Игры по 8 часов в день, призовые миллионы и «отваливающаяся задница»: саратовские киберспортсмены рассказали о том, сколько можно заработать в этой сфере и как к их увлечениям относятся близкие

Игры по 8 часов в день, призовые миллионы и «отваливающаяся задница»: саратовские киберспортсмены рассказали о том, сколько можно заработать в этой сфере и как к их увлечениям относятся близкие
Владимир Лукьянов и Дарья Костина / фото предоставлены героями публикации

Корреспондент ИА «Версия-Саратов» побеседовал с опытными киберспортсменами, проживающими в Саратовской области. Как детский тренер по гребле на байдарках и фотомодель стали геймерами, какой доход приносит участие в игровых турнирах и к чему нужно готовиться, если решился связать свою жизнь с этим спортом — в историях наших героев.

 

Владимир Лукьянов: «Призовые могут доходить до миллиона долларов на команду»

(28 лет, участник международных турниров по Counter-Strike, тренер)

— В середине двухтысячных интернет в России был развит плохо, компьютер-то имелся не у каждого. Поэтому приходилось играть в Counter-Strike (тактический шутер, где одна команда игроков представляет спецназ, а другая — террористов) в компьютерных клубах. Там я впервые узнал, что можно играть не только для удовольствия, но и соревноваться с другими.

В 2007 году в Энгельсе ФСКН России проводила турнир по CS: типа, молодёжь за киберспорт и против наркотиков. Мы с друзьями тоже решили поучаствовать и в итоге заняли третье место. До сих пор храню грамоту и медальку. Потом я узнал, что в Саратове есть настоящие турниры, которые проводятся не только ради галочки. Попасть туда оказалось просто, а вот выиграть… Мы вчистую проиграли первым двум командам и вылетели. После этого я стал ходить на каждый турнир и знакомиться с теми, кто играет лучше.

За три последующих года принял участие в куче разных соревнований, пару раз даже ездил в Киев на международный турнир по Counter-Strike 1.6. Потом пришлось уйти в армию, а когда вернулся, CS 1.6 уже уходил в историю. Зато вышла новая часть — Counter-Strike: Global Offensive. Начался расцвет этой кибердисциплины, в неё стали вливать большие деньги, что мотивировало меня вернуться в индустрию.

 

oYWm9uqlGrQ

© vk.com/pixelcsgo

 

В 2016 году я отправился в Белоруссию для участия в отборочном турнире на чемпионат мира. Замечу, что даже попасть на такое мероприятие было престижно — за это право бились более 500 команд. В результате наша команда на чемпионат мира не прошла, но заняла 5-е место. В условиях высочайшей конкуренции, я считаю, весьма неплохой показатель. На данный момент это пик достижений в моей карьере.

Сейчас у меня есть основная работа — я детский тренер по гребле на каноэ и байдарках. Играть так часто, как раньше, уже не могу, хотя в свободное время занимаюсь кибертренерством — помогаю другим бойцам повышать уровень. Сотрудничаю со школой киберспорта в Москве, занятия можно проводить прямо из Саратова. Это, кстати, неплохой приработок, даже если тратить всего несколько вечеров в неделю.

В 2013 году у топовых команд СНГ зарплата была по тысяче долларов на человека. Сейчас — уже по 20 тысяч. В этом плане индустрия сделала большой шаг вперёд. Лично у меня четыре года назад зарплата была 300 долларов, но тогда в плане денег в киберспорте всё только зарождалось. Тем более, у нас не было крупных спонсоров.

Зарплату игрокам обычно платит киберспортивная организация, в которой они состоят. Я например, работал с Fluffy Gangsters. В организацию могут входить много игроков по разным игровым дисциплинам: Fifa, Dota 2, Counter-Strike и так далее. Она помогает проводить тренировки, даёт доступ к хорошим компьютерам, оплачивает выезды на соревнования. У крутых организаций в штате есть даже фитнес-тренеры, аналитики, диетологи — чтобы спортсмены яснее мыслили и держали хорошую реакцию.

Но самое главное, организация заключает спонсорские контракты, на чём сама же и зарабатывает. Например, игроки выходят на турнир в одежде с символикой производителей видеокарт или антивирусных программ, используют мышки определённых марок и так далее. Компании готовы за это платить, потому что для них это хорошая реклама. С топовыми игроками заключаются индивидуальные контракты — они становятся амбассадорами крупных брендов.

Ещё один источник дохода — призовой фонд. Он, конечно, бывает разным. К примеру, максимальная сумма, которую я получал, составила около 500 долларов. Но на международных турнирах призовые могут доходить до миллиона долларов на команду. В договорах с игроками заранее прописывается, какая часть выигрыша идёт им, а какая — киберспортивной организации.

Вообще, в этой сфере довольно много источников заработка. Например, каждый турнир транслируется онлайн — популярные матчи смотрят по 100-200 тысяч человек. Игровые каналы покупают у организаторов право трансляции и продают там рекламу.

