Директор «РЭМО» рассказал о банкротстве предприятий, руководство которых власти в прошлом году настойчиво просили наладить выпуск медицинских масок

Директор «РЭМО» рассказал о банкротстве предприятий, руководство которых власти в прошлом году настойчиво просили наладить выпуск медицинских масок
© ИА «Версия-Саратов»

В Саратовской области из-за рухнувшего спроса обанкротились или стоят на грани разорения производители медицинских масок. Об этом рассказал директор Саратовского электромеханического завода «РЭМО» Аркадий Волошин изданию «Новые Известия».

Директор отметил, что в прошлом году в начале пандемии руководителей предприятий собирали губернаторы, министры и настойчиво просили наладить выпуск медицинских масок в разы.

«Бизнес отозвался. Набрали людей, взяли кредиты, приобрели оборудование… Все сделали, рассчитывая, что этот тренд сохранится, что власти будут создавать стратегические запасы, будут планировать производство. Но уже осенью спрос рухнул, усилия бизнеса стали просто не нужны никому! Лично знаю людей, которые поверили, вложились и сейчас либо обанкротились, либо стоят на грани», — сообщил Волошин журналистам.

Минпромторг отчитался, что заводы на максимуме могут выпускать 21 миллион масок в сутки. Тогда как гражданам и организациям в среднем требуется 10,5 миллион изделий в сутки. В настоящий момент средний чек на покупку индивидуальных средств защиты упал в три раза. По данным «Новых известий», отечественные производители еще столкнулись с тем, что крупные предприятия стали закупать медицинские маски в Китае по более низким ценам. В связи с этим российская продукция оказалась не востребована. Эту проблему заметили власти. В ноябре 2020 года Минпромторг предложил ограничить закупку импортных масок. Такое же предложение прозвучало и в начале года.

Директор завода «РЭМО» Волошин рассказал, что они в феврале–марте прошлого года наладили на предприятии выпуск бактерицидных рециркуляторов, применение которых везде санкционировал Роспотребнадзор.

«Развернули дополнительные мощности, набрали 100 новых сотрудников. Реально работали несколько месяцев без выходных, не выходили с завода по 14-16 часов. Нарастили выпуск свыше 1000 приборов в сутки, — сообщил он. — Эффективность рециркулятора могу подтвердить на примере своего завода. У нас работает 400 человек, приборы висят во всех помещениях. Коронавирус за весь год обнаружился у семерых, люди переболели в легкой форме, инфекция распространения не получила. Дали в некоторые регионы приборы бесплатно попробовать. Отовсюду отзывы: „Супер-идея!“ Правительство области, губернатор поддерживают: „Дело нужное, делайте больше“. Были планы внедрить наши рециркуляторы на общественный транспорт, где самая зараза, в такси, в кинотеатры, рестораны… Да кто только этим не интересовался! Но вот какая штука, производители меня поймут, пока не будет указания сверху — никто не будет вкладываться в обеззараживающие приборы. Необходимость возникает, либо когда сам убедился в его эффективности, либо когда на высшем уровне сказано, что рециркулятор такая же обязательная защита от пандемии, как маски и санитайзеры. Но мы стали замечать, что правительство как-то уж очень быстро наигралось с идеей обеззараживания, интерес к отечественным приборам стал снижаться. А потом… на рынок бросились все, кому не лень, завезли огромное количество ламп из Китая, и мы стали как бы уже и не нужны, спрос на наши изделия упал в 10 раз».

По словам директора, эти лампы оказались без обеззараживающих средств, но зато стоили на 50% дешевле бактерицидных рециркуляторов. Их начали закупать учреждения. «Настоящий защитный рециркулятор — это комплектующий прибор, состоящий из нескольких ультрафиолетовых ламп и корпуса. Цена прибора не менее 2000 рублей (допустим, 2 лампы по 15 ватт — 800 рублей, плюс электроника 500 рублей, плюс металл на корпус — 700 рублей). Это прямые затраты, без накладных расходов, без прибыли. И вдруг мы видим на гостендерах цену за прибор — 700-800 рублей. Разговаривали с учреждениями, которые их закупают: „Зачем?“. Отвечают: „Положено! Роспотребнадзор требует, вот мы и закупились для проформы“», — сообщил Волошин.