Грязнее грязи. Что известно об опасных производствах Саратовской области (часть III)

5 февраля 2019, 09:26
Грязнее грязи. Что известно об опасных производствах Саратовской области (часть III)
© pixabay.com

В январе 2019 года маленький нефтеперерабатывающий завод в селе Безымянное Энгельсского района Саратовской области загрязнил почву нефтепродуктами. Несильно — на 4 уровень опасности. И недорого — ущерб оценили в 90 тысяч рублей. Но речь не об этом недавнем случае загрязнения почвы. В конце концов, заливание полей нефтепродуктами у нас не редкость. Хочется поговорить о проблеме в целом. До сих пор 97% питания люди получают благодаря почве. И чем она чище, тем мы, стало быть, здоровее. Но не в Саратовской области. Почва у нас чистотой не отличается, как и вода, и воздух.

 

Нет денег оценить масштаб

Земельные ресурсы, особенно сельскохозяйственного назначения, в регионе год от года деградируют на все больших площадях. То есть становятся менее плодородными, а сельхозкультуры, растущие на них, менее урожайными. Об этом говорится в годовом отчете регионального управления Росреестра об использовании земель. В разделе об анализе качественного состояния земельных ресурсов Саратовской области Росреестр ссылается на исследования Росприроднадзора и Россельхознадзора.

Прежде всего из этих отчетов понятно, что у государства нет денег на оценку всего масштаба беды. Большинство выводов сделано на глазок. Так как средства на полное обследование всех территорий региона, обновление характеристик сельскохозяйственных и городских земель, не выделялись с 80-х годов прошлого столетия.

Каждый год почвенный покров обследуют по чуть-чуть. Не целиком и полностью, а по ограниченному набору параметров. Так, в 2015 году взяли пробы почв на агрохимический анализ в Лысогорском и Александрово-Гайском районах. В 2016-м — в Ершовском, Перелюбском и Саратовском районах. В 2017-м — снова в Ал.-Гайском, Ивантеевском, Краснопартизанском, Новоузенском, Озинском, Перелюбском, Пугачевском и Дергачевском районах. При этом на территориях Энгельсского, Воскресенского, Марксовского и Федоровского районов агрохимическое обследование почв последний раз проводилось аж в 1992 году. А в остальных районах не проводилось вообще.

Почвы обследованных территорий проверяли на наличие тяжелых металлов, пестицидов, нитратов и прочих токсикантов. Нашли всё. Но сказали, что концентрация вредных веществ не превышает допустимые уровни. Однако вспомним, что тяжелые металлы и прочие вредные химические вещества имеют свойство накапливаться в почве, и предположим, что оптимизм по поводу непревышения ПДК, скорее всего, временный. Вопрос: сколько осталось до того момента, когда почвы Саратовской области перестанут быть пригодными для использования, а сельхозпродукция окажется настолько загрязнена токсичными веществами, что будет вредна для здоровья людей? Возможно, не так уж долго. А может быть, этот момент уже наступил?

 

поле

© pixabay.com

 

К загаживанию сельскохозяйственных земель, по выводам официальных государственных структур, приводит игнорирование принципов ландшафтного земледелия и землеустройства, необоснованные мелиорации, неумеренная химизация (читай, пользование минеральными удобрениями и ядохимикатами), низкий уровень технологий и экстремальные формы земледелия, нарушение агротребований при проведении обработки почвы, техногенные выбросы, использование тяжелой сельскохозяйственной техники и много чего ещё.

С загрязнением городских земель тоже все понятно — вредные выбросы промышленных предприятий и транспорта, стихийные свалки мусора и т. п.

 

Откуда что берется

Сохранить саратовскую землю в девственном экологически чистом состоянии можно было бы, только если ничего не выращивать, не производить и не потреблять. Основными загрязнителями почв во всем мире признаны:

•          мусорные свалки;

•          промышленные предприятия;

•          транспорт;

•          сельское хозяйство;

•          атомная энергетика.

У нас всего этого хоть отбавляй. Так что шансов не было.

Если верить областному министерству природных ресурсов и экологии, то больше всего грязи почвенному покрову в Саратовском регионе достается от промпредприятий и населения. Да-да, люди производят не менее токсичные отходы, чем заводы. И все мы вместе дружно травим землю-матушку, не задумываясь о последствиях.

Минприроды Саратовской области ежегодно фиксирует прирост количества промышленных отходов, который в свою очередь обуславливается ростом объёмов промпроизводства. Но ведомство тут же делает оговорку, что уровень ПДК (предельно допустимых концентраций) вредных веществ нисколько не превышается.

