«Для бедных»: пенсионерка из Вольска, которая уже два года одевает людей из Саратовской области и Санкт-Петербурга, рассказала, за что ее ругают и как помогают

«Для бедных»: пенсионерка из Вольска, которая уже два года одевает людей из Саратовской области и Санкт-Петербурга, рассказала, за что ее ругают и как помогают
«Вешалка добра» / фото предоставлено Светланой Семеновой

Жительница Вольска Светлана Семенова увидела во сне, как она может помочь людям, и взялась за дело. Пенсионерка создала проект «Вешалка добра». Она размещает на заборе своего дома одежду и обувь для бедных. Горожане ее ругают, нуждающиеся приезжают за вещами из соседних городов и сел. Сколько времени у женщины занимает волонтерская работа, не страшно ли ей оттого, что к ее жилищу днем и ночью ходят незнакомцы, и нужна ли ей помощь властей, пенсионерка рассказала корреспонденту ИА «Версия-Саратов».

—  Проект существует уже два года. Вешалка находится на заборе моего частного дома в центре Вольска, на улице Малыковской, 37. Идея создать ее мне приснилась. Увидела во сне, что у меня на заборе висят вещи для бедных. Ну, раз приснилось, я так и сделала. Прикрепила на забор вешалки — сколько уместилось, и стала вывешивать прямо на них женские, мужские и детские вещи. Прикрепила вывеску: «Одежда бедным». Стала давать объявления в местных группах в социальных сетях. Сообщала, что можно прийти, принести вещи или взять их даром.

Сначала я очень стеснялась этого. Никто ведь так не делает. Обычно все выбрасывают вещи в мусорные баки. По сути, получается, что я как бы переношу баки на свой забор. Потом подумала: да причем тут мусорные баки, чего мне бояться? Это ведь мой забор…

Все свои лишние вещи я уже раздала. Через меня прошли тонны одежды и обуви. Я слышала много слов благодарности от нуждающихся. Это помогает понять, что работу надо продолжать. Но есть и люди, которые меня ругают, стыдят.

Ругают не соседи, а все, кому не лень. Под окнами моего дома поставили автобусную остановку. Моего мнения никто не спросил. И некоторым людям, которые пользуются общественным транспортом, видимо, некомфортно проходить мимо развешанных вещей и людей, которые их выбирают. Говорили: «Ты позоришь наш город». Я отвечала, что не позорю, а помогаю бедным.

Другие люди убеждали убрать надпись «бедным». Вроде как, я этим словом унижаю людей. Но ведь есть государственная программа борьбы с бедностью. Значит, у нас есть эти самые бедные. И какое тут унижение? По-моему, унижение — это когда трудовая пенсия ниже прожиточного минимума.

В общем, люди, которые не считают себя бедными, могут спокойно идти мимо «Вешалки».

Многодетные семьи, одинокие матери, погорельцы, бомжи говорят мне: «Спасибо». Это огромная поддержка. Это дороже денег.

Иногда вещей привозят сразу много, в таком случае возникает проблема с их размещением. На забор все не повесишь. Он может и упасть под тяжестью. Тогда я держу всю одежду в коридоре. Другого места для хранения нет. Я обращалась к чиновникам за помощью — писала сообщение в специальной форме на официальном сайте. Просила на пустыре, смежном с моим двором и забором, сделать цивилизованную «Вешалку добра» — оборудовать навесы, чтобы вещи были защищены от осадков. В ответ — тишина…

Была мысль выкупить этот участок — но таких денег у меня нет. Его оценили в 500 тысяч рублей. За две сотки земли! Там стоял старый дом, его снесли. А участок остался. Он не огорожен, погреб не закопан, часть сарая не снесена. Этот пустырь летом зарастает, а зимой туда насыпают снег с дорог. Кучи получаются выше забора. Мой сосед — потомственный голубятник. Однажды к нему по этой куче снега залезли хулиганы и украли породистых голубей. У него чуть инфаркт не случился.

 

Семенова

Светлана Семенова

 

Я не считаю людей, которым помогла. Раньше вела банк данных, записывала телефоны, выдавала вещи лично, но потом отказалась от этого.

Многие до сих пор стесняются брать вещи самостоятельно. Им носят одежду более смелые друзья, родственники или соседи. Так они мне говорят. Но, в принципе, я не убираю вещи на ночь. Тот, кто стесняется прийти днем, может прийти затемно. И пусть приходят! Лишь бы не хулиганили и не вредили.

Ведь случается всякое. Например, приносят плохие вещи — грязные, вонючие, порванные, и развешивают их среди хороших. Я считаю, что это вредительство. Но я привыкла — спокойно отбираю плохие и выбрасываю. А некоторые люди приходят, берут одежду с вешалки и относят на мусорку. Зачем — не знаю.

Как бы там ни было, об этой вешалке сейчас знают тысячи людей, и не только из Вольска.  Недавно мне пришло sms-сообщение от жителей одного из сел Саратовской области. Люди рассказали — что конкретно им нужно. Я набрала вещи в мешок, чтобы они приехали и забрали его.

В Вольске часто отдыхают москвичи и петербуржцы. Несколько человек из Санкт-Петербурга приезжали летом, а тут было сильное похолодание. Они пришли и спросили, можно ли что-то взять. Люди мерзли, а на походы по магазинам они финансово не рассчитывали. Конечно, у меня они смогли подобрать теплые вещи и себе и детям.

А вообще, я ведь не спрашиваю у людей, откуда они. Поэтому сказать, кто из каких городов, не могу. Идею свою дарю всем. Пусть и другие делают так же.

Хочу поспособствовать уменьшению количества свалок. Без «Вешалки добра» все переданные людям вещи просто оказались бы в мусорных баках. Ведь только единицы относят вещи в церкви, где их принимают. В местном учреждении соцзащиты, насколько я знаю, одно время брали вещи для нуждающихся только с этикетками. В ином случае — отказывали. После этого одежду привозили мне.

Однажды работники магазина привезли коробки с нераспроданной обувью. Но я не задаю вопросов. Всех только благодарю.

Мои дети живут в других городах. Сначала сердились, мол, что за помойка вдоль забора. Сейчас смирились. Выступают только против слова «бедным» на заборе. Просят его убрать, написать «нуждающимся». А у меня вывеска сделана из куска сайдинга. Доски такой длины, чтобы на ней уместилось слово «нуждающимся», у меня нет.

И потом, если богатые люди увидят, что здесь что-то собирают для бедных, они поймут, что это их возможность проявить милосердие и заботу. Помочь другим.

Несколько лет назад у меня был магазинчик. Я продавала разные минералы, украшения. Вообще у меня было несколько профессий — учитель физкультуры, преподаватель географии, геоморфолог. Я организовывала туры в городском доме пионеров, а во время отпусков ездила в экспедиции с геологами. За восемь полевых сезонов (восемь лет) побывала на Урале, в Эвенкии (Красноярский край), на Саянах, Горном Алтае.

Более 15 лет пристраивала бездомных собак, кошек. Когда была индивидуальным предпринимателем, постоянно откликалась на просьбы администрации помочь всем, чем могу. Теперь вот докатилась до «вешалки»…

Без какой-либо помощи иногда начинаю уставать. Я на пенсии. Дорожки около дома подметаю сама. Снег чищу сама. Это сложно. Сложно разбирать пакеты с одеждой. Вещи бывают никудышные. Приходится их сортировать, решать — отправить их в мусорный бак или положить мешок для ветоши. Некоторые ведь берут вещи на переделку. Я не против, так им все равно дается вторая жизнь.

У людей разное представление о доброте. Крайний раз навешали такие тряпки — как будто из конуры подохшей собаки. Пришлось надевать перчатки и все убирать.

В основном все хотят только прийти и забрать одежду. Одна женщина, которая работает дворником, говорила мне, что поможет подметать. До сих пор так и не пришла. Кто-то говорил, что приедет зимой и будет снег подчищать. Еще едут, наверное, лопаты готовят.

Конечно, «Вешалка» занимает очень много личного времени, но я буду продолжать этим заниматься. Новую одежду я подвешиваю каждый день, а бывает, что несколько раз за день. Стараюсь вывешивать побольше, когда нет дождя или сильного снега.

Количество людей, которые принимали участие в проекте, уже не поддается никакому подсчету. Информация о «вешалке» расходится цыганской почтой.

Местный депутат недавно спрашивал, как мне помочь. Я попросила его посодействовать с тем участком. Он ответил, что будет узнавать, что можно сделать. Посмотрим.

 

P.S. Получить комментарий администрации Вольского района пока не удалось. Корреспондент ИА «Версия-Саратов» пытался узнать у местных властей, получали ли они электронное обращение Светланы Семеновой. 21 ноября в приемной главы района Виталия Матвеева нам рассказали, что он находится в отпуске, и посоветовали обращаться к его заместителю — Вадиму Баршутину. Вадим Баршутин в момент звонка журналиста был на совещании. На следующий день он посоветовал корреспонденту нашего издания обратиться к другому представителю местной власти, пообещав прислать ее номер в sms-сообщении. Сообщение от чиновника нам так и не пришло.

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?