Бизнесмены с яйцами: саратовские ларечники рассказали, как битва с системой довела их до голодовки

Бизнесмены с яйцами: саратовские ларечники рассказали, как битва с системой довела их до голодовки
Валентина и Владимир Савины / © ИА «Версия-Саратов»

Впервые предприниматель Владимир Савин с супругой обратились в редакцию ИА «Версия-Саратов» еще в феврале прошлого года. Тогда они пытались решить проблему с оформлением прав на торговлю. С тех пор их ситуация лишь усугубилась, а сами Савины готовы решиться на отчаянный шаг в знак протеста. И их можно понять. Как рассказали супруги, за право торговать законно они бьются последние 20 лет. С представителями власти и правоохранительных органов. А вся история их предпринимательства — яркая иллюстрация к жизнеописанию, пожалуй, каждого саратовского ларечника.

 

Яичная монополия

Владимир Савин признается, что торговля для него — родная стихия. Торгует всю сознательную жизнь. В советское время занимал руководящие должности в розничных магазинах, а когда началась перестройка, решил работать на себя и занялся предпринимательством. Конечно же, в сфере торговли.

Главной темой Савина, основным предметом продажи вот уже 30 лет является куриное яйцо.

«Начинал я свой бизнес на рынке „Купеческий“ в районе 1-Дачной. По договоренности с  хозяином рынка, занял все точки по торговле куриным яйцом. Был своего рода монополистом в отдельно взятом рынке и официальным дилером Саратовптицепрома», — говорит наш собеседник.

Продукцию на продажу Савину тогда поставляли все птицефабрики в округе. По словам предпринимателя, со многими из них сотрудничество растянулось на долгие годы.

«Птицефабрики устанавливали мне свою продажную цену, а я добавлял свою наценку до 25%. По факту 25% у меня никогда не было. Мы никогда не жадничали. Обычно это 18-19% было. Нам хватало. Зато на наши цены за яйцом на 1-Дачную ехали даже с Заводского района», — рассказывает Савин.

Через какое-то время на точках с яйцом начали продавать и куриное мясо. Расшириться предложили сами владельцы рынка «Купеческий».

 

Тот самый участок

Тот самый участок

 

До 2000 года, по словам Савина, никаких проблем в бизнесе он не испытывал. И даже распространенная тогда проблема рэкета его не коснулась.

«Все потому, что я долго сотрудничал с милицией. Был у них внештатным аналитиком. Много лет работал с областным ОБЭПом в качестве ревизора-документалиста. — рассказывает Владимир Савин. — Я делал документальные ревизии финансово-хозяйственной деятельности организаций, предприятий, учреждений и т. д. Мне прямо домой привозили необходимые для анализа документы, а я по ночам считал и писал отчеты. Так вот когда я решил заняться предпринимательской деятельностью и выйти на рынок, милиционеры мне сказали: „Никто тебя там не тронет“. И никто меня не трогал. 10 с лишним лет».

 

5 лет с разрезанным горлом

В 2000 году в жизни Владимира Савина начались перемены. Сначала он принял решение уйти с обжитого места на рынке «Купеческий», потому что изменились условия работы и политика руководства. А затем, практически сразу, у Владимира Александровича диагностировали рак горла. 

По состоянию здоровья, после операции и в период восстановления, Владимир Савин не мог заниматься бизнесом и налаживать работу новой точки, которую открывал в торговых рядах на углу улицы Алексеевская и проспекта 50 лет Октября. Заботы о семейном бизнесе взяла на себя жена Валентина Алексеевна.

Первое время женщина пыталась совмещать работу на Жиркомбинате с  предпринимательской деятельностью. Днем работала на рынке, на комбинат выходила в ночную смену. «Спать успевала только по 3-4 часа. Потом все-таки решила уволиться и заниматься только торговлей яйцом», — говорит Валентина Савина.

Она зарегистрировала ИП и стала полноправной хозяйкой торговой точки наравне с мужем. В своем ларьке супруги торговали отнюдь не золотыми яйцами. Доходы были выше, чем средняя зарплата, но все-таки не баснословными.

«Все что мы успешно заработали за предыдущие 10 лет, мы так же успешно потратили на лечение, операции, химиотерапию и реабилитацию. Нам это встало очень дорого. Если в то время за операцию врачи брали 3000 рублей, то мы отдали ему 25 000 рублей», — рассказывают супруги.

«Я 5 лет жил с разрезанным горлом. Врач не зашивал меня, сказал, что надо прожить 5 лет под постоянным наблюдением. А чтобы наблюдать, к прооперированному участку гортани нужен доступ. Вот через этот разрез в горле меня и наблюдали. Врач сказал, 5 лет без рецидива проживешь, считай, проскочили. Хотя вернуться болезнь может в любой момент»,  — говорит Владимир Савин.

