Как два предпринимателя бар «ЧапаевЪ» не поделили. Руководство по ведению бизнеса в Саратове с элементами «экстремизма и разврата» (подсказка: не делайте так)

Как два предпринимателя бар «ЧапаевЪ» не поделили. Руководство по ведению бизнеса в Саратове с элементами «экстремизма и разврата» (подсказка: не делайте так)
© ИА «Версия-Саратов»

Бар «ЧапаевЪ» в самом центре Саратова нечаянно стал фигурантом скандала и объектом проверок со стороны правоохранительных органов. Весь март о нем много писали местные СМИ и популярные паблики в социальных сетях. Мыслимое ли дело: в баре, на вечеринках по поводу общероссийских гендерных праздников стриптиз-шоу соседствовало с копиями Знамен Победы. Заведение обвинили в нацизме, фашизме, экстремизме, сатанизме, разврате и прочих грехах. Полиция начала проверку по факту осквернения священных символов. А предприниматели, владеющие баром, поспешили использовать ситуацию в собственных интересах. Каждый в своих.

Де-юре у бара только один хозяин — Александр Васильев. Это ему приходится оправдываться перед журналистами, полицией и общественностью за то, что в его заведении полуголые женщины танцуют на фоне копий патриотических символов.

Общественность, кстати, в своем большинстве, ничего против не имеет: танцуют и пускай, кому, дескать, от этого плохо?! Полиции тоже вроде бы не жалко. Возмущены в первую очередь были дальние родственники героя-полководца и московское информагентство «Красная весна» (политическая направленность издания того же оттенка), выпустившее серию гневных статей по этому поводу.

Де-факто, у бара есть еще один хозяин — Сергей Фетисов. Во всяком случае, он таковым себя считает и имеет много претензий к своему партнеру Александру Васильеву. Мы выслушали и записали обоих. Заодно поняли, как не нужно делать бизнес в России.

 

Многообещающее сотрудничество

По словам Сергея Фетисова, с Александром Васильевым они знакомы давно. Еще с тех времен, когда оба работали менеджерами в оптовой компании по продаже чая и кофе. После кризиса 2008 года рынок изменился: продажи падали, денег становилось меньше. Фетисов и Васильев решили идти в свободное плавание и открыть собственное дело.

Выбор пал на кейтеринг и его корпоративное направление — это приготовление на производственной базе комплексных обедов и их доставка в офисы по долгосрочным контрактам. Так появилось ООО «Обедофф».

«Эта сфера казалась понятной. Я знал, какие наценки в общепите, — рассказывает Сергей Фетисов. — Мы решили использовать трехколесные скутеры. На них можно было поставить будку и развозить на них заказы. Очень удобно. С этого все и начиналось».

Идея родилась в начале 2011 года, а в августе ООО «Обедофф», где оба компаньона были соучредителями с равными долями, уже отрабатывала первые заказы. Под производственную базу новоиспеченные кейтерье арендовали бывшую столовую с кухней одного из предприятий на 2-й Дачной.

 

обедофф

© obedoff.com

 

«Первым нашим крупным заказчиком стала торговая сеть „Гроздь“. Мы кормили ее центральные склады. Затем получили контракт с [торговой сетью] „Реал“. Это уже совсем другие обороты, наша компания начала зарабатывать хорошие деньги. „Реал“ мы прокормили 1,5 года, а после того как они ушли под „Ашан“, мы заключили договор с „Ашаном“», — рассказывает Фетисов.

 

Разделяй и властвуй

Большие деньги порождают большие аппетиты. Одного «Обедофф»  партнерам со временем стало мало и к 2013 году они решили освоить другое направление в ресторанном бизнесе. «Не хотели держать все яйца в одной корзине», — поясняет Фетисов. Теперь компаньоны задумались об открытии собственного стационарного заведения. Например, бара.

Договорились, что заниматься баром будет Васильев. Решили, что дела вести он будет как индивидуальный предприниматель (ИП) — так удобней. Но бизнес при этом будет общий. Договорились, что Фетисов, как генеральный директор ООО «Обедофф», продолжит заниматься кейтерингом самостоятельно. Но и этот бизнес будет оставаться совместным.

Под бар партнеры выкупили помещение в центре города. «В какой-то момент я вспомнил, что у хозяев оптовой компании, с которой мы работали раньше, на улице