«Иногда у меня руки опускаются. Я рыдаю»: как выживают сироты, не получившие положенное жильё от государства и оказавшиеся на улице

«Иногда у меня руки опускаются. Я рыдаю»: как выживают сироты, не получившие положенное жильё от государства и оказавшиеся на улице
Анастасия Аникина с дочкой / фото из личного архива

Тысячи саратовских сирот стоят в очереди в ожидании положенных по закону квартир. Чиновники признаются, что ежедневно получают новые судебные решения о предоставлении им жилья. Но исполнить такие решения оперативно не получается. На это уходят годы. Мы узнали, как сироты выживают, пока ждут обещанное.

 

Сирота, мать-одиночка Анастасия Аникина (стоит в очереди на получение жилья с 2011 года):

«Мне 32 года. Я родилась в Воскресенском районе. Родителей лишили родительских прав. Мы с сестрой жили с бабушкой в деревне и не знали, что можно встать на учет как нуждающиеся в получении жилья. 

В 2004 году я приехала в Саратов. Училась в педагогическом колледже, потом — в СГАУ. В это время соцработник университета подсказала мне, что надо встать в очередь на получение квартиры. Я так и сделала. Встала на учет девять лет назад.

 

Аникина

 

Во время учебы я жила в общежитии. Потом пришло время съезжать, а жилье к тому моменту так и не дали. Я была беременна, и мне было некуда идти. Поселилась в центре социальной помощи «Семья» на улице Зенитной, 14. Соцработник подсказала, что туда можно пойти.

В центре «Семья» я прожила год. В 2014 году получила судебное решение на выдачу жилья в Воскресенском районе. Позже моя бабушка купила себе комнату в коммуналке в Саратове. Я переехала к ней и устроилась на работу. С бабушкой я прожила год. Потом она стала жить с моим отцом. Но он пьет. Поэтому я оттуда уехала и стала снимать комнату в коммуналке.

Квартиру мне так и не дали. Снимаю комнату до сих пор. Плачу 7 тысяч рублей за комнату с тараканами, с соседями-алкоголиками. Только вчера с ними ругались (плачет). Комната находится в районе завода «Техстекло» в Ленинском районе.

1

Я — мать-одиночка, моей дочери 6 лет. В сентябре она пойдет в первый класс. А это означает — будут траты. Я — воспитатель в детском саду, а вообще у меня три работы. Зимой работала в гардеробе в кафе, а еще забирала чужого ребенка из садика, была ему как няня. Теперь, из-за ситуации с коронавирусом, я уже не забираю ребенка. Работа в кафе — сезонная, да и непонятно, откроются ли кафе из-за коронавируса. Подработок у меня сейчас нет.

Скоро буду собирать ребенка в школу. Деньги удалось скопить. Хорошо, что президент давал материальную помощь.

Я пробовала добиваться квартиры, судиться. Находила адвоката. Занимала деньги — 20 тысяч — и отдала ему. Мы хотели добиться того, чтобы меня перевели в очередь людей, которые ждут квартиры в Саратове, в не в Воскресенске. Но тогда меня не перевели.

Потом меня нашел адвокат Дмитрий Лиманский. Мы решили обратиться в суд, чтобы получить компенсацию аренды. Нам отказали. Как-то раз нам с адвокатом удалось отсудить 30 тысяч рублей. Я точно не знаю за что.

В начале июля 2020 года я ездила на совещание в областную думу. На заседании рассматривался вопрос о компенсации сиротам, которым не выдали квартиру, расходов аренды жилья. Было сказано, что если всем будем платить за аренду, то на строительство жилья не останется средств.

Я рассказывала на заседании облдумы свою историю. Депутат Леонид Писной предложил минстрою рассмотреть мою ситуацию отдельно. Потом мне перезванивали из министерства, объясняли, что я в очереди на жилье в Воскресенском районе вторая из 100 человек, у которых есть решение суда. Я сказала им, что в Воскресенске нет строек. Мне объяснили, что рассматривается вопрос о покупке для сирот частных домов в сельских районах. Сколько ждать частного дома, в министерстве не знают.

