Инвесторы, которых мы потеряли: какой бизнес не прижился в Саратовской области и ушел отсюда, умер или вовсе не стал заходить

4 декабря 2018, 08:32
Инвесторы, которых мы потеряли: какой бизнес не прижился в Саратовской области и ушел отсюда, умер или вовсе не стал заходить
Губернатор Валерий Радаев (справа) демонстрирует премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву осетровую ферму, которую вскоре после этого начнут банкротить / © saratov.gov.ru

Компания «Касторама» решила покинуть российский рынок и, соответственно, закрыть свои магазины в Саратове и в других регионах. Незадолго до нее с нашей областью попрощались еще несколько крупных предприятий. Прокуратура хватается за голову и пеняет чиновникам, что те не очень-то заботятся об экономическом развитии и разбрасываются инвесторами и налогоплательщиками. Чиновники говорят, что всё в порядке и что это круговорот бизнеса в природе. Одни уходят, на их место приходят другие… Мы вспомнили самые яркие и громкие случаи, когда бизнес НЕ выбирал Саратовскую область. Даже тот, что здесь зародился и проработал не один десяток лет.

 

Ушли, не обещали вернуться

Саратовская табачная фабрика (СТФ) существовала в городе почти 200 лет. Поэтому заявление о ее скором закрытии стало для горожан потрясением. Да, ее часто ругали за вонь, требовали перенести производство сигарет куда-нибудь за пределы Саратова, но никто не предлагал совсем закрыть фабрику. Там работало около тысячи человек, получая хорошую зарплату. Многие горожане и сами мечтали устроиться туда на работу. И вот…

 

Табачная фабрика (5)

 

Из Саратова фабрика переедет в Петербург. Об этом в октябре 2018 года сообщила пресс-служба компании «БАТ Россия», владеющей СТФ с 1994 года. Причина перевода производства — сугубо экономическая. В связи с падением спроса на сигареты, ростом объемов потребления контрафактной табачной продукции и повышением акцизов выгодней производить сигареты на одной площадке. Оптимизация расходов и ничего кроме.

Реакция региональных властей была предсказуемой. Никто не расстроился, всем давно наплевать. По словам губернатора Валерия Радаева, вся ценность табачной фабрики была в уплате транспортного, земельного и других местных налогов. Но это, дескать, мелочь, отсутствие которой «никак не скажется» на экономике региона. То, что около 400 человек будут вынуждены искать новую работу (остальных обещают забрать в Питер) — такая же, видимо, ерунда. Гораздо печальней, что весь крупняк, в виде акцизных сборов на 35-40 миллиардов рублей, шел в федеральный бюджет, то есть никак региону не доставался.

300 миллионов рублей в год теперь не досчитается бюджет Саратовской области в связи с уходом табачной фабрики. Именно столько по итогам 2017 года саратовский филиал АО «БАТ Россия» заплатил местных налогов. За 9 месяцев 2018 года в региональные бюджеты было выплачено 168,8 миллиона рублей. А если говорить в целом о российском подразделении компании Бритиш Американ Табакко, то сумма налогов, уплаченных в казну РФ, составляла в общей сложности больше 150 млрд рублей ежегодно.

 

СМК

 

Саратовский молочный комбинат (СМК), которому принадлежат бренды «Добрая буренка», «Фруктовый гость», «Молочный гость» и 15% молочного рынка региона, решил покинуть родную Саратовскую область по двум причинам. Первая — открытие новой производственной площадки в Чебоксарах. Вторая — неблагоприятный климат для развития молочного производства в Саратове.

Переезд в Чувашию на Чебоксарский городской молочный завод, выкупленный у компании «Данон» еще в 2016 году, будет частичным. В Саратове сократят объемы производства и персонал, а на чебоксарской площадке их, наоборот, будут наращивать.

Неблагоприятный деловой климат в Саратовской области вынудил руководство компании направить инвестиции в другой регион. В родном не оказалось достаточных условий для развития молочного производства.

Как пояснил технический директор СМК Дмитрий Петров,  «предприятие находится в условиях неблагоприятного инвестиционного климата в Саратовской области». По его словам, происходит отмена льгот для переработчиков молока, пониженные ставки по местным налогам не работают, инвестиционные договоры со стороны региональных властей не соблюдаются, что приводит к доначислению комбинату налога на имущество и на землю.

Чувашские власти ведут себя иначе и оказывают предприятию всяческую поддержку. Пообещали, например, освободить от налога на имущество на ближайшие 5 лет.

1,2 млрд рублей. Именно эту сумму СМК хотел вложить в новое производство в Саратове, но передумал и направил в Чувашию. На ООО «Чебоксарский городской молочный завод» уже потрачено 500 миллионов рублей. Всю сумму инвестиций планируется освоить до 2021 года.

Региональные власти, как обычно, потери бойца не заметили. Зампред правительства Саратовской области Алексей Стрельников заявил, что уход СМК не приведет к катастрофе. По его словам, в регионе очень высокая конкуренция в молочном производстве. Есть около десятка производителей, которые могут занять место «Саратовского молочного комбината». Татьяна Кравцева, министр сельского хозяйства региона, заявила, что СМК на самом деле никуда не денется. А в минэке области сказали, что компания лукавит и пытается манипулировать администрацией региона, выбивая себе дополнительные льготы.

 

Энгельсспецтрубмаш (© Пресс-служба правительства Тульской области)

© Пресс-служба правительства Тульской области

 

ООО «Энгельсспецтрубмаш» (ESTM), производящее трубы для нефтеперерабатывающей промышленности, покинуло Саратовский регион в прошлом году. Причем не сразу было понятно, что компания намерена уйти. Поначалу казалось, что затеянное ею строительство нового завода в Подмосковье — это расширение и завоевание территорий.

Но Тульская область была выбрана для постоянного места жительства. Оказалось, что здесь более комфортные условия для развития производства и реализации крупного инвестпроекта. Компания, которая, как выяснило ИА «Версия-Саратов», даже не успела ничего произвести на территории Саратовской области, некоторое время после регистрации в 2014 году просто присматривалась к региону. А уже в 2016 году зарегистрировала одноименное предприятие в особой экономической зоне «Узловая» города Тулы.

1,6 миллиарда рублей инвестиций ООО «Энгельсспецтрубмаш» могло бы вложить в современное производство колтюбинговых труб на территории родного региона. Но не стало и увело эти инвестиции. Завод в Туле был построен быстро, в декабре 2017 года он уже был запущен в эксплуатацию. Параллельно со строительством тульского завода начался процесс ликвидации саратовского предприятия. 

Колтюбинговые трубы — это гибкие насосно-компрессорные трубы, которые используются нефтесервисными компаниями при оказании услуг нефтегазодобывающим предприятиям, в том числе при сланцевой и шельфовой добыче. До сих пор в России их не производили. То есть Саратовская область упустила не только большие инвестиции и завод, способный закрыть до 80% потребности российского рынка в гибких трубах, но и просто счастье иметь уникальное импортозамещающее промышленное производство.

«Так получилось, — сообщили ИА „Версия-Саратов“ представители Энгельсспецтрубмаша. — Подмосковье привлекательно своей логистикой, ОЭЗ „Узловая“ — льготами для инвесторов. Тем не менее, наша материнская компания — ООО „Фракджет-Волга“ — продолжает работать в Саратовской области. Так что всё хорошо».

Региональные власти никак не отреагировали на эту ситуацию. По крайней мере внешне.

 

Их дожали, они не дожили

 

Саравиа

 

АО «Саратовские авиалинии» еще год назад высказывало намерение уйти из региона и перерегистрироваться в другой, более расположенной к бизнесу, области. Компания погибла раньше, чем успела реализовать свой дезертирский план. Весной 2018 года у авиаперевозчика был отозван летный сертификат. Это решение Росавиации стало результатом расследования причин февральского крушения самолета саратовской авиакомпании в Подмосковье и проверки деятельности самого предприятия.

Сейчас АО «Саратовские авиалинии» существует только как владелец пока еще действующего центрального аэропорта Саратова и едва сводит концы с концами.  

Около 300 миллионов рублей налогов в бюджеты всех уровней АО «Саратовские авиалинии» заплатило в 2017 году. И примерно столько же, а может и больше, могло бы заплатить в 2018 году, не лишись возможности зарабатывать на авиаперевозках. Теперь сколь-нибудь значимых поступлений в государственную казну от компании ждать не приходится.

Региональные власти не только не пытались отстоять единственную в области авиакомпанию и крупного налогоплательщика перед федеральными чиновниками, но и активно подталкивали её к пропасти, продолжая обвинять в низком качестве оказываемых пассажирам услуг.

 

РМК (© Пресс-служба завода РМК)

© пресс-служба завода РМК

 

Саратовский завод резервуарных металлоконструкций (АП РМК), которому несколько лет назад принадлежало почти 20% российского рынка газовых и нефтяных резервуаров, последние два года тонул в долгах, пока в итоге в них не захлебнулся.

РМК еще в 2015 году считался одним из локомотивов промышленности Саратовской области, входил в престижный «клуб миллиардеров» региона, зарабатывая 1,5-2 миллиарда в год, был загружен заказами, экспортировал продукцию в 33 страны мира и платил достойную зарплату рабочим. А уже в 2018 году был признан банкротом.

Почти 1,5 миллиарда рублей сегодня — это уже не выручка завода, а долг перед кредиторами, бюджетом и сотрудниками. Заказов нет, налоговых отчислений, соответственно, тоже. Будущее предприятия туманно.

Региональные власти обещали помочь некогда крупнейшему налогоплательщику, но отчего-то долго не решались, предпочитая молча наблюдать за предсмертной агонией бывшего локомотива промышленности. Только пару недель назад, уже после того, как отчаявшийся трудовой коллектив отправил президенту РФ видеообращение, в котором люди буквально умоляли главу государства спасти предприятие, в региональном правительстве подумали, что может быть действительно нужно создать рабочую группу и просчитать варианты реанимации производства резервуарных металлоконструкций.

 

Акваресурс

Дмитрий Медведев на ООО «Акваресурс» / © saratov.gov.ru

 

Рыбоводческое хозяйство ООО «Акваресурс», обещавшее завалить Саратовскую область осетриной и черной икрой, тоже банкротится. Оказалось, что компания не платила налоги, чем вызвала недовольство фискальных органов, которые, долго не церемонясь, обратилась в суд за взысканием.

Цена вопроса — около миллиона рублей (совокупная сумма задолженности перед кредиторами). Да, это предприятие не было крупным и не приносило областному бюджету особых доходов. Тем не менее, осетровой фермой в Саратовской области гордились, это направление обещало быть перспективным и прибыльным. Предприятие намеревалось производить по 40 тонн осетров в год. Специально под это дело здесь установили 53 бассейна с артезианской водой. Кроме того, компания собиралась выращивать рыбу более бюджетных видов, вроде карпа.

На «Акваресурс» возили с экскурсиями премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и делегации из других регионов. Все были восхищены и впечатлены. Тамбовская область настолько, что решила скопировать этот проект на своей территории. И в январе 2018 года там открыли-таки свою осетровую ферму, потратив на ее строительство 160 миллионов рублей (саратовский комплекс стоил 70 млн руб.) и сделав разведение осетров и производство черной икры приоритетным проектом.

Правительство Саратовской области пока делает вид, что с «Акваресурсом» не знакомо. Никаких официальных заявлений по поводу краха проекта, еще недавно вызывавшего гордость, региональные власти до сих пор не сделали. Неизвестно также собирается ли местная власть спасать предприятие и предпринимались ли такие попытки.

Описанные примеры банкротств крупных предприятий в нашем регионе не единственные. Саратовская область последние пару лет уверенно становится долиной смерти для бизнеса. Подробнее об этом можно почитать в нашем материале «Область банкротства: список саратовских предприятий, висящих на волоске».

 

Войти не решились

 

IKEA (© Relrus.ru)

© Relrus.ru

 

Шведская компания ИКЕА отказалась входить в Саратовскую область со своим инвестпроектом по строительству фирменного торгового центра 10 лет назад. Но саратовцы до сих пор об этом помнят и сожалеют.

Сначала торговый комплекс ИКЕА-Мега собирались строить в 2007 году в районе села Пристанное. Там был выкуплен участок и торжественно заложен первый камень, как символ старта крупного инвестпроекта. Он принес бы Саратовской области 100 миллионов долларов инвестиций и 3 тысячи новых рабочих мест. Но строительство так и не началось. Объективных причин было много. В 2008 году начался кризис банковской ликвидности, инвесторы массово замораживали свои долгоиграющие проекты. Потом говорили, что якорные арендаторы будущего ТК вроде магазинов «Ашан», «Леруа Мерлен» и т. д. закапризничали, потому что удаленность площадки будущего торгового центра, дескать, помешает саратовцам часто сюда наведываться.

Вторую попытку построить Мегу в Саратове ИКЕА предприняла двумя годами позже, выбрав новый участок в черте города — в районе бывшего Саратовского авиационного завода. Но и в этот раз проект не был реализован. По официальной версии, руководство шведской компании в тот период приостановило программу строительства новых ТЦ, сосредоточившись на реконструкции уже существующих комплексов. Но злые языки говорили, что на самом деле все печальней и стыднее. Европейская компания, мол, принципиально не работает с откатами. А в нашем регионе, похоже, особый менталитет.

О том, что ИКЕА больше не планирует ничего строить в Саратове, официально было заявлено компанией уже в 2012 году. В 2015 году правительство региона советовало жителям области перестать ждать.

Сейчас региональные власти озабочены только тем вопросом, как изъять у шведской компании пустующие участки земли в самом Саратове и в его окрестностях.

 

Русал.1

 

Компания РУСАЛ, лидер мировой алюминиевой отрасли, тоже дважды пыталась войти в Саратовский регион. Вернее, ее дважды пытались привести сюда региональные власти.

Первый раз случился еще при прежнем губернаторе Павле Ипатове в 2007 году. Тогда РУСАЛ рассматривал возможность строительства в нашем регионе своего алюминиевого завода стоимостью 6-7 миллиардов долларов. Для реализации этого проекта нужно было соблюсти одно ключевое условие — уговорить Росатом дать разрешение на достройку Балаковской АЭС и запуск 5 и 6-го энергоблоков БАЭС мощностью 2000 МВт. В противном случае, как объясняли в Русале, строительство нового завода не имеет смысла. С Росатомом договориться не удалось, поэтому и алюминиевый завод в Саратовской области так и не появился.

Вторую попытку привлечь алюминиевого гиганта в маленький и скромный Саратовский регион предприняли в 2015-2016  годах. ОК РУСАЛ предложили подумать о создании нового производства фтористого алюминия в Балаково. Аналогичного с тем, что ОК РУСАЛ и «ФосАгро» запустили в Череповце Вологодской области.

Порядка 2 миллиардов рублей было вложено компаниями в череповецкий проект. И примерно столько же могла бы получить в виде инвестиций и Саратовская область, если бы РУСАЛ согласился повторить проект у нас. Потенциальной площадкой для саратовского производства фтористого алюминия рассматривался балаковский филиал АО «Апатит», входящий в группу «ФосАгро». Здесь, предположительно, могли бы выпускать до 35 тысяч тонн фтористого алюминия в год. Что позволило бы, по мнению экспертов, сократить его импорт в Россию примерно на 30%.

Судя по всему, импортозамещение не стало козырем в этой игре, и убедить РУСАЛ в необходимости вкладываться в новый проект не удалось. О производстве фтористого алюминия в Саратовской области сейчас ничего не известно. Ну, кроме того, что его нет.

Из недавних проектов, не реализованных в Саратовской области, от инвесторов, не решившихся войти в наш регион, можно выделить ООО «Птичий край» с его намерением построить в Петровском районе утиную ферму.

ООО «Птичий край» — дочернее предприятие крупной компании ООО «СовМясТорг», созданное специально для реализации инвестиционного проекта в Саратовской области. Компания в 2016 году планировала построить в Петровском районе, названном территорией особого социально-экономического развития (ТОСЭР), агропромышленный комплекс замкнутого цикла по выращиванию утки. Проект прославился тем, что в рамках производства утиного мяса, здесь планировали выпускать деликатесный продукт фуа-гра (жирная печень откормленных гуся или утки — прим.авт.).

Около 6 млрд рублей инвесторы обещали вложить в утиную ферму. А уже через три года выдавать по 12 тысяч тонн утятины и 250 тонн печени фуа-гра ежегодно.

На сегодняшний день проект не реализован. И даже не начат. Денис Фадеев, глава Петровского района, сообщил ИА «Версия-Саратов», что компания заморозила этот инвестпроект. Причины не называются. По словам Фадеева, инвестор принял решение о заморозке проекта еще на стадии разработки бизнес-плана.

В ООО «СовМясТорг» нам подтвердили, что никаких действий по проекту компания не предпринимала последние два года. Более того, как пояснила секретарь компании, переадресовывать звонки интересующихся саратовским проектом утиной фермы на кого-либо из руководства ей запрещено.

Еще в Саратовскую область так и не пришел «Евродон» — крупнейший производитель индейки из Ростовской области. Хотя попытки построить здесь свое производство компания предпринимала как минимум трижды. Не построили у нас океанариум и много чего еще. По разным объективным причинам.

С другой стороны, если бы бизнесу было выгодно открывать и развивать производство именно в Саратовской области, а не где-то еще, он непременно бы это сделал.