это как раз адекватное время, за которое «скорая» может доехать до хутора после вызова.

Но вот, что я выяснила в тот день: Гагаринский район существует только на бумаге! О его существовании известно тем, кто инициировал присоединение к Саратову новых населённых пунктов. А больше никому, видимо, не известно.

Мне, например, в городской станции «скорой помощи» заявили, что нет никакого Гагаринского района. Мол, звоните в Саратовскую районную больницу. А там — всего две «скорые». Потому так долго и едут…

В итоге, папу доставили в больницу только в 20 часов. А в 2 часа ночи он умер», — рассказала заявительница.

Чтобы разобраться, связана ли смерть отца с длительным ожиданием «скорой» в «новом Саратове», она обратилась в региональный минздрав. В ответ 29 августа пришёл тот самый документ за подписью Олеси Ермолаевой.

«Длительное ожидание бригады скорой медицинской помощи к Вашему отцу было вызвано объективными причинами (обслуживание ранее поступивших вызовов в экстренной форме, и, как следствие, отсутствие свободных от выполнения вызовов бригад)», — в частности говорится в ответе.

«Сегодня я увидела на новостных сайтах отчёт министерства о том, как хорошо и бесперебойно работают у нас в Саратове и области „скорые“. О том, что жалоб нет и всё замечательно. А в это время люди умирают. Не думаю, что в такой ситуации есть поводы для хвастовства», — отметила собеседница.

Редакция ИА «Версия-Саратов» просит прокуратуру Саратовской области считать эту публикацию официальным обращением. Надеемся, что компетентным органам удастся установить, насколько в действительности укомплектован штат медперсонала, работающего на «скорых» в регионе.

Мы продолжим следить за развитием событий.