«Это тяжело. Ты листаешь все анкеты, как будто в магазине»: рассказываем, как стать приемными родителями в Саратовской области и через что придётся для этого пройти

«Это тяжело. Ты листаешь все анкеты, как будто в магазине»: рассказываем, как стать приемными родителями в Саратовской области и через что придётся для этого пройти
Елена и Андрей Панкратовы с сыном Арсением / фото из семейного архива

В феврале 2022 года в Саратовской области было 639 желающих усыновить или взять под опеку ребенка. В то же время в регионе насчитывалось 505 детей, оставшихся без попечения родителей. Казалось бы, проблема решена. Но несмотря на это, число детей в детских домах меньше не становится, а наоборот растет. Так, в апреле их стало 518, а тем временем будущие родители при всем желании месяцами не могут найти сына или дочь. На примере семьи из Татищево мы расскажем, почему так происходит, что нужно знать перед тем, как взять ребенка в семью, сколько за это платят и почему некоторых детей возвращают из семей в госучреждения.

 

«У многих людей, которые смотрят телевизор, есть мотив забрать ребенка из жалости. Но на самом деле это — очень плохой мотив»

Два с половиной года назад 26-летняя Елена Панкратова из Татищево с супругом-военнослужащим Андреем решили стать приёмными родителями. Пара не смогла зачать ребенка естественным путем, а прибегать к методу экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и суррогатному материнству супруги не захотели.

Семья Панкратовых обратилась в службу опеки по месту жительства. Там им дали направление на прохождение школы приемных родителей (ШПР) в Саратове. Этот этап с 2012 года — обязательный для всех желающих взять в семью ребенка. Формата обучения в ШПР два — очный и очно-заочный. Лекции и практические занятия там ведут психолог, юрист, социальный педагог и логопед. Со списком организаций, на базе которых можно пройти ШПР, можно ознакомиться здесь.

«В школе с людей снимали розовые очки, что не все так прекрасно и хорошо. Говорили о трудностях и нюансах, рассказывали, почему возвращают детей, какие мотивы у таких приемных родителей. У многих людей, которые смотрят телевизор, есть мотив забрать ребенка из жалости. Но на самом деле это — очень плохой мотив. Это — не гарантия того, что ребенок будет тебе благодарен. Он может вести себя как хорошо, так и плохо. Но многие к этому не готовы, и происходит много возвратов. Мы любим детей, когда они себя хорошо ведут, а попробуйте полюбить, когда они будут плохо себя вести», — отметила женщина.

Елена рассказала, что в группе с ними ходило 15 человек старше 30 лет. Все обучение по сокращенной программе у них длилось два месяца.

«У многих были слезы, боль в глазах. Им тяжело было принять ситуацию, что они не могут стать родителями естественным путем и идут путем усыновления. Если женщине сейчас больно смотреть на других детей, сложно видеть, как подруга ходит беременной, то ей еще рано становится приемным родителем. Нужно сначала прожить эту свою боль и успокоиться», — пояснила жительница Татищево.

 

«Когда мы зашли на территорию дома малютки, нас увидели десятки маленьких глаз, и все дети закричали: „Мама!"»

После прохождения ШПР, Елена и Андрей решились на усыновление только спустя 6 месяцев. Они вновь обратились в службу опеки и начали собирать документы и проходить медосмотр. После этого Панкратовы направились в Региональный банк данных, где размещены сведения о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, в Саратовской области. Эти же анкеты детей можно найти на сайте федерального банка данных «Усыновите.ру». Каждого ребенка там оценивают по группе здоровья — 1 группа означает, что ребенок полностью здоров, 5 группа — что имеет тяжелые заболевания. Детей без патологий быстро разбирают, за ними выстраивается очередь.

«Трудность в том, что, если тебя заинтересовал какой-то ребенок, можно позвонить по номеру опеки. Однако там тебе могут сказать, что ребенок уже занят, к нему уже приходят. Когда мы в первый раз приехали в Региональный банк данных, детей с 1 и 2 группой здоровья разобрали. Нам показали 15-20 деток, но все они были с особенностями здоровья.

Не кривя душой могу сказать, что для нас это было бы тяжело. Мы уже отчаялись. Мы ездили в Пензенскую область, встали туда на учет. Я стала шерстить сайт «Усыновите.ру», смотреть другие области, ведь детей можно взять в семью не только из нашего региона, но и со всей России. Выбирать ребенка, заходить на этот сайт — это тяжело. Ты листаешь все анкеты, видишь эти детские глазки, как будто в магазине, смотришь, кто подходит, а кто нет», — рассказала Елена.

Спустя несколько дней она обнаружила, что на сайте появились три новые девочки из Саратовской области. Супруги сразу же поехали в саратовский офис банка данных. Там выяснилось, что всех детей уже заняли. Тогда пара обратила внимание на одного годовалого мальчика, которого не замечала раньше. У него стояли различные диагнозы, а в анкете было написано, что ребенка можно взять только под опеку. То есть его родителей еще не лишили прав. Позже Панкратовы узнали, что мать малыша находится в процессе лишения прав, папа неизвестен, а значит с ребёнком можно встретиться. Супруги поехали в дом малютки в Вольском районе. Там содержатся дети с рождения до трех лет.

«Это была наша первая поездка в дом ребенка. Мы боялись познакомиться с ребенком и понять, что нет, это — не наш вариант. Не хотели чувствовать себя предателями. Хотели встретить первого ребенка и его забрать. Мы приехали, когда дети были на улице, по расписанию у них была прогулка. Когда мы зашли на территорию дома малютки, нас увидели десятки маленьких глаз, и все дети закричали «Мама!». А воспитатели им отвечали: «Нет, это няня, тетя», — вспомнила женщина.

По ее словам, дети знают слово «мама», поскольку некоторых из них посещают мамы, которых еще не лишили прав. Но других посетителей к детям в группу не пускают, чтобы не давать надежду.

«Мы ждали мальчика в кабинете у методиста. Ребенка звали Арсений, он тогда еще плохо ходил. Когда Сеню привели, он нам сразу понравился. Около часа мы общались с ним, играли в игрушки. Тогда я и муж поняли, что мы не можем так цинично сказать, что он нам не подходит. После встречи мы ехали в машине в тишине, каждый у себя в голове переваривал. Потом я посмотрела на мужа и спросила: „Как ты думаешь, да?“ Он сказал: „Да, давай“. Конечно, мы боялись, что у мальчика могут вылезти болезни, взвешивали за и против. Но когда мы увидели ребенка, мы уже поняли, что мы его возьмем, какие бы трудности не были. Мы решили, что не будем больше никого смотреть, наша психика не выдержит этого», — подчеркнула Елена.

 

«Слово „мама“ у Сени было в значении — воспитатель, просто человек. А для меня было важнее, что мама у него ассоциировалось как мама»

Спустя некоторое время супруги вернулись в детдом с ответом, что забирают Арсения. Они подписали согласие, чтобы мальчика убрали из базы данных, иначе его могли посещать и другие кандидаты. Ребенку еще раз нужно было пройти медкомиссию. И на ней некоторые диагнозы уже не подтвердились. Елена отмечает, что с психологической точки зрения ребенок, оставшийся без родителей, априори не может быть полностью здоровым.

«Нужно не бояться диагнозов, кроме того, если есть сомнения, всегда можно пройти независимую комиссию в Саратове. Когда мы привезли Арсения домой, а тогда мы жили еще в квартире, а не в доме, он был в шоке. Чужие люди, другая еда, запахи. Был в прострации, можно сказать.

Называть мамой он меня начал где-то на следующие сутки. Но у нас и папа был мамой где-то год. Ребенок не ассоциировал это слово с настоящим значением этого слова. Слово мама у Сени была в значении — воспитатель, просто человек, у него же не было привязанности к определенным людям. А для меня было важнее, что мама у него ассоциировалось как мама. Это произошло уже со временем, когда он перестал от меня убегать к чужим людям, видел во мне безопасность. Тогда мама стала мамой, а папа стал папой», — сообщила приемная мама.

По словам Елены, адаптация в семье — это стрессовая ситуация для обеих сторон. Не обошлось без капризов мальчика и слез, но супруги к этому были готовы. Сейчас женщина находится в декретном отпуске. С момента усыновления к ним несколько раз приходили представители органов опеки. Они смотрели жилищные условия, общались с мальчиком, проверяли, есть ли у него игрушки. Скоро такие проверки прекратятся, и Панкратовы станут обычной семьей. Елена и Андрей не собираются скрывать от Арсения, что он — приемный.

1
Андрей Панкратов с сыном

«Мне не нравится, когда родители скрывают такое от ребенка. Считаю, что начинать отношения между родителями и ребенком с вранья — не есть хорошо. Сеня пока не понимает, что у него были биологические родители. Мы преподносим ему это в виде сказки. Говорим ему, что у него были мама с папой, но они не смогли его воспитывать, после чего он попал в домик, где было много таких, как он. Мы его долго искали, нашли и он стал нашим. Вот так завуалировано говорим, не напрямую, что вот там мать такая-то тебя не воспитывала. Так ни в коем случае делать нельзя.

Для психики ребенка лучше раньше рассказать, что он приемный. Если он узнает это в подростковом возрасте — будет атомная бомба. Ребенок получит психологическую травму. Мы периодически напоминаем Сене, чтобы новость для него не стала неожиданной», — пояснила Елена.

Она заметила, что в последние годы люди стали лояльнее относиться к теме приемного родительства. Но есть и моменты, которые можно было улучшить. Так, по словам женщины, можно было бы больше давать будущим родителям общаться с родителями, которые уже усыновили детей. Также важно в школах информировать общество, что приемный ребенок — не изгой, он такой же ребенок, как и все.

«Есть такие ситуации, когда даже педагоги могут что-то некорректное сказать ребенку, которого усыновили или опекают. Хочется, чтобы учителя и воспитатели тоже читали информацию про особенности таких деток, потому что бывает очень много случаев буллинга в школе. Я не боюсь, что такое может произойти с моим ребенком, потому что я уверена в себе и муже, и даже если что-то будет происходить, семейное образование меня не пугает. Я сама — педагог по образованию. Но сначала мы конечно будем решать проблемы в садике или школе, если они возникнут. Ребенка будем тоже воспитывать, чтобы он был уверенным, и знал о любви своих родителей. От этого тоже многое зависит», — объяснила женщина.

По мнению Елены, сейчас в отдалённых районах области не хватает специалистов, которые работают именно с выходцами из детских домов — дефектологов, тьюторов, логопедов, психологов. Сейчас для встречи с ними нужно ездить в Саратов, а у работающих родителей не всегда есть такая возможность. 

Елена и Андрей — оба из многодетных семей. Позже пара хочет взять еще одного ребенка из детского дома. Кто это будет — мальчик или девочка — и какая между детьми будет разница, супруги еще не знают.

«Мы же можем через 2 года взять малыша такого же возраста, что и Сеня, можем взять годовалого. Хотелось бы, чтобы совсем большой разницы не было. Ну и подростка пока не готовы взять. Идеально было бы, чтобы, как и в прошлый раз, это был первый ребенок, которого бы мы посмотрели и взяли.

Диагнозов мы уже не боимся. Их могут снять, а некоторые диагнозы могут наоборот появиться. Это — риск, но это же может произойти и с кровным ребенком. Большое значение имеет среда, которая окружает ребенка. Если она будет развивающая, любящая, то она может и победить эту генетику».

 

Как стать приемными родителями

Взять в семью ребенка можно, если от него официально отказались его биологические родители. Чаще всего мать подписывает эти бумаги еще в роддоме в присутствии свидетелей — врачей и медсестёр. Там она дает согласие на будущее усыновление/удочерение. Такое же заявление пишет и отец. Ребенка изымают и помещают в лечебное учреждение или приют, а его маме и папе дают время на то, чтобы передумать, и сначала ограничивают их в правах.

Если родители продолжают отказываться от малыша, то тогда органы опеки выступают с заявлением о лишении их родительских прав на него. Это делается через суд, после чего родителям снова дается полгода на то, чтобы оставить ребенка. По истечении этого времени «отказника» помещают в детский дом. Там же оказываются дети-сироты, у которых умерли родители.

По данным пресс-службы регионального министерства образования, сейчас в Саратовской области функционируют 16 специализированных учреждений, где содержатся дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Это специальные центры, школы-интернаты, общеобразовательные школы со структурным подразделением «интернат», 3 дома-интерната для умственно отсталых детей, 3 специализированных дома ребенка.

Они находятся в Балаковском (1), Вольском (3), Красноармейском (1), Озинском (1), Пугачевском (1), Хвалынском (3), Базарно-Карабулакском (1), Дергачевском (1) Марксовском (2) районах и в Саратове (2).  20 лет назад в Саратовской области работало 51 такое учреждение.

карта
Местоположение учреждений Саратовской области, где содержатся дети, оставшиеся без попечения родителей

Желающие принять в свою семью ребенка из детского дома должны обратиться в орган опеки и попечительства по месту своего жительства. Туда нужно предоставить ряд документов — биографию, справку с места работы, результаты медосмотра, справку о жилищных условиях, письменное согласие совершеннолетних членов семьи с учетом мнения детей, достигших 10-летнего возраста, на прием ребенка, и другие.

В министерстве образования сообщили, что на февраль 2022 года под опеку готовы были принять 203 жителя региона, на усыновление — 436. По состоянию на конец апреля 2022 года, согласно данным сайта «Усыновите.ру», без попечения родителей находятся 518 детей из Саратовской области. Как утверждают в минобразе, 20 лет назад в Саратовской области под надзором содержалось более 2 тысяч таких детей.

 

Формы устройства ребенка в семью

В Саратовской области существует несколько форм устройства ребенка в семью:

1. Предварительная (временная) передача детей в семьи.

В случае, когда пара по некоторым причинам не может принять ребенка, она может оформить временную передачу ребенка в семью. Его можно брать к себе домой на выходные, праздники и каникулы. Срок временного пребывания ребёнка в семье не может превышать один месяц (в исключительных случаях — три месяца). Обычно такой вид воспитания ребёнка в семье является предшествующим этапом к установлению опеки (попечительства) или усыновлению.

2. Опека и попечительство.

Опека и попечительство устанавливаются над детьми, которые остались без попечения родителей — по причинам смерти или лишения родительских прав. Опека устанавливается над детьми до 14 лет, попечительство — старше 14 лет. Чаще всего под опеку берут родственников, но оформить ее можно и на чужого ребенка. Договор заключают на определенный срок. Но ребенка могут забрать раньше, если родители восстановят свои права или какая-то семья захочет его усыновить или удочерить, поскольку опекаемые дети числятся в базах органов опеки.

Как взять под опеку, так и усыновить/удочерить ребенка может не только супружеская пара, но и одинокий человек. В 2021 году в Саратовской области под опеку взяли 4 160 детей, с начала этого года и по февраль 2022 года под опеку передали 665 детей. После того, как ребенка взяли под опеку, его условия содержания несколько раз в год проверяют органы профилактики.

В 2021 году по итогам таких проверок от своих обязанностей за ненадлежащее исполнение отстранили 7 опекунов. Еще 63 семьи сами отказались от детей. По информации пресс-службы министерства образования, наиболее частыми причинами отказов от детей являются: подростковый возраст детей старше 14 лет, неготовность к переменам в семейных отношениях, конфликты с кровными детьми из-за приемного ребенка, наличие и проявление заболеваний у приемного ребенка.

3. Усыновление.

Чаще всего в Саратовской области детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, младше 18 лет усыновляют. Ребенка делают полноценным членом новой семьи: ему дают новые фамилию и отчество, могут изменить имя или дату рождения.

Усыновление, также как и его отмена, производятся только через суд. При этом сохраняется тайна усыновления. Ее должны сохранить все, кто находится в зале суда при вынесении решения: судья, секретарь, представитель госучреждения, где находится ребенок, представители органов опеки. За разглашение тайны усыновления грозит ответственность вплоть до уголовной. После суда забрать ребенка биологические родители уже не могут.

«По телевизору иногда показывают, что биологические родители через несколько лет находили своих детей и забирали их из приемной семьи в силу каких-то обстоятельств и обманным путем. Но таких случаев в Саратовской области я не припомню. У нас до 2013 года здесь был детский дом, и даже те родители, которые не были лишены прав и были в местах лишения свободы, после выхода не забирали своих детей, к сожалению, а дети их ждали», — рассказала заведующая отделом психолого-педагогической и медико-социальной помощи приемным семьям, опекунам и усыновителям структурного отделения саратовской школы-интерната № 5 Елена Баннова.

По официальным данным, в 2021 году жители Саратовской области усыновили/удочерили 1 253 ребенка, с начала 2022 года и по февраль 2022 года — 69 детей. Кроме того, в 2021 году одного ребенка из Саратовской области усыновили граждане Италии.

4. Создание приемной семьи.

Приемная семья — это семья, где много приемных детей. Она создается для того, чтобы не отправлять детей в детский дом или другие госучреждения и не наносить им травму. В приемную семью ребенка помещают, если его биологические родители не лишены родительских прав, находятся в больницах или местах лишения свободы. Чаще всего у таких приемных родителей уже есть опыт воспитания детей. К ним отправляют жить братьев и сестер, детей разного возраста, из разных семей.

В приемных семьях дети находятся до 18 лет, до этого времени их в любой момент могут забрать биологические родители. В 2020 году в Саратовской области было создано 25 приемных семей, в 2021 году — 18, а с начала 2022 года в регионе появилась всего одна такая семья.

В нескольких областях РФ существует и такая форма семейного устройства брошенных родителями детей как патронат. Наряду с приёмной семьёй он также предполагает получение финансовой помощи от государства. Эта форма позволяет устроить в семью детей, которых по некоторым причинам не берут на усыновление — с проблемами по здоровью или имеющих братьев и сестёр. В Саратовской области такой формы устройства детей в семьи нет.

По состоянию на 1 апреля 2022 года, всего в Саратовской области насчитывается 389 приемных семей. В них воспитывается 1 081 ребенок.

 

Сколько платят приемным родителям

При передаче ребенка-сироты, ребенка, оставшегося без попечения родителей, на все формы воспитания в семью с 1 февраля 2022 года выплачивается единовременное пособие из средств федерального бюджета в размере 20472 рубля за каждого ребенка.

На содержание детей, переданных под опеку из средств областного бюджета, производятся ежемесячные выплаты:

— на детей в возрасте до 6 лет — 6 035 рублей на одного ребенка;

— на детей в возрасте от 6 до 18 лет — 8 980 рублей на одного ребенка.

Также предусмотрен ряд льгот для работников, опекающих детей-инвалидов. Так, родителю или опекуну (попечителю), ухаживающему за ребенком с особенностями, предусмотрена ежемесячная компенсация в размере 10 тысяч рублей, в случае, если опекун трудоспособный, но не работает.

При усыновлении ребенка никаких ежемесячных выплат на его содержание не предусмотрено.

Приемным родителям на основании гражданско-правового договора выплачивается ежемесячное вознаграждение за воспитание детей:

— за 1 ребенка — 8 085 рублей;

— за 2 детей —  9 686 рублей;

— за 3 детей — 17 772 рубля;

— за 4 детей —  19 373 рубля;

— за 5 детей — 20 974 рубля.

При передаче ребенка в приемную семью производится единовременная выплата из областного бюджета на приобретение мебели отечественного производства (стол, стул, кровать, тумбочка, шкаф для одежды). Родителям предоставляются и льготы: денежная компенсация за приобретенные медикаменты, оплата коммунальных услуг, местной телефонной связи, оплата медосмотра приемных родителей, компенсация транспортных расходов, освобождение от транспортного налога, выплата приемным родителям один раз в год в размере 15 тысяч рублей.

Помимо выплат на содержание детей, приемные родители получают и ежемесячное вознаграждение на себя, которое в среднем составляет 16,6 тысячи рублей.

Сейчас в Саратовской области существует ассоциация приемных семей, в рамках которой участники клубов делятся опытом по воспитанию детей, проводят конференции, семинары и другие мероприятия.

Как отмечает сотрудница саратовской школы-интерната № 5 Елена Баннова, у многих людей есть стереотип, что нужно брать малыша как можно меньшего возраста. Но на одном из занятий в ШПР раскрываются все плюсы и минусы приема ребенка любого возраста. Возможно поэтому в последнее время жители Саратовской области стали намного чаще брать в семьи подростков. При этом, по словам Елены, за 9 лет желающих усыновить детей стало в 5-6 раз больше:

«Если в 2013 году самая большая группа в ШПР у нас состояла из 5 человек, то сейчас — 25 человек. Иногда делаем исключения и берем до 29 человек, просто не можем отказать желающим. Сейчас у нас параллельно идут 3 группы по 20 человек. Приемное родительство стало более социально одобряемым. Но детей берут также и из-за того, что, к сожалению, много людей не могут завести кровного ребенка. Это, наверное, печальная статистика».