Профессионалы предпочитают играть на передовых устройствах, потому что у них оптимальные для киберспорта характеристики. Есть, например, такой показатель, как время отклика, то есть насколько быстро манипулятор реагирует на действие пользователя. В игре это даёт вроде бы небольшое, но на самом деле очень важное преимущество.

Сейчас в продаже можно встретить модные «игровые» мышки ценой в пару тысяч рублей. Но, я считаю, никакого отношения к киберспорту они не имеют. Производители настоящих игровых мышек, как правило, не слишком известны массовому покупателю, их вообще можно пересчитать по пальцам. Цены на их устройства начинаются от 4-5 тысяч рублей. Моя мышка стоит 13 тысяч рублей. Это одна из самых лёгких в мире моделей, весит 71 грамм.

Клавиатура у меня не особо дорогая — 8 тысяч рублей. Игровая клавиатура обязательно должна быть механической, потому что так лучше чувствуется нажатие клавиш. Монитор обошёлся в 35 тысяч рублей, но это было ещё до скачка курса. В игровом мониторе имеет значение частота обновления экрана. У меня, например, частота 240 гц, что довольно много. Для сравнения, в мониторе обычного ноутбука этот показатель не выше 75 гц.

Видеокарта в Counter-Strike ничего не решает, поэтому у меня стоит недорогая. Зато в игре важен процессор и SSD-диск. В итоге мой системный блок стоит где-то в районе 100-120 тысяч. Но я собирал его постепенно, 2-3 года. Последние деньги не сандалил, кредиты не брал. Что-то подарили, что-то купил на призовые.

Однако, как в футбол можно хорошо играть в дешёвых бутсах, так и в киберспорте многие начинают на простых компьютерах с обычными мышками и мониторами — и всё равно показывают достойный результат.

У меня вся семья профессионально связана со спортом. А киберспорт — это ведь то же самое. Родители видели, что я играю не просто так: участвую в турнирах, эти турниры где-то освещаются, много людей вовлечено в эту сферу. Поэтому всё понимали и не были против. Главное, чтобы игра не мешала учёбе.

А вот когда начал встречаться с будущей супругой, первые пару лет, конечно, было недопонимание. Но когда она увидела, что это не какие-то там игрульки, а работа, которая может приносить доход, то стала меня полностью поддерживать.

В киберспорте, как и в любом деле, чтобы стать профессионалом, надо тратить всё своё время. Хотя здесь многое от игры зависит. Например, есть такой шутер Overwatch. Так некоторые мои знакомые профессионалы в Quake (игра, пик популярности которой приходился на 2000-е годы, — прим. авт.) показывали там хорошие результаты, даже не особо тренируясь. Всё благодаря сохранившимся навыкам из Quake. Начинают играть за пару недель до турнира — и готовы.

Но в Counter-Strike чем больше играешь, тем лучше. Перед турниром в Белоруссии я за две недели наиграл более 110 часов. Это около 8 часов в день. После каждой игры — просмотр записей игр соперников или других профессионалов. Анализируешь чужие стратегии, делаешь пометки. Counter-Strike — такая игра, где постоянно выдумывается что-то новое. Есть 7 официальных турнирных карт, и на каждой — свои чемпионы. Все друг за другом наблюдают, и каждый пытается стать лучшим. Если выбываешь из игры хотя бы на пару месяцев, догнать тех, с кем начинал, уже очень тяжело. А выбываешь на полгода — догнать уже почти нереально.

Предельного возраста в киберспорте нет. Просто когда человек взрослеет, у него появляется больше обязанностей и становится меньше времени на игру. А чем меньше играешь — тем хуже получается. И наоборот. Я могу назвать с десяток игроков, которым уже за 30-ть, а они показывают результаты не хуже 18-летних талантов. И зарабатывают по 50 тысяч долларов, не считая рекламных контрактов.

Совет начинающим: прикладывайте максимум усилий, но не гонитесь за деньгами. Думайте о результате. Будет результат — будут и деньги, и слава. А если станете думать лишь о деньгах, быстро перегорите и потеряете мотивацию.

 

Дарья Костина: «Женский коллектив — тот ещё серпентарий»

(23 года, 4-е место в саратовском региональном турнире по Warface, модель)

— Я играю лет с 13: Counter-Strike, Call of Duty, Need for Speed… Но это всё было так, для развлечения. Несколько лет назад я сидела в компании с друзьями и увидела по телевизору рекламу шутера Warface. Дома я скачала его, поиграла — мне понравилось. У меня был не очень хороший ноутбук, поэтому я стала ходить в компьютерный клуб. Сначала играла чисто для себя. Потом познакомилась с другими игроками, вступила в клан.

 

85142282_1200903283634093_7604833960591772275_n

© instagram.com/wendy_str/

 

Однажды на Ютюбе я увидела трансляцию какого-то турнира. Мне стало интересно, мы с сокланниками всё обсудили и тоже решили попробовать. Начали тренироваться, поучаствовали в нескольких небольших соревнованиях. Пусть и без особого успеха, зато наработали опыт. А вскоре узнали про региональный турнир по Warface и подумали: «Почему бы и нет?». В итоге вышли в финал и заняли там 4-е место. В финале я была единственной девочкой.