За 2017 год (за 2018 год сведения обнародуют не раньше июля) в хранилищах, отвалах и других объектах, принадлежащих предприятиям области, накоплено 71 миллион тонн производственных отходов. Прирост бессрочно хранящихся отходов за год составил чуть больше 7 процентов. Еще 1,7 миллиона тонн промышленных отходов было обезврежено и утилизировано.

 

С виду безопасный

Особенно заметно увеличилось количество фосфогипса, который составляет львиную долю от всего объема производственных отходов — 98%. Если в 2016 году фосфогипса в регионе было 54 миллиона, то по итогам 2017-го, если мы правильно посчитали, все 69,5 млн. т.

Отвалы фосфогипса — большая белая гора в Балаково. Это то, что остается после производства фосфорной кислоты, из которой потом делают удобрения. Она принадлежит балаковскому филиалу АО «Апатит» (ФосАгро).  И эта гора пугает многих экологов, уверенных, что вещество опасно для окружающей среды и для людей. С ними спорят и производственники, и правительство области.  

В правительстве с подачи представителей химзавода говорят о том, что относиться к фосфогипсу нужно как к вторсырью, а не вредным отходам. Только вот с применением побочного продукта химического производства ни у правительства региона, ни у самой компании как-то не ладится.

Были варианты использования фосфогипса в производстве стройматериалов — цемента и гипсокартона. Договаривались даже с цементным заводом в Вольске о поставках ему этого вторсырья. В 2015 году местные СМИ писали про сотни километров дорожного полотна, построенных с применением фосфогипса в Балаковском районе. Еще через год рассказывали, что эти дороги начали разрушаться.

 

Отвал фосфогипса_2

 

Экологи, в свою очередь заявляют, что фосфогипс безвреден только в чистом виде. А если его иметь в виду как отход промышленного производства, то он экологически опасен из-за токсичных примесей. В нем содержатся мышьяк, стронций, уран, тяжелые металлы, серная кислота, соли калия и натрия, фториды и кремнефториды,  редкоземельные элементы, радиоактивные вещества и т. п. И не стоит, дескать, верить заявлениям представителей компании ФосАгро об их современных методах очистки. Так как нигде в мире промышленные отходы в виде фосфогипса не очищают достаточно хорошо.

Всего 15% от общего мирового объёма фосфогипсовых отвалов используется как вторичное сырье в сельском хозяйстве, в цементном и лакокрасочном производстве, при строительстве зданий и дорог, если к ним нет требований по морозоустойчивости. Остальные 85%, а в Саратовской области все 99,9%, лежат в отвалах. Вредные вещества из них вымываются атмосферными осадками и распыляются ветрами. Так что прямиком отправляются в окружающую среду — воздух, воду, почву, и портят здоровье местного населения.

Заменить природный гипс апатитовый фосфогипс конечно мог бы, но только очищать его слишком дорого. И перерабатывать, собственно, тоже. Гораздо дороже, чем хранить в отвалах и платить в бюджет компенсацию за вредность от пары сотен тысяч до нескольких миллионов рублей.

 

Засекреченные загрязнители

По мелочи небезопасных отходов, примерно на 1,5 миллиона тонн, добавляют АО «Северсталь-Сортовой завод Балаково», ПАО «Балаковорезинотехника» ООО «ХОЛСИМ (РУС)», ПАО «Саратовский НПЗ», Саратоворгсинтез,  Балаковская атомная станция, Завод автономных источников тока и ряд других предприятий региона.

При этом некоторые из них сами же свои отходы и утилизируют. Как сказано в отчете о выполнении программы по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов в 2018 году, ПАО «Балаковорезинотехника» обезвредило и уничтожило своими силами половину образовавшихся промышленных отходов. При этом, что именно за отходы там утилизировались и обезвреживались ведомство не сообщает. Возможно, речь идет о «сжигании резины» на территории предприятия, на которое периодически жалуются местным СМИ жители Балаково.

Балаковская атомная станция, по сведениям минприроды, утилизировала и обезвредила 65% своих отходов в виде отработанных турбинных масел и лома различных металлов. Куда девает остальное — неизвестно.

ЗАО «Северсталь-Сортовой» 90% отходов использовало в качестве сырья для своего производства. А ПАО «Саратовский НПЗ» собственными силами, дескать, перерабатывает нефтесодержащие отходы. Несмотря на это кажущееся стремление к безотходности, все эти предприятия уже оставили свой след  в почвах и грунтах не только на своей территории, но и вокруг нее.

Министерство в отчетах настаивает, что большая часть промышленных отходов (96%) относится к 4-5 классам опасности и не наносит вреда окружающей среде. Еще 3,4% или 2,5 миллиона тонн (по нашим подсчетам) отходов относятся к 3-му классу опасности. А на долю особо опасных отходов 1-2 класса приходится лишь 0,04% — около 30 тысяч тонн.

