«Государство должно помогать не бизнесу, а людям»: бывший врач-инфекционист из Саратова рассказал, почему стал предпринимателем и как выживает в условиях самоизоляции

«Государство должно помогать не бизнесу, а людям»: бывший врач-инфекционист из Саратова рассказал, почему стал предпринимателем и как выживает в условиях самоизоляции
Михаил Шнейдерман / Фото из личного архива

Сотни саратовских предпринимателей подписались под обращением к председателю правительства РФ Михаилу Мишустину и спикеру Госдумы Вячеславу Володину с просьбой спасти их бизнес, оказавшийся на грани исчезновения из-за мировой пандемии нового коронавируса. Мы пообщались с одним из подписантов обращения — Михаилом Шнейдерманом.

Михаил вместе с сыном владеет клубом виртуальной реальности на проспекте Кирова в Саратове. Там, надев специальный шлем и взяв в руки джойстики, можно провести хирургическую операцию, покататься на лыжах или попытаться подстрелить из лука дракона. Сейчас клуб закрыт, как и большинство заведений на проспекте. Михаил рассказал нам, чего боятся саратовские предприниматели и есть ли альтернатива режиму самоизоляции.

— Бизнесом я занимаюсь достаточно давно — с 1998 года. До этого был врачом-инфекционистом. Когда перестали платить зарплаты — а у нас в семье два врача и жить было не на что — я решил расстаться с медициной и погрузиться в это свободное плавание.

Как пришла идея открыть клуб?

До открытия клуба было много разных направлений бизнеса. Сегодня в основном это продажа продуктов питания первой необходимости. Это направление развивается, но в связи с появлением торговых сетей, а также, скажем так, госкапитализма, стало приносить намного меньше дохода.

У меня двое сыновей. Один сейчас в Москве живет, а второй учился в Высшей школе экономики в Москве, а потом вернулся в Саратов и заканчивал образование в социально-экономическом университете. Сначала он работал у меня, а два года назад решил заняться бизнесом самостоятельно. Он с детства увлекается компьютерными играми, после появления первых шлемов виртуальной реальности ему так эта технология понравилась, что он решил открыть клуб.

Честно говоря, я его долго отговаривал. Убеждал, что бизнес — это очень сложное, ответственное и рискованное дело, но все же он решил попробовать, хотя, конечно, работать где-то в большой корпорации значительно, на мой взгляд, проще, чем вести собственный бизнес.

 

изображение_viber_2020-04-10_14-46-06

Саратовский виртуальный клуб

 

На первом этапе я одолжил ему денег. На них было закуплено оборудование, снято помещение. Однако не удавалось развить это дело настолько, чтобы оно начало приносить прибыль и, тем более, окупаться. Поэтому я пришел ему на помощь, и мы стали работать вдвоем — с апреля прошлого года. За это время мы прошли точку безубыточности и вышли на достаточно устойчивый рост. А потом начались эти события…

Какие действия мы предприняли в этой ситуации: во-первых мы провели переговоры с арендодателями, чтобы они сделали нам арендные каникулы. С кредитами у нас ситуация пока не критичная. Стараюсь оплачивать их вовремя. Если возникнет какая-то проблема с невозможностью их выплатить, значит буду просить реструктуризации, отсрочки. Потому что трудно сейчас всем. Надеюсь, найдём взаимопонимание.

Мы надеемся, что выживем, какая-то финансовая подушка безопасности есть и если будет необходимо, то я буду помогать клубу.

Что должны, на мой взгляд, сделать власти, чтобы поддержать бизнес? Думаю, что власти не должны помогать бизнесу. Они просто не должны ему мешать. Естественно, что если бизнес закрылся и не будет работать (пока до мая 2020 года, — прим. авт.), то само собой налогов он платить не должен. Если же предприятие работает, оказывает услуги, продает какие-то товары, то оно, конечно, должно платить налоги.

