До и после: как выживает молодой парализованный парень после рокового прыжка на саратовском пляже (и сколько это стоит)

19 сентября 2018, 14:55
До и после: как выживает молодой парализованный парень после рокового прыжка на саратовском пляже (и сколько это стоит)
Никита Савалев до и после травмы / © ИА «Версия-Саратов»

О парализованных, лежачих больных, в один миг оказавшихся на больничной койке без движения, говорят так: «Жизнь поделилась на „до“ и „после“ травмы». У 19-ти летнего Никиты Савалева нет никакого «после», есть только «сейчас». Каждый день и он, и его семья — мама, бабушка и брат — ищут ответ на трудный вопрос: «Как жить дальше?». Когда речь заходит о продолжении лечения и процедурах, Никита отворачивается и говорит: «Мне все равно!». Но надежда, если уж не поднять парня на ноги, то сделать его жизнь более сносной, есть.

 

На пляже никогда не был

Беда в дом Савалевых пришла 28 июня 2017 года. До 18-летия Никиты тогда оставалось меньше двух месяцев. Лето в тот год выдалось холодным — шли проливные дожди, гремели грозы, купальный сезон на саратовских пляжах открылся только к концу июня. В один из теплых и солнечных дней Никита вместе с четырнадцатилетним братом Егором пошли на пляж «Золотые пески».

Семья переехала в Саратов с севера, на пляже они никогда не были, чаще отдыхали на даче. Поход детей на муниципальный пляж «Золотые пески» оказался первым и, к сожалению, последним. 

Вода в Волге из-за дождей в Поволжье сильно поднялась. Возможно, ее излишек «сбрасывали», как это обычно бывает, на Саратовской ГЭС. Словом, желтые железные качели, стояли в воде, затопленные где-то на полметра. Никита залез на них и нырнул…

— Сам виноват, — говорит Никита. — Если бы можно было вернуть все назад, все было бы по-другому. Сейчас жизнь была бы другой. А так — лежу, вспоминаю, как помогал на даче, играл в футбол.

Перед тем, как случилась трагедия, Никита поступил в колледж, хотел быть строителем. За несколько месяцев до совершеннолетия записался в автошколу, после дня рождения должен был получить водительские права. Машина в семье была. Иномарка осталась от отца, который привез с Севера онкологию и «ушел» в возрасте 38 лет, за несколько лет до трагедии с Никитой. Мать Ирина (ей сейчас 38 лет) осталась с двумя мальчишками на руках.

— Договаривались, что ребята будут все время на связи. Звоню, а телефон не отвечает. Не знала, что и думать. Потом Егор ответил на звонок, сказал: «Никита нырнул и, кажется, что-то сломал!», — вспоминает бабушка Таисия Ивановна.- Весь «сложился», там глубина была всего 60 сантиметров, вода мутная, дна не видно. Не знаю, как он «голову не включил». Ведь и плавать умел, дыхание подолгу задерживал.

 

бабушка

Таисия Ивановна

 

Никита так и остался под водой. Хорошо, что рядом были люди. Вытащили, иначе бы захлебнулся. Они же вызвали «скорую». Фельдшеры унесли травмированного на носилках. Ходить он уже не мог, руки и ноги не двигались. Его отвезли в 1-ю городскую клиническую больницу, где рентген показал перелом 5-го шейного позвонка, ушиб спинного мозга.

 

Прогнозов никто не дает

— Никаких прогнозов не даем, — сказали тогда врачи. — Случай сложный!

Затем парня начали готовить к операции на спинном мозге. На следующий же день ее сделали в «НИИ травматологии, ортопедии и нейрохирургии», входящем в структуру СГМУ. Никите провели резекцию сломанного позвонка, поставили эндопротез и зафиксировали место травмы пластиной и жестким шейным воротником.

Через несколько часов он уже не мог дышать, в легких скопилась жидкость, ему пришлось делать трахеостомию. Это когда на горле и в трахее больного делается надрез, вставляется трубка, через которую можно дышать. Его лечили гормонами, антибиотиками.

— Врачи ничего не обещали. Все это время внук был в сознании, разговаривал с нами, все понимал. Только ничего не чувствовал, даже операции делали без наркоза, — говорит бабушка Никиты.

— Я поддерживала, старалась вселить надежду, говорила, что прогноз положительный, а сама выходила из палаты и ревела, — вспоминает мама.

 

мама

Мама Ирина

 

Хирург сказал тогда, что сделал все возможное, а дальше нужно проводить реабилитацию в специализированных медучреждениях. Через месяц Никиту выписали домой, дышал он уже самостоятельно, но держалась высокая температура. За время пребывания в больнице появились пролежни, особенно большой  (6 на 3 сантиметра) в области крестца, через него проглядывали кости.

По словам мамы и бабушки, эту беду лечили в течение 6 месяцев, перепробовав почти все мази и присыпки, рекомендованные врачами. И все-таки победили. Сейчас на теле нет ни одной царапины. Какова цена вопроса? Купили специальный противопролежневый матрас, а также кровать за 42 тысячи рублей.

Однако проблемы со здоровьем стали нарастать, как снежный ком. Родственники боролись с одной напастью — начались другие. Теперь уже врачи заговорили о застое в мочевом пузыре, образовавшихся там камнях и о плохом состоянии почек. 3 месяца назад Никиту снова прооперировали, теперь в 8 горбольнице. Удалили камни из мочевого пузыря. Впереди еще одна операция — на почках. Если будет лежать в отдельной палате, нужно еще 12 тысяч рублей.

 

«Мечтаю поесть самостоятельно»

Положительная динамика за прошедший год у больного есть. Появилась пока минимальная активность в руках. Он может поднять обе конечности, совершать движения, пробует управлять ими. Все это за счет плечевых мышц не потерявших чувствительность и способность двигаться. Никита научился пользоваться телефоном, нажимает кнопки, просматривает информацию, ведет странички в социальных сетях. Но воспользоваться ложкой он не сможет, удержать чашку с водой — тоже. Его ноги на ночь фиксируются ремнем, поскольку мышцы непроизвольно сокращаются и Никита не может из-за этого заснуть.

 

2SknOcMTmjA

 

— Мечтаю, чтобы можно хотя бы что-то делать собственными руками, хотя бы есть самостоятельно, а еще лучше, передвигать колеса на инвалидном кресле. Тогда можно ездить по квартире, а не лежать все время, — говорит Никита.

Эти навыки нужно развивать, они поддаются восстановлению, поскольку разрыва спинного мозга у него нет. От этого зависит качество жизни Никиты и его семьи. Пока же весь его окружающий мир состоит из комнаты с большим окном, телефона и телевизора. Нынешним летом он еще ни разу не был на улице, за исключением поездок в больницу. Друзья первое время заходили часто, поддерживали, потом стали заглядывать все реже. 

 

Все дорого для лежачих

— Сейчас хотим телефон купить такой, чтобы можно было выводить информацию на экран телевизора, выходить в интернет, смотреть что-то, — раскрывает планы мама Ирина.

— Все дорого для лежачих инвалидов! — сетует бабушка.

В отношении парализованных действует неписанное правило тех, кто на них зарабатывает: «С больного нужно брать, пока он лежит!». К сожалению, перспективы встать с постели и пойти своими ногами при таких травмах, как у Никиты, нет. А потому семье приходится платить.

Когда лечили пролежни, вызывали хирурга из частной клиники, это 2 тысячи рублей за один раз. После операции разошелся шов, вызывали платную скорую помощь, ездили в 8 горбольницу. Дорога туда и обратно обходится в 5 тысяч рублей. Это еще недорого, есть перевозчики, которым нужно отдать 7 тысяч. Потом трубка для оттока мочи, купленная также за свои деньги, выскочила, опять поехали в больницу. 3 раза за последний месяц платили по 5 тысяч рублей.

 

пандус

 

В подъезде пришлось установить убираемый к стене пандус. Сделан на заказ в Саратове. Цена с монтажом — 16 тысяч рублей. А еще приобрели инвалидную коляску — узкую, она в лифт умещается. За 10 тысяч рублей. Потом родственники купили надувную ванну — еще 10 тысяч. Мама и бабушка ставят ее рядом с кроватью, поднимают Никиту вдвоем, перекладывают в нее и моют. Поднимать парня тяжело, а специальное приспособление для этого стоит 30 тысяч рублей. Таких денег у семьи нет.

Пожалуй, проблем нет только с памперсами и пеленками, которые нужны постоянно. Их выдают инвалидам, с этим пока все в порядке.

— Мне уже ничего не надо, главное нашему мальчику помочь, — плачет бабушка. 

Никите назначили пенсию по инвалидности — 20 тысяч рублей. Его мама работать не может — Никиту нельзя оставлять одного даже на несколько часов. Она получает 1 200 рублей — пособие от государства по уходу за больным. Есть еще 15-летний брат Егор, он учится в колледже.

Как им удается свести концы с концами? Говорят, что кое-что заработали на севере. Теперь пришла беда — все потратили. Продали и машину, на которой хотел ездить Никита.

Реабилитация в течение 21 дня в специализированном санатории в Подмосковье стоит 413 тысяч рублей. По 16 тысяч в сутки за проживание и все необходимые процедуры, плюс проживание мамы — еще 3 тысячи рублей в день. Специалисты обещают только одно: сделать все возможное для Никиты. У них для этого есть все необходимое. В первую очередь, нужны стимуляция нервных окончаний и упражнения на тренажерах. Тогда у 19-летнего парня появится хоть какая-то надежда сделать собственную жизнь чуточку лучше.

Есть еще один вариант, но он, к сожалению, из области фантастики. Пересадка костного мозга стоит 18 миллионов рублей. Такая операция проводится в Израиле.

Два с лишним месяца назад бабушка попросила помощи у благотворительного фонда «Спасибо за жизнь», зарегистрированного на территории Саратовской области. Его председатель Наталия Савочкина пояснила, что очередь на получение помощи большая.

— В первую очередь помогаем детям, больным онкологией. Мы их не можем исключить из списка или подвинуть. Сборы благотворительные упали, в Саратове с этим проблема, — пояснила она.    

— Ждать помощи в такой ситуации бессмысленно, — считает бабушка.

Она открыла расчетный счет в банке и просит помощи для внука.  

Вот его реквизиты для рублевых переводов: доп.офис № 8622/0313 ПАО Сбербанк, кор/счет банка 30101810200000000607, БИК банка 043601607, счет получателя 42307810756002618715, Савалева Таисия Ивановна, телефон 8 987 388 78 47. Номер карты Сбербанка Таисии Ивановны: 4276560018422602.

— Когда ты ходишь на своих ногах, ты можешь уйти куда тебе угодно, повеселиться с друзьями, погулять с любимой девушкой, кайфануть! Пойти в кино, зоопарк, музей. Все делаешь руками! У тебя столько возможностей что-то сделать! А теперь представь, что у тебя нет этой возможности. Ты не можешь пойти куда-то, что-то сделать! И твоя жизнь в руках родных людей, они помогают, делают все за тебя. Хочу сказать всем одно: цените жизнь, она одна, не делайте глупости! — говорит Никита Савалев.