Но мой успех длился недолго — вскоре я просто перестала играть. Дело в том, что для меня изначально всё это было не настолько серьёзно. Я вообще не ставила себе цели выигрывать турниры. Просто получала удовольствие от игры, от соревновательного процесса. Многие киберспортсмены уже давно этого лишены — для них это работа, контракты, зарплата… К тому же о киберспорте в Warface даже говорить смешно. Люди, которые в теме, поймут. Эта игра более-менее развита лишь на уровне СНГ. Призовой фонд небольшой, перспектив мало. Постоянно играют одни и те же люди.

В другую дисциплину я идти не хочу, потому что вообще не вижу себя в киберспорте. У меня много других интересных занятий в жизни, я не хочу посвящать всё свободное время играм. Сейчас заканчиваю медицинский колледж, работаю моделью. Могу раз в неделю поиграть во что-то с друзьями, но только ради общения, чтобы без дела не болтать в Дискорде (мессенджер для геймеров, — прим. авт.).

На российском турнире по Warface за первое место дают 2 миллиона рублей на команду. Но я на таком уровне не играла, поэтому ничего не заработала. На местном турнире максимум, что можно было получить — подарки от спонсора.

Компьютер в Warface, к сожалению, имеет значение. Это минус, ведь получается, что изначально не у всех равные условия. Компьютер, на котором я сейчас играю, обошёлся нам с парнем примерно в 120 тысяч рублей. Плюс мышка — 6 тысяч, наушники — 16 тысяч. Наушники тоже нужны игровые, с хорошим звуком, чтобы лучше слышать шаги противника.

В Warface, помимо общих турниров, проводятся и отдельные — для девочек. У меня, правда, желания участвовать в них не было. Женский коллектив — тот ещё серпентарий. Многие считают, что раздельные турниры — это сексизм. Я раньше тоже не понимала, зачем это нужно. Но со временем выяснилось, что девушки, к сожалению, действительно играют хуже парней. Не знаю, с чем это связано — может, с особенностями работы женского мозга. Наверное, девочкам просто несвойственен математический склад ума. Нам ближе интуиция, что-то творческое…

Некоторые парни рассказывали, что против девушек даже по-другому играется. Они-то привыкли к мужской тактике и понимают, какое действие от соперника следует ожидать, а с девушками привычные алгоритмы не работают.

Конечно, в Warface есть и крутые киберспортсменки, которые участвуют в профессиональных турнирах наравне с парнями. Но это скорее исключение. В Саратовской области других девушек-игроков я вообще ни разу не видела.

Хотя моим тиммейтам (участникам команды, — прим. авт.), кажется, вообще было всё равно на мой пол. В общении никаких преград у нас точно не было. Конфликтов из-за меня в команде тоже не случалось. Наоборот, парни рассказывали, что если в составе есть девушка, у них появляется воодушевление. Хочется показать себя с лучшей стороны, выпендриться — типа «убить мамонта». Никто никаких подкатов ко мне не делал. Может, потому что все тиммейты были знакомы с моим парнем, известным в своих кругах блоггером по Warface. Кстати, благодаря игре мы с ним и познакомились.

То, где ты живёшь, решает. Есть такое понятие — «пинг» (скорость обмена информацией по сети, — прим. авт.). Если ты, например, с Дальнего Востока, то дорога в киберспорт тебе в принципе закрыта — пинг до сервера будет слишком большим, ты просто не сможешь нормально играть. Некоторым командам киберспортивные организации даже снимают помещение в Москве, чтобы пинг был минимальным. Хорошо, что в нашем регионе таких проблем не было — у нас пинг достаточно адекватный.

Зато есть другая проблема — найти человека в команду. Играть-то все могут, но для киберспорта, во-первых, необходим какой-то уровень. Во-вторых, люди должны быть готовы регулярно собираться в одно время у мониторов. Нужно же постоянно тренироваться: хотя бы месяц поиграть вместе, выработать тактику и прочее. Иначе результат будет так себе. Из-за дефицита игроков на турнире даже разрешалось командам иметь в составе пару человек из других регионов. У нас, например, один тиммейт был из небольшого областного городка. На финал турнира он приехал рано утром на автобусе.

Киберспорт — такая же работа, как и любая другая. Если ты метишь в профессионалы, будь готов уделять ему всё свободное время. Либо играй по фану, но тогда не жди каких-то вершин. Для Warface достаточно играть 3-4 часа в день. Но попробуй посиди столько на пятой точке, да ещё в постоянном напряжении. За 5 часов игры у тебя отвалится задница. Хотя иногда я могла сесть за компьютер в 7 вечера, а пойти спать в 6 утра. Если есть силы и настрой, обо всём забываешь.

Совет начинающим: усвойте, что сразу вы не достигнете успеха и будете часто проигрывать. В киберспорте нужно учиться ставить цель и долго идти к ней, оттачивая мастерство. И да, на профессиональном уровне всем пофиг, мальчик ты или девочка.