Я считаю, что государство должно сейчас помогать не бизнесу, а людям. Тем гражданам нашей страны, которые попали в тяжелую ситуацию. Если их предприятие не работает, то они должны также, как безработные, получать пособие в объеме минимального размера оплаты труда. Деньги, на которые они просто элементарно смогут приобрести еду и товары первой необходимости.

Заставлять предпринимателей содержать работников, на мой взгляд, неправильно. Предприниматели работают на прибыль, они не занимаются благотворительностью. И содержать семьи своих работников в течение длительного времени, я думаю, ни один предприниматель не захочет и не сможет чисто физически и материально. Поэтому тут государство должно организовать адресную помощь этим людям. Не бизнесу, а именно конкретным людям, которые остались без работы. Причем, остались без работы совершенно не по своей вине.

С окончанием самоизоляции они выйдут на работу и будут получать заработную плату. Мы, конечно, можем какое-то время поддержать своих работников, но и то при условии, что нам будут давать возможность хоть как-то зарабатывать деньги. Если нам вообще запретят зарабатывать деньги, а заставят содержать работников… Мне кажется, это неразумно.

Своим сотрудникам мы предложили на этот период минимальную оплату труда. Они у нас получали нашу минималку, плюс определенный процент от того, что мы заработали. То есть их зарплата складывалась из двух компонентов.

Сейчас мы пытаемся сдавать оборудование клуба в аренду. Конечно, это только начало и мы очень нервничаем по этому поводу, потому что страховые компании отказываются страховать наши риски. У людей же обычно сложно с тем, чтобы дать деньги в качестве залога. Но как-то договариваемся, стараемся проверять клиентов, давать тем, кого мы хорошо знаем, тем, кто к нам уже приходил. Надеемся, что это позволит нам заработать на зарплату сотрудникам.

Режим чрезвычайной ситуации, на мой взгляд, вводить не нужно. Потому что мы сейчас хотим этого, но мы еще не жили при этом режиме. И я не думаю, что это будет очень комфортно. Я, конечно, как бывший врач, не стал бы вводить таких жестких мер, как полная самоизоляция всех. Но ввести контроль за въездом в город, чтобы не допустить завоза инфекции я считаю необходимым.

Я просто не знаю, какие есть возможности у нашего города, но вообще идеально было бы, если бы они обязали всех владельцев магазинов, кафе, ресторанов, клубов поставить перед входом средства для дезобработки, ввели бы масочный режим, режим санобработки, проветривания и дезинфекции помещений. И всех людей с симптомам ОРЗ надо было бы обследовать на коронавирус.

Если государство выпустит такое количество тестов, подготовит такое количество масок, дезинфицирущих средств, то, я думаю, можно было бы сократить сроки самоизоляции. Потому что люди должны работать, бизнес должен работать. Ничего хорошего из такого длительного режима самоизоляции не выйдет. Потому что люди уже начинают выпивать, они начинают расслабляться и, я думаю, до полной ликвидации этой эпидемии пройдет еще достаточно много времени. Минимум это будет июнь. Поэтому столько времени люди просто физически не смогут находиться на самоизоляции.

Что касается будущего саратовских предпринимателей, тут прогноз очень серьезный. Если предприниматель позаботился о создании какой-то подушки безопасности, то его бизнес сможет выжить. Если он сейчас находится в кредитах и нет финансового резерва, то, конечно, такие предприятия закроются.

Но кризис когда-нибудь закончится. После него будет сложное и трудное восстановление, потому что естественно у людей не будет денег, естественно снизится платежеспособность населения, снизится спрос на все абсолютно товары и услуги. И будет тяжело. Мы это уже переживали как раз в 90-х годах, когда я и уходил из государственной службы.

Сможет ли государство в течение длительного времени обеспечивать бюджетников, не получая налогов и при условии такой ситуации на рынке нефти, тоже под большим вопросом. Поэтому впереди нас ждут сложные времена. Но это будет хорошей проверкой нашей системе, нашему режиму.