В следующие 15 лет Владимир Савин перенес еще несколько операций. У него обнаружили рак молочной железы, а затем и рак предстательной железы. Мужчина едва не лишился зрения (сейчас видит только один глаз). Позже начались проблемы с сердцем и другими органами.

«Я умирал 3 или 4 раза, перенес 23 операции в общей сложности. — говорит он. — Смерти я не боюсь, но умирать не хочу».

 

По законам улицы

Правила торговли в рядах на улице в начале нулевых все еще были дикими. Места занимались не «согласно купленным билетам», а по принципу «кто первый встал». Савины облюбовали там один пятачок на углу улиц Аптечная и Алексеевская. Там и поставили наспех свинченный из профлиста прилавок.

 

Прилавки рядом

Местная ярмарка

 

«Этот участок — промежуток между другими ларьками. Шириной буквально метра 2-2,5», — рассказывает Савин.

Привыкший работать в рамках действующего законодательства и вовремя оформлять все необходимые документы предприниматель поначалу был шокирован правилами «свободного рынка». 

«У меня всегда все было четко. Все документы в порядке, налоги уплачены, зарплата продавцам без опозданий, медкнижка и трудовая книжка на каждого продавца, — рассказывает собеседник. — Я всегда стараюсь следовать закону и не люблю ходить по краю. Зачем нужны эти риски, неоправданные?».

Но в уличных рядах на многие формальности закрывали глаза. Как рассказывает собеседник, здесь торговали всем подряд. В одной палатке — мясо, в соседней — нижнее белье. Иногда и белье, и мясо чуть ли ни на одном прилавке. Яйцом торговали все, кто хотел. Везли его отовсюду. Ни о каком соблюдении санитарных норм и правил речи не шло. О покупателях не заботились, о своей репутации тоже.

«Были и наезды со стороны конкурентов и соседей по ларькам, претензии по ассортименту и по ценам. Пугали, угрожали. Приходилось все эти дела разруливать и как-то у меня это удачно получалось, — говорит Савин. — Но в один прекрасный день подходит к нашему ларьку местный участковый и просит подарить ему полторы коробки яйца. Я отказал. Он пригрозил мне проблемами и начал требовать разрешение на торговлю».

Документы Савиных в тот момент были на стадии оформления. Процесс оказался неожиданно долгим.

«В каждой инстанции, в каждом кабинете, где приходилось оформлять ту или иную справку, от меня чего-то ждали. Полагаю, платы за ускорение. Я не платил принципиально, — говорит наш собеседник. — В ответ выдачу бумажек затягивали до тех пор, пока не кончался срок действия уже полученных. И все приходилось начинать сначала. Представляете, какое у меня состояние было? Я бандитам в 90-е не платил, я милиции не платил, а представителям органов власти на местах должен платить». 

Участковые менялись, а претензии к торговцам оставались прежними. И условия их прекращения тоже.

«Нам через других людей передавали, мол, платите и не будет у вас проблем. Поэтому мы  очень торопились оформить документы на торговлю. Но никакого выхода из замкнутого чиновниками круга не было. Пошел в прокуратуру. Все рассказал, пожаловался на бесконечный цикл оформления справок. И тут случилось чудо. Прокурор отправил нас в администрацию, при нас позвонил в комитет по экономике Алексею Санникову (возглавлял комитет по экономике и инвестиционной политике администрации Саратова С 2002 до 2011 годы, — прим. авт.) и попросил принять. После визита к Санникову нас включили в карту-дислокацию торговых объектов, а стихийный рынок на 1-Дачной обозначили как круглогодичную сельхозярмарку. И мы на этой ярмарке со своим ларьком остались торговать яйцом. В законе. Претензии к нам на этом прекратились».

 

Война с ларечниками

В 2009 году  супруги Савины вовсю готовились арендовать кусок земли под ларьком. Но в том же году в Саратове была объявлена война с ларечниками.

 

Парковка на участке

«Захват» парковкой

 

«Мы потратили на оформление всех бумаг 30 тысяч рублей. Заказали межевой план, участку присвоили кадастровый номер. Согласовали участок с коммунальщиками, чьи сети проходили под ларьком. Оплатили СПГЭС проект по электрификации ларька, — рассказывают Савины. — Оставалось только договор аренды в администрации подписать. И тут новая напасть. Завтра нам ехать подписывать договор, а сегодня звонят из комитета и говорят, что все отменяется. Что глава города Олег Грищенко (ныне покойный, — прим. авт.) велел расторгнуть все договоры с ларечниками в одностороннем порядке. Ярмарку нашу закрыли, а мы опять оказались вне закона. Документы все на руках, деньги потрачены, прав никаких нет».

Добиваться разрешения на торговлю Владимир Савин решил напрямую. Записался на прием к главе города и спросил, что им с женой делать в новых обстоятельствах.

«Говорю, как же теперь получить разрешительные документы, ведь столько времени потратили, нервов и денег. — рассказывает Савин. — Ну, а Олег Васильевич мне и говорит, мол, чем я тебе не разрешительный документ? Говорит: „Иди работай. Пока я есть власть, тебя никто не тронет“. И нас действительно, никто не трогает и ничего от нас не требует. Следующие несколько лет мы работали на честном слове Грищенко. Налоги платим, отчисления во внебюджетные фонды делаем, и к нам никаких вопросов».

 

Беда не приходит одна

Необходимость вернуться к вопросу оформления разрешительных документов снова возникла после того как Олег Грищенко перестал быть властью в Саратове. Владимир Савин до конца 2016 года ходил по инстанциям в надежде оформить документы на участок.

Но довести начатое до конца ему не удалось. Семейная пара вынуждена была оставить свой бизнес. У жены Владимира Савина диагностировали рак молочной железы.

«Мы закрыли ИП и отдали свой ларек другому человеку, на условии, что когда Валентина поправится, будет помогать ему с учетом и ведением бухгалтерии. Доход от ларька договорились делить пополам. Денег стало меньше, но все они нужны были, чтобы вылечить Валентину Алексеевну», — рассказывает собеседник.

Примерно через год Валентина Алексеевна, перенеся тяжелую операцию, снова была в строю. Первое время договоренности по работе в их старом ларьке соблюдались. Но потом новый хозяин торговой точки изменил условия. Вместо 50% от доходов ларька Валентина Савина за свою помощь начала получать зарплату в виде МРОТ.

«Наших пенсий — 9 и 11 тысяч рублей — ни на что не хватает. Только у одного меня обязательные лекарства выходят на 6000 рублей, плюс коммуналка — 5000 рублей. А еще нужно есть и одеваться. А еще бывают непредвиденные расходы», — объясняет Владимир Савин их с женой решение снова заняться предпринимательством. 

 

Битва за место

На этот раз Савины решили пойти другим путем и прежде чем ставить ларек на свободном участке, сначала этот участок арендовать. На том же рынке-ярмарке на 1-Дачной, фактически по соседству со своим бывшим ларьком нашли никем не занятую площадку около 6 квадратных метров.

Получить землю в аренду можно только через аукцион. Чтобы принять в нем участие, нужно зарегистрировать ИП. Участок обозначить в определенных границах и зафиксировать их в отдельных документах.

«Мы все сделали, и ИП снова зарегистрировали на Валентину Алексеевну, и адресный ориентир согласовали со всеми. Причем сначала ориентир был 2 метра от улицы Аптечной, 2 метра от Алексеевской и нам его завернули. А утвердили другой ориентир потом — 2 метра от улицы Аптечной, 7 метров от Алексеевской. Стали ждать аукцион. 6 месяцев ждали, — рассказывает Владимир Савин. — Все это время Валентина работала за зарплату в чужом уже ларьке, но платила взносы как ИП за себя».

Аукцион супруги в конечном итоге выиграли. К январю 2019 года долгожданный договор был у предпринимателей на руках. Срок его действия ограничивался датами с 15 января по 31 декабря 2019 года.

«То есть 11 с половиной месяцев. Аренда на этот неполный год обошлась нам в 85 тысяч рублей. Но мы и этому были рады, думали, наконец-то заживем», — рассказывают супруги.

В январе Савины пришли на свой участок, чтобы примерить, как поставить новый торговый павильон, о покупке которого уже договорились. Но обнаружили, что место занято. Буквально за ночь, как рассказывают наши собеседники, на нем вырос ларек одного из представителей азербайджанской диаспоры.

 

Чужой ларек на участке, после получения права на торговлю здесь Савиными

Справа — появившийся чужой ларек

 

«У нас шок. Звоним в администрацию, никто не понимает кто это, откуда и зачем. Начались качели. Оказывается, чтобы самовольно поставить ларек никаких разрешений-то и не нужно. А вот чтобы его убрать, как незаконный, надо долго судиться и потом долго ждать, когда приставы соизволят обеспечить исполнение решения суда. У нас ушло 5 месяцев на то, чтобы тот ларек сковырнуть с нашего места, — рассказывает Валентина Савина. — Все это время я продолжала работать за 10 тысяч рублей на соседней точке и платить положенные мне как предпринимателю налоги».

 

Грабеж среди белого дня

Начать работать на арендованном участке в 2019 году у Савиных так и не получилось. Новый торговый павильон, который они мечтали установить на своем участке, их не дождался. Его продали другим людям. Да и денег на какие-то приобретения после судебной волокиты уже не осталось.

Савины надеялись продлить аренду на следующий год и накопить к тому времени денег на покупку павильона. Поэтому присматривали за арендованным участком, ухаживали за ним и отбивали от притязаний третьих лиц.

«В один прекрасный день в конце июля я пришла на 1-Дачную и вижу подъемный кран, КАМАЗ и на нем ларек. А наш участок аккуратненько подравнивают, — рассказывает  Валентина Алексеевна. — Я подняла шум, а меня за грудки начали таскать, думала в асфальт там и закатают. Позвонила в полицию, два раза муж из дома вызывал. Никто не приехал. И на счастье идут мимо двое мужчин. Вмешались в эту потасовку, разняли. Спрашивают: что происходит? Я вкратце объясняю, что вот, мол, землю, которую мы арендовали, незаконно пытаются занять другие люди. Один из этих мужчин оказался человеком со связями и возможностями. Он предложил поставить легкую ограду, чтобы обозначить, что участок уже занят. И даже предложил помочь с этим. Буквально на следующий день приехали от него несколько человек и эту ограду там установили».  

Ограждение, решив одну проблему, стало причиной новых неприятностей.

 

Ограждение

 

«Эта ограда не понравилась Саратовскому предприятию городских электросетей. Они потребовали от нас гарантийного письма о том, что мы уберем „забор“ — ограждение, если им потребуется доступ к сетям. Мы, дескать, своим забором перекрыли им доступ. Но ведь это не так, — говорит Валентина Алексеевна. —  Я поехала в СПГЭС, объяснила, что ни один кабель их не пересекли. Столько лет на этом месте работаем, мы знаем прекрасно, где эти кабели проходят. Плюс все столбики чисто декоративные, не глубже 30 см вкопаны, а на 30 см по всем их же нормативам копать можно. Не сразу, но тогда вопрос удалось уладить. СПГЭС свои претензии сняли. По крайней мере, мы так думали».

 

Письмо из прошлого и голодовка

С января 2020 года супруги начали выяснять: как продлить аренду на участок на рынке? Оказалось, все так же — через аукцион.

«Написали запрос на участие. У Сергеевой  (Елена Сергеева, начальник управлении развития потребительского рынка и защиты прав предпринимателей администрации города Саратова, — прим. авт.) узнали, что адресная сетка торговых объектов давно готова и находится в КУИ (комитет по управлению имуществом администрации Саратова, — прим. авт.), который и должен провести аукцион», — говорит Владимир Савин. — Но в  КУИ ничего выяснить не удается. На наши письма они не отвечают. В начале июня, девочка на том конце провода сообщила, что никаких аукционов не проводится, потому что эпидемия. Мы спрашиваем: что ж нам делать? А она отвечает: Путину позвоните, он вам пусть скажет».

11 июня Савины получили письмо из комитета в ответ на обращение от февраля 2020 года. Своё письмо КУИ написали еще в апреле, на почте, судя по штампу, оно оказалось в мае, а к Савиным было доставлено только в июне.

«В письме мы обнаружили отказ по участку, потому что «ориентиры 2 метра от улицы Аптечной и 7 метров от улицы Алексеевской» затрагивают охранную зону электросетевого хозяйства». Но позвольте. Эти ориентиры еще год назад всех устраивали, и водоканал, и СПГЭС и других», — отмечает наш собеседник.

В КУИ Савиным сообщили, что адресный ориентир не согласовали именно в СПГЭС. И  более того, предприятие городских электросетей написало на предпринимателей жалобу в комитет за то, что те «перекрыли доступ к электросетям».

«Теперь я думаю, что все это не случайно. Полагаю, нас не хотят допускать до аукциона, а участок перейдет другим людям. Нет там никакой охранной зоны. Наше ограждение стоит в допустимых параметрах, кабели на глубине 2 метров. А для доступа электриков там предусмотрены ворота, — говорит Владимир Савин. — Мы уже исчерпали все возможности, которые считали допустимыми и приемлемыми, для того чтобы добиться законным путем возможности обеспечивать себя в старости. Мы, два смертельно больных человека, не просим денег, госпомощи и никаких подачек нам не надо. Мы просим дать нам возможность спокойно работать и платить налоги.

Если никаких подвижек не будет, мы объявим голодовку. Этот ларек помогает нам выживать — покупать еду и лекарства. А кругом одно непонимание».