Генеральская «секретка»: в ГУ МВД придумали, как не допустить утечку в интернет видео с матерящимися сотрудниками-нарушителями — отобрать телефоны у посетителей

Генеральская «секретка»: в ГУ МВД придумали, как не допустить утечку в интернет видео с матерящимися сотрудниками-нарушителями — отобрать телефоны у посетителей
Начальник ГУ МВД РФ по Саратовской области Николай Трифонов / © ИА «Версия-Саратов»

Этим летом в Сети появилось записанное на мобильный телефон видео, на котором в весьма нелицеприятном свете предстают сотрудники ГСУ ГУ МВД по Саратовской области. Нам пока ничего не известно о том, проводилась ли проверка в отношении полицейских следователей, попавших в кадр, однако кое-какая реакция на это все же последовала. Посетителям подразделений Главка запретили проносить в здания телефоны. Запрет касается не только свидетелей, подозреваемых и обвиняемых, но и адвокатов, а в перспективе даже… самих стражей правопорядка. Видимо, логика здесь пугающе простая: нет записей нарушений — значит, нет и самих нарушений.

О том, что в помещения регионального ГУ МВД теперь невозможно пройти с телефоном, рассказала саратовский адвокат Елена Сергун. О нововведении она узнала 23 августа этого года, когда пришла в качестве защитника принимать участие в следственных действиях в здании областного ГСУ на улице Чернышевского, 88.

«Я была поставлена в известность дежурным, что обязана сдать телефон, положив его в специально установленные для этого запирающиеся ячейки, — написала Сергун в тот же день в обращении на имя прокурора Саратовской области Сергея Филипенко. — На мою просьбу сослаться на нормативные акты, которыми обоснованы такие ограничения, дежурный дословно указал следующее: „инструкция, 502 приказ, секретка, там 015 секретный приказ есть, который следователи знают“. Ни одного документа, подтверждающего правомерность таких ограничений, мне предоставлено не было».

Дежурный заявил Елене Сергун, что некий «секретный приказ» под номером 502 якобы был издан на федеральном уровне — МВД РФ. Адвокат попыталась его найти, перелопатив нормативные акты (начиная с 1985 года, и по сей день), но не обнаружила ничего похожего. Поэтому она предположила, что «обновление» пропускного режима — это местная самодеятельность регионального Главка.

«Считаю, что введенные руководством ГУ МВД РФ по Саратовской области ограничения являются неконституционными, незаконными, грубо нарушают мои гражданские права и права неограниченного круга лиц. Считаю, что они направлены на воспрепятствование осуществления профессиональной деятельности адвоката и имеют своей целью сокрытие нарушений закона, допускаемых сотрудниками органов МВД», — написала Сергун в обращении и попросила руководителя надзорного органа принять меры прокурорского реагирования для того, чтобы отменить ограничения.

Прокуратура долго рассматривала это обращение. Максимально долго. Столько, сколько позволяют сроки. Можно было предположить, что надзорный орган делает запросы в МВД, пытается выяснить, с чего это вдруг посетителям полиции отныне нельзя проносить с собой в здания единственное средство связи, при помощи которого они могут дозвониться родственникам или адвокатам. Ведь на то он и надзорный орган, чтобы надзирать за деятельностью стражей правопорядка. И, при необходимости, корректировать такую деятельность в законодательном русле.

Но, как оказалось, все куда прозаичней. На протяжении месяца прокуратура готовила для адвоката ответ, состоящий из трех строчек (в народе такое именуется «отпиской»). Суть его сводится к тому, что надзорный орган передает право проверять действия полиции… самой полиции.

Да, именно так и пишет старший советник юстиции, обладатель длинной и важной должности — начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Саратовской области — Олег Петров. Он сообщает, что обращение Сергун перенаправлено в ГУ МВД по Саратовской области «по принадлежности». Мол, пусть они сами за собой понадзирают, а потом дадут ответ заявителю о результатах самоанализа.

Трудно назвать такой ответ странным или даже необычным. Первое определение довольно мягкое, а второе, к сожалению, неверное. Потому что подобные «отписки» для региональной прокуратуры стали уже чем-то вроде нормы.

Пока руководство регионального ГУ МВД по просьбе областной прокуратуры проверяет собственные действия, мы попытались выяснить — из-за чего вообще могли появиться столь странные ограничения в пропускном режиме полиции. Сразу несколько источников, близких к правоохранительным органам, заявили, что причиной, скорее всего, стали последние громкие скандалы, связанные с «утечкой» в интернет аудио- и видеозаписей из кабинетов стражей правопорядка.

— Последней каплей стало появление видео, на котором запечатлен руководитель следственной группы ГСУ по «делу автоподставщиков» Сергей Амосов. Ваше издание о нем писало в июне–июле этого года. Там, где мат стоял, и были настойчивые просьбы со стороны следователя поставить подписи задним числом в документах. Так вот, после этого скандал разразился. Было решено, что такие вот моменты больше в открытый доступ уходить не должны, — рассказал один из наших собеседников.

— То, что сейчас происходит, честно говоря, самим сотрудникам тоже не очень нравится, — сообщил другой источник нашего издания, близкий к следственным органам. — Говорят уже о том, что следователям полиции, возможно, тоже придется телефоны сдавать на входе. И все это подается под видом антитеррористической деятельности. К сожалению, отменить это может только один человек (по всей видимости, речь идет о начальнике областной полиции, — прим. авт.).

По мнению адвоката Елены Сергун, едва ли запрет на пронос телефонов в здания ГУ МВД имеет какую-то антитеррористическую подоплеку.

— Я считаю, что вместо того, чтобы навести порядок в следствии, дознании и оперативной работе, руководство региональной полиции избрало самый простой, но сомнительный с точки зрения закона путь. Запретили проходить на территорию областного МВД и его структурных подразделений адвокатам и лицам, независимо от их процессуального статуса, с сотовыми телефонами, фотоаппаратами и видеокамерами. Полагаю, что руководству ГУ МВД было бы неплохо ознакомиться с положениями УПК РФ, которые оно, на мой взгляд, грубо нарушает, — отметила собеседница.

По словам адвоката, наведение порядка в рядах полиции просто исключило бы вал жалоб граждан на грубые нарушения их прав с соответствующей видео- и аудиофиксацией, как и последующее появление всего этого в Сети. При этом Елена Сергун считает, что сокрытие приказов и иных нормативных актов, которыми были введены новые запреты, нарушает конституционное право граждан на обжалование таких документов в судебном порядке.

— Есть еще один аспект. Он касается деятельности прокуратуры, — продолжила адвокат. — Каждый раз, когда я обращаюсь туда и получаю ответ, мне хочется убедиться, что отвечает живой человек, а не «бот». Ответы начальника управления по надзору за исполнением федерального законодательства Олега Петрова отличаются друг от друга только адресом, куда он пересылает очередную жалобу или обращение. Если прокуратура не видит в действиях руководства областного ГУ МВД нарушений конституционных прав, не желает с этим руководством ссориться и что-либо проверять, отвечает по любым вопросам под копирку, то зачем нужна такая прокуратура? И зачем бюджет расходует на ее содержание немалые деньги?

Собеседница подчеркнула, что и полиция, и прокуратура дают повод обратиться в суд с жалобами на их действия и бездействие, соответственно.

— Очевидно, желание прославиться на всю страну доминирует над здравым смыслом, — заметила Сергун. — Сейчас уже даже практика такая складывается — некоторые граждане, приходя по вызову в полицию, отказываются проходить в здания, обосновывая это тем, что их не пропускают с телефоном. Это то, чего уже успели добиться своими запретами.

Получить официальный комментарий по поводу происходящего оказалось не так-то просто. На простой вопрос: «Действительно ли в здания ГУ МВД теперь нельзя попасть с мобильным телефоном?», пресс-служба ведомства оперативно ответить не смогла. Представители Главка попросили направить по этому поводу запрос информации на имя руководителя — генерал-лейтенанта полиции Николая Трифонова.

На рассмотрение этого запроса ушло 7 дней. В результате, нам сообщили, что действующий на объектах ГУ МВД России по Саратовской области пропускной режим якобы регламентирован законом «О полиции» (п.25 ч.1 ст. 13).

Стражи правопорядка сослались на прописанное в законе право требовать от граждан соблюдение пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах. Но так и не ответили, чем именно регламентирован этот самый режим в зданиях регионального ГУ МВД. Лишь указали, что он предусматривает запрет на «пронос (провоз) на территорию объекта территориального органа внутренних дел Саратовской области технических средств записи изображения и звука, в том числе средств связи».

Далее полицейские ссылаются на закон «О противодействии терроризму». Они указывают, что пронос на территорию Главка мобильных телефонов «создает потенциальную угрозу его безопасности и антитеррористической защищенности».

«Вместе с тем, следует отметить, что указанный пропускной и внутриобъектовый режим, действующий на объектах ГУ МВД России по Саратовской области, не ограничивает предусмотренных законом прав участников уголовного судопроизводства. Согласно части 2 статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ, если разглашение данных предварительного расследования не противоречит интересам расследования и не связано с нарушением прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства, эти данные могут быть преданы гласности с разрешения следователя или дознавателя», — говорится в официальном ответе.

Материалы по теме
Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?