Какой-то более развернутой информации по их составу, учету, воздействию на окружающую среду и здоровье человека нет. В прошлом году такую базу данных пытались составить активисты регионального ОНФ. Но и им не удалось получить исчерпывающих ответов. На предприятия, производящие и утилизирующие отходы 1-2 класса опасности, их не пускали. Министерство природных ресурсов и экологии области ответить за заводы не смогло.

Федеральное ведомство в свою очередь постановило, что в каждом регионе должен составляться собственный кадастр отходов производства и потребления. На интерактивной карте должны отображаться как места складирования, так и их вместимость, имеющийся там объем, состав и прочие характеристики.

Но в сети мы нашли только публичную карту Росприроднадзора. На ней действительно можно найти некоторые места с отходами, как промышленными, так и бытовыми в регионах России. И в Саратовской области в том числе. Правда, описание их, мягко говоря, далеко от реальности.

Так, рядом с заводом минеральных удобрений в Балаково (филиал АО «Апатит»), отмечена площадка для хранения фосфогипса. И согласно описанию на публичной карте, отвал это практически пустой. 

 

uGu9H2f0FaQ

 

Что касается саратовского регионального кадастра, то, как пояснили нам в министерстве природных ресурсов и экологии Саратовской области, в свободном доступе его нет. Но данные в нем, конечно, открыты всем желающим, как и велит закон. Получить их может каждый, но только по запросу на имя министра. Мы свой запрос отправили на имя первого зама, в виду того, что министра в этом ведомстве с недавних пор нет — отстранен от должности, находится под следствием. Ответа пока не получили.

Свою лепту в загрязнение почв вносят и жители Саратовской области. А точнее те из них, кто создает или допускает, или потворствует образованию стихийных несанкционированных свалок. 

Совместными усилиями население региона производит свыше миллиона тонн мусора. Но одно дело, когда он складируется в строго определенных и оборудованных для этого местах, вывозится оттуда на сортировочный комплекс, а затем утилизируется (закапывается) на специально оборудованных полигонах. И совсем другое, когда валяется где попало, выгружается где придется и там разрастается до огромной зловонной кучи без намека на соответствие требованиям санитарных норм и правил.

 

UhEd41i0LTY

© pixabay.com

 

По данным минприроды, еще в прошлом году на территории Саратовской области функционировало 11 полигонов ТКО, 331 санкционированная свалка и 253 несанкционированных. Есть в регионе еще 2 мусороперерабатывающих комплекса, которые из миллиона тонн ежегодно образующегося мусора могут перебрать, обработать и утилизировать по всем правилам, только 300 тысяч тонн.

 

Чем чревато?

Из промышленных и бытовых отходов в почвенный покров попадают химические и биологические загрязняющие вещества. Почва в результате теряет способность к продуктивности, биологическому самоочищению. Происходит потеря экологических функций и гибель экосистемы.

По пищевой цепи все эти химические элементы и их соединения рано или поздно оказываются в организме человека и накапливаются уже там. Могут вызывать острые отравления или провоцировать хронические болезни. Оказывать канцерогенное и мутагенное действие.

Например, диоксины, которые попадают в почву благодаря отходам металлургической и целлюлозно-бумажной промышленности, а также выхлопным газам автомобильных двигателей, очень токсичны для человека и животных. Даже при низких концентрациях они вызывают поражение печени, почек, иммунной системы.

Если говорить о биологическом загрязнении, то его источниками становятся преимущественно мусорные свалки и их «сокровища»: бактерии, гниль, плесень, вирусы, шерсть животных и т. д. Все это может стать причиной различных аллергических реакций — насморка, астмы, проблем с пищеварением, инфекционных заболеваний, кашля, одышки и т. п.

В местах несанкционированных свалок, где вперемешку свалены испорченные пищевые продукты, флаконы с остатками средств бытовой химии, строительный мусор и другие отбросы, происходит заражение почвы солями тяжелых металлов, смазочных масел и нефтепродуктов. В почву, а, следовательно, в подземные воды, просачиваются ПАВ (поверхностно активные вещества), остатки чистящих средств и электролиты из использованных батареек.

В Саратове на проблему свалок и их вредности уже как будто обратили внимание правоохранительные органы. В январе 2019 года стало известно, что началась проверка по факту загрязнения грунта в местах мусорных свалок свинцом, нефтью, нефтепродуктами и прочими вредными веществами. Содержание  именно этих химических компонентов вдруг оказалось выше предельно допустимых концентраций.