Потом вышел новый закон о праве для сирот менять решение по выбору города для  получения жилья. Я отправила в минстрой письмо — заявление о переводе меня из очереди на жилье в Воскресенске в очередь на жилье в Саратове. По телефону мне сказали, что это сделать теперь можно. И тогда я буду в очереди примерно 460-я. Я согласна на это. Жду официального ответа. И потом, вроде бы, нужно будет еще раз пойти в суд. Получить судебное решение о выдаче квартиры в Саратове. Юрист говорит, так будет быстрее.

2

Моя родная сестра изначально выбрала место предоставления жилья в Саратове. Она ждала два года, а потом ей в лотерее повезло. Я же просто повисла в воздухе с очередью в Воскресенске…

Иногда у меня руки опускаются. Я рыдаю. Я 4 года училась в педагогическом колледже, 5 лет — в аграрном университете. Диплом защитила на «пятерку». С ребенком занимаюсь. Дочка ходит на танцы. Я хочу, чтобы ребенок развивался, а не рос в какой-то коммуналке с тараканами.

Бывают моменты, когда мне кажется, что я уже почти смирилась с ситуацией. С копейки на копейку перебиваюсь. . Снимаю комнату… Удается заниматься подработками… Получилось устроить ребенка в школу. Люди помогают. А жильем мне кто поможет? Никто, наверное, пока сама не выбью».

 

Сирота Дарья Платонова (стоит в очереди на получение жилья в Энгельсе с 2012 года):

«Мне 29 лет и я прошла все круги ада с этой проблемой!

Я получила судебное решение о том, что мне должны дать квартиру, в 2014 году. Тогда решение суда было ключевым критерием для присвоения сироте места в очереди на жилье. Мне говорили, что я вхожу в первую тридцатку людей, которые стоят в очереди за квартирами в Энгельсе. И тут вдруг поменялся закон!

Примерно с 2016 года был введен «принцип лотереи» (подробнее в нашей публикации «Конвертация сирот»). В министерстве строительства и ЖКХ области проходили жеребьевки для выбора сирот, которым дадут квартиры в первую очередь. Дата получения судебного решения была уже не так важна. Помню, едешь в министерство строительства и ЖКХ области на жеребьевку, на эту лотерею, и думаешь: «Хоть бы удача была на моей стороне». Но такого ни разу не было.

 

Платонова

 

Потом ключевую роль стала играть дата постановки сирот на учет как нуждающихся в получении жилья. Меня поставили на учет в 2012 году. И теперь я в очереди двести какая-то. Не узнаю, какая именно. Больше года не узнавала уже, чтобы не расстраиваться.

Я обращалась в суд с помощью юриста. Отсуживала компенсацию за ожидание исполнения судебного решения. Сначала компенсация равнялась 30 тысячам рублей за год ожидания. Потом мне присудили 10 тысяч за год. По-моему, это подачка. Чтобы рот закрыть людям, которые ждут. Как косточка для голодной собаки. Мы с юристом доходили до Верховного суда, года два назад обращались в ЕСПЧ. Но ЕСПЧ нам отказал, а потом я опустила руки.

Сейчас мы живем с мужем, ребенком и родителями мужа в двушке. Думали про ипотеку, но с минимальной зарплатой и ребенком ее не дадут. Была большая надежда на сертификаты для сирот, мы их ждали, заходили на сайт Госдумы. А потом узнали, что законопроект о сертификатах отозвали.

Это замкнутый круг, мне кажется. Насколько я знаю, в Энгельсе жилье дают редко и мало… Сейчас, вроде бы, жилье выдают тем, кто встал на учет в 2009–2010 годах.

Конечно, надежда умирает последней. Но надеяться, видимо, можно только на себя. Хотя мы ждем, пытаемся верить в лучшее. Говорю себе: «Ну, еще год подождать, ну, еще два». А деваться некуда. Придется ждать. И ты то отчаиваешься, то мечтаешь».

 

«Они молились на законопроект… Но этот свет погас»

С 2018 года сироты начали добиваться выплаты компенсаций за неисполнение решений судов по выдаче жилья. Об этом корреспонденту ИА «Версия-Саратов» рассказал юрист Дмитрий Лиманский.

«Многие сироты ждут квартиры годами. При этом граждане могут получить компенсацию за каждый год ожидания в связи с неисполнением решения суда о выдаче жилья. Для одной из моих клиенток размер компенсации сначала составлял порядка 30 тысяч рублей в год. Потом эта сумма снизилась до 10 тысяч рублей в год.

Однако существует решение пленума Верховного суда и федеральный закон, согласно которым, размер компенсации должен определяться в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Европейский суд по правам человека по такой категории дел ориентируется на прецедент — более раннее постановление суда по делу Герасимова. Там была назначена компенсация на сумму порядка 75 тысяч рублей за год ожидания. Это в 7,5 раз больше, чем назначили одной из моих доверительниц!

В ЕСПЧ подали жалобы пять человек. Двоим моим клиенткам пришли ответы. Одна из них ждет квартиру 3 года, другая — 4 года. Нам написали, что правительству России должно быть направлено уведомление об их жалобах, а также о том, что жалобы будут рассмотрены одновременно на предмет приемлемости и по существу», — рассказал адвокат. Лиманский не исключает, что заявления в ЕСПЧ будут подавать все больше и больше сирот.

Кроме того, Лиманский рассказал о том, что сироты негодуют из-за отзыва законопроекта о выдаче сертификатов на покупку квартир вместо готового жилья.

«В 2019 году стало известно о том, что депутат облдумы Леонид Писной предложил разработать соответствующий федеральный закон. Идея такова — сиротам, которые достигли возраста 23 лет и не получили квартиры, выдавать не квартиру, а сертификат на ее покупку. Получатели сертификата должны иметь стабильную работу, семью, быть полностью социализированы. Сироты очень ждали такой закон. Однако наши депутаты решили отозвать свою законодательную инициативу.  

Сейчас, даже если у сироты трое детей, ему все равно положена квартира в 30 квадратных метров. Как вся семья там уместится? Мне непонятно. Жить в этой квартире с семьей сирота не может, а содержать ее, нести расходы за ЖКХ — должен… Сдать жилье он тоже не может, так как в первые пять лет квартира ему выдается по договору соцнайма. Такое жилье нельзя сдавать. При этом у многих сирот есть материнский капитал. Если бы сирота получил сертификат на получение квартиры, он мог бы сложить вместе материнский капитал, сертификат и выбрать себе более подходящую квартиру.

Для сирот этот законопроект был как свет в окошке. Они молились о том, чтобы его приняли. Теперь этот свет погас.

Я знаю случай, когда одна сирота в возрасте 18 лет две недели жила на вокзале. У нее было судебное решение о том, что ей должны выдать. Где хочешь, там и живи. Почему так? Не проще ли начать выдавать сертификаты на покупку жилья?» — развел руками юрист.

Депутат Саратовской областной думы Леонид Писной («Единая Россия») полагает, что закон о выдаче сиротам сертификатов на покупку жилья может заработать довольно скоро.

«Считаю, что до Нового года закон о сертификатах для части сирот получит право на жизнь. Неважно, кто будет автором закона — областная дума или Госдума. Региональные законодательные инициативы, которые были поданы в Госдуму, как правило, заканчиваются принятием федерального закона. Проект соответствующего федерального закона уже есть, полагаю, в ближайшее время механизм заработает», — отметил депутат.

При этом он добавил, что депутаты облдумы продолжат работать над законопроектом, который ранее отозвали. «Если ситуация не изменится, наверное, мы внесем наш законопроект в Госдуму повторно, исправив все замечания», — сказал Писной.

 

P.S.

По данным на 10 августа 2020 года право на получение квартир из государственного жилищного фонда области возникло у 5160 сирот в возрасте 18 лет и старше. Решения суда о выдаче квартир получили 2666 человек.

В очереди на получение квартир в Саратове стоят 1298 человек с судебными решениями. В Энгельсе в очереди на жилье стоят 406 человек, которые также получили решения судов. «Судебные решения, обязывающие минстрой выдать жилье сиротам, поступают ежедневно», — признали чиновники.

В 2020 году чиновники заключили госконтракты на 160 жилых помещений в Саратове. 75 из них выдали 7 августа, 60 — 14 августа. По Энгельсу заключены госконтракты на 54 квартиры, которые распределили между сиротам 3 июля.