Эффект домино: жительницу Энгельса лишают свободы за чужую неосторожность

21 декабря 2017, 15:13
Эффект домино: жительницу Энгельса лишают свободы за чужую неосторожность
© i.warosu.org

В Энгельсском районном суде создан опасный прецедент, который должен насторожить многих работодателей в Саратовской области. Несчастный случай, произошедший с мужчиной, сунувшим деревянный брус под падающую бетонную плиту, оборачивается реальным сроком заключения для директора фирмы, в штате которой погибший состоял в момент происшествия.

При том, что он погиб не на территории предприятия, не в ходе выполнения должностных обязанностей и, конечно, не получал от руководителя указание убивать себя столь изощренным способом. Единственное, что позволило увязать несчастный случай с производством, так это то, что момент гибели совпал с рабочим временем погибшего.

Но правоохранители, а вслед за ними и служители Фемиды, сочли, что директор должна была проинструктировать подчиненного о мерах безопасности на все случаи жизни, независимо от того, что входило в его обязанности, и выдать ему каску. А раз этого не произошло, то 58-летней женщине, на содержании у которой находятся одинокие 80-летние мама и тетя, предложено "перевоспитаться"… в колонии-поселении.

Не исключено, что в деле замешаны чьи-то бизнес-интересы. Пока идут суды, земельный участок, на котором случилась трагедия, уже привлек к себе внимание таинственных "захватчиков".

Плиты

Несчастный случай произошел более года назад на заброшенной территории  возле  левобережного  поселка Пробуждение. Здесь ранее находились теплицы ЗАО "Энгельсское". Эта "заброшка" со временем превратилась в стихийные посадки, испещренные остатками былой роскоши – руинами гаражей, а также хозяйственных и административных построек.

Энгельсская предпринимательница Ирина Обухова несколько лет назад взяла на себя обязательство "присматривать" за этим участком. Она действовала на основании доверенности как частное лицо, по просьбе другого бизнесмена, уехавшего жить в Москву. Он несколько лет назад взял землю в аренду, а чтобы ее не изъяли, нужно было как-то использовать квадратные метры, заросшие бурьяном.

Помощи в этом деле у Ирины Владимировны и попросили. Тем более что совсем рядом находится ее собственная компания – ООО "Транс Логистик", в которой женщина до недавнего времени работала директором. "Транс Логистик" является достаточно крупным предприятием и занимается тем, что предоставляет Саратовской таможне по договору площади, специально оборудованные под временную стоянку грузовых автомобилей, ожидающих оформления грузов. 

- Территория моего предприятия огорожена, покрыта специальным асфальтом, соответствующим требованиям, предъявляемым таможней. Никаких иных направлений деятельности ООО "Транс Логистик" не имеет, - рассказала корреспонденту ИА "Версия-Саратов" Ирина Обухова. - А на заброшенном участке, управление которым было мне передано как физическому лицу по доверенности, требовалось выставить охрану. Даже то, что осталось от бывших теплиц, постепенно растаскивали. Видимо, на стройматериалы. Тогда я посоветовалась со своим завхозом – Александром Кандауровым – о том, как можно было бы лучше использовать землю, чтобы получать хотя бы минимальный доход и оплатить работу сторожей.

По словам женщины, Кандауров предложил ей заняться на этом участке совместным  разведением птицы.  При этом он взял на себя функции по уходу за пернатыми, найму сторожей, а Обухова из личных средств должна была финансировать закупку птенцов. К деятельности  ООО "Транс Логистик" все это не имело никакого отношения.

- Погибший Александр Кандауров - бывший военный, отличался хозяйственной жилкой, общительностью, и был человеком, которого окружающие ценили и уважали, - отметила Обухова. - Я не только бесконечно доверяла ему и советовалась по самым различным вопросам, выходящим за пределы служебных, но и поддерживала дружеские отношения с членами его семьи, в частности, с сестрой. При этом Александр Иванович нуждался в дополнительных деньгах и никогда не отказывался от любых вариантов дополнительно заработать.

В итоге, женщина профинансировала закупку птицы, а Кандауров приспособил для содержания живности часть брошенных построек. После этого, как уверяет предпринимательница, она особенно не вникала в дела, связанные с ранее заброшенным участком. В свободное от основной работы в ООО "Транс Логистик" время, Александр Кандауров  успешно использовал землю, а выручку от продажи птицы они делили между собой.

Летом прошлого года Александр Кандауров обратил внимание на то, что на участке есть вросшие в землю бетонные плиты. И возникла идея как-то использовать такую находку. Даже покупатель нашелся – местный предприниматель, к которому Кандауров обратился за помощью в их выкорчевывании. Тот сообщил, что имеющийся у него трактор для таких работ не подойдет, но изъявил желание приобрести плиты, если их удастся достать.

