Чиновник рассказал, в каких больницах Саратова кадровики и завхозы получают по 150 тысяч рублей в месяц

Чиновник рассказал, в каких больницах Саратова кадровики и завхозы получают по 150 тысяч рублей в месяц
Андрей Саухин / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня в Саратовской областной думе прошло заседание комитета по социальной политике. Участники собрания обсудили проект закона о бюджете территориального Фонда обязательного медицинского страхования. Согласно документу, доходы организации составят 27,138 млрд рублей, расходы — 27,160 млрд рублей. При этом 113 млн рублей пойдут на обеспечение работы фонда.

Перед собравшимися выступил директор ТФОМС Андрей Саухин. Он сообщил, что рост расходов составил 380 млн рублей. При этом доходы увеличились на 358 млн рублей. Деньги поступили от фондов других регионов страны, жители которых лечились в Саратовской области. Кроме того, в бюджет также поступили штрафы, наложенные страховыми компаниями на медицинские организации.

Заслушав выступающего, депутат Станислав Денисенко (ЛДПР) заявил Саухину: «Больницы и поликлиники из года в год становятся все хуже. Ваша организация слишком дорого нам обходится, ее работа не отвечает всем требованиям». Оппозиционер поинтересовался, как изменилась численность работников фонда и их зарплата. Отвечая, директор фонда заверил: «По численности персонала и по расходам ТФОМС Саратовской области находится на одном из последних мест в стране. Зарплата сотрудников фонда растет меньшими темпами, чем зарплата в больницах и поликлиниках. При проверках мы видим, что зарплата обеспечивающего персонала довольно существенная. Бухгалтера, кадровики, завхозы в некоторых больницах получают по 150 тысяч рублей в месяц», — добавил Саухин. В качестве примера он привел горбольницу № 3 Саратова.

Андрей Саухин также парировал обвинения Денисенко и предложил либерал-демократу обратиться в свою фракцию в Госдуме РФ и выступить с инициативой об упразднении фондов ОМС всех регионов. «А то вы голословно говорите каждый год», — заметил он. Денисенко оскорбился и потребовал прервать выступающего. «Он не может комментировать мои заявления и давать им оценку!» — объяснил он.

В результате законопроект был одобрен и направлен на заседание думы.