Место трагедии.jpg

Место происшествия. Фото из материалов дела

- Мы обсуждали это с Кандауровым, - рассказала Ирина Обухова. – В итоге, по просьбе Александра Ивановича, я нашла ему экскаваторщика-частника  по фамилии Митин. Тот должен был выковыривать плиты ковшом и класть их друг на друга, чтобы они ложились по принципу домино. А Кандауров должен был в течение дня наведываться на участок, чтобы следить за тем, работает ли экскаваторщик. Ведь у того была почасовая оплата труда.

Но все вышло иначе. Обуховой позвонили и сообщили, что на "птичном" участке произошел несчастный случай. На место она прибыла раньше правоохранителей и увидела, что рядом с одной из выкорчеванных плит лежит тело Кандаурова. Тут же находился увесистый деревянный брус… Поблизости стояли Митин и сторож с этого участка - Бикмулин.

Позже, со слов Бикмулина и неоднократно менявшего показания в ходе следствия и суда экскаваторщика Митина, выяснилось, что по каким-то причинам они изменили порядок извлечения плит.

Якобы по предложению Кандаурова, Митин цеплял задним ковшом плиту за край, приподнимал конструкцию, а Бикмулин бросал под нее поломанные деревянные ящики и поддоны. Делали так, чтобы между плитой и землей образовался зазор, под который в последующем можно было бы поддеть трос крана.

Под тяжестью плит, весивших более тонны, деревянные поддоны ломались. Тогда Кандауров сказал, что он придумал, что нужно делать, и ушел в сторону развалившихся теплиц. Через несколько минут он вернулся с большим деревянным брусом, длиной  более 2 метров и толщиной 15 сантиметров. Идея заключалась в том, чтобы "смягчать" падение бетонных плит на поддоны, подставляя под них брус.

В какой-то момент плита то ли соскочила с ковша экскаватора, то ли Митин преждевременно опустил ее, не убедившись в безопасности такого маневра. И тяжелый брус, на который обрушилось более тонны веса, ударил по левой нижней части лица Кандаурова, сломав ему нижнюю челюсть.

Как позже установил судебно-медицинский эксперт, удар был такой силы, что мозг пострадавшего получил повреждения, повлекшие смерть.

Каска

Следствие длилось более года. Результат – уголовное дело в отношении… Ирины Обуховой. Якобы трагедия случилась лишь из-за того, что директор "Транс Логистик" не объяснила взрослым мужчинам, что они должны вести себя на участке, никак не связанном с ООО, осторожно. И не выдала своему завхозу, который вовсе не должен был участвовать в процессе выкорчевывания плит, каску.

Изначально спорным являлся момент, каким образом то, что произошло с Кандауровым, связано с ООО "Транс Логистик". Была создана комиссия по расследованию несчастных случаев, в которую вошли сотрудники энгельсской администрации, инспекции по труду, органов социального страхования и представители фирмы. 

В результате горячих споров и при разделившихся голосах, комиссия отнесла несчастный случай с Кандауровым к категории происшествий на производстве. Однако было указано, что погибший вышел за пределы задания, порученного руководителем, а степень его личной вины была оценена в 40 процентов.

Основной документ, на котором основывало свою позицию следствие – это заключение пенсионера Николая Яковлева, представлявшего экспертную негосударственную организацию ООО "НИЛСЭ". Как считает защитник Обуховой -  адвокат Елена Сергун, это судьбоносное заключение основывалось только на отдельных, вырванных из контекста фразах объяснений подозреваемой. Документ был составлен в самом начале предварительного следствия, без учета показаний очевидцев, дополнительных данных судебно-медицинских экспертиз и прочих доказательств.

По словам Елены Леандровны, ей и ранее приходилось сталкиваться с заключениями Яковлева, которые она оценивала как достаточно тенденциозные. В этом же случае  возможные предвзятость и некомпетентность эксперта, о которых адвокат говорила в суде при исследовании его заключении, по мнению адвоката, граничили с преступлением против правосудия. В связи с этим, Сергун потребовала допросить эксперта в суде.

Одним из поводов было то, что в протоколах допроса Яковлев, по мнению адвоката, сообщал заведомо для него и следователя недостоверные сведения. Например, об использовании им при проведении экспертного исследования документов, которые ему на самом деле не передавались и передаваться не могли. В силу того, что появились в распоряжении следователя позже!

Так, защитой было указано на то, что протокол допроса Обуховой, состоявшегося 14 октября 2016 года, просто физически не мог быть передан эксперту 10 октября того же года, как это следует из допроса Яковлева. После указания на этот факт, государственный обвинитель, чьим свидетелем допрошенный на следствии эксперт являлся, сразу же отказался от вызова его в Энгельсский районный суд, где рассматривалось дело.

Несмотря на то, что Яковлев был заявлен для вызова защитой, на допрос он так и не явился. Суд сослался на то, что он не может обеспечить явку эксперта приводом (хотя на тот момент этот деятель уже был бывшим экспертом – пенсионером).

Из заключения Яковлева суд принял во внимание только выводы о  причинно-следственной связи между смертью Кондаурова и отсутствием инструктажа и каски у погибшего. При этом совершенно не принял во внимание вину экскаваторщика Митина и самого потерпевшего.

Каска.jpg

Рисунки с пометками эксперта, приобщенные к материалам дела

В ходе одного из заседаний, вызванный патологоанатом обозначил на рисунках место, куда пришелся основной удар бруса – выступающий край нижней левой челюсти. На схеме, нарисованной экспертом и приобщенной судом к материалам дела, направление удара и оставленный от него след даже не пересекаются с нижним краем каски, который заканчивается над ухом человека. Иными словами, даже если бы Кандауров был в каске, она не могла бы его спасти от удара и наступивших последствий.

Однако этот и многие другие доводы защиты хоть и были кропотливо занесены в протокол судебных заседаний, но должной оценки со стороны служителей Фемиды пока не получили.

- Моей подзащитной вменяют часть 2 статьи 216 УК РФ - нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека, рассказала корреспонденту адвокат осужденной,  – отметила Елена Сергун. – Для применения этой статьи необходимо, чтобы имелась причинно-следственная связь между допущенным нарушением и смертью человека. Но если сам патологоанатом, проводивший вскрытие, в суде рисует схему механизма удара, из которой видно, что никакая каска, фактически, не смогла бы защитить в этом случае, то о какой связи может идти речь?

При этом, как подчеркнула адвокат, безнаказанным остается экскаваторщик Митин, от действий которого наступила смерть Кандаурова, и который оказывал и продолжает оказывать частные услуги при помощи источника повышенной опасности.

- Митин работает без регистрации предпринимательской деятельности, без уплаты налогов, без соблюдения техники безопасности, с которой он прекрасно знаком в силу имеющегося у него допуска и прав для работы на машинах такого класса, - поделилась мнением Елена Сергун. - Именно он, любовно пестуемый следователем как свидетель обвинения, неоднократно менял показания, изворачивался, стремясь, на мой взгляд, обелить себя и оговорить Обухову. Кто в такой ситуации представляет угрозу для общества – Обухова или Митин? Почему одну приговаривают к реальному сроку наказания, а  незаконную деятельность другого фактически поощряют?

Защита просила суд вынести частное определение в отношении следователя, эксперта Яковлева и других лиц, виновных в описанных  выше нарушениях, однако, это  ходатайство было оставлено судом без оценки.

Первая инстанция вынесла обвинительный приговор, назначив женщине наказание в виде 1 года колонии-поселения. Видимо, по мнению служителей Фемиды, таким образом, Обухова должна "перевоспитаться" и в дальнейшем предупреждать всех своих сотрудников о том, что совать деревянные брусья под падающие бетонные плиты – опасно, где бы и когда бы они ни находились.

Домино

- Для нас очевидно, что следствие велось с явным обвинительным уклоном, - рассказала Елена Сергун. – Родственники погибшего получили от государства миллион рублей, поскольку Кандауров якобы погиб на производстве. Но на производстве чего – до сих пор загадка. Это была территория, никак не связанная с его основным местом работы – фирмой Обуховой. И его никто не отправлял выковыривать голыми руками бетонные плиты из земли. Причем, приговор выглядит абсурдно на фоне протоколов судебных заседаний, в которых были отображены все наши доводы, так и не опровергнутые обвинением. Такое ощущение, что эти два документа – протокол и приговор – составлены по разным делам.

Сейчас защита подготовила обширную апелляционную жалобу на приговор Энгельсского районного суда. В частности, в ней говорится, что реальное наказание назначено Ирине Обуховой без учета того, что на иждивении у нее находятся одинокая 83-летняя мать и тетя с тяжелым заболеванием.

Таким образом, плита, убившая Кандаурова, теперь может поломать жизни еще нескольких людей. Тот же эффект домино, падающих друг на друга. Обухова, для которой назначенное судом "перевоспитание" может обернуться неизвестно чем, ее родственники, которым сложно будет выжить без своей единственной помощницы…

Почему же все это происходит? Могла ли галочка в журнале об ознакомлении с техникой безопасности спасти в тот день жизнь неосторожного завхоза? Могла ли это сделать каска? Едва ли.

Само уголовное преследование Ирины Обуховой, надо полагать, уже заставило ее серьезно пересмотреть отношение к номинальным для многих организаций табелям об ознакомлении работников с правилами безопасности. Но кому-то словно хочется большего. Именно посадить женщину. И никак иначе.

У защиты появились предположения по этому поводу. Дело в том, что уже через день после оглашения обвинительного приговора Обуховой кое-что произошло. Со стороны одной крупной коммерческой структуры города Энгельса якобы была предпринята попытка захвата территории, находящейся в управлении Ирины Владимировны.

- Полагаем, что изоляция Ирины Обуховой от общества может являться не мерой наказания, а способом облегчить захват ее бизнеса и имущества, - подчеркнула Елена Сергун.

Рассмотрение дела в апелляционной инстанции Саратовского областного суда назначено на 9 января. Мы продолжим следить за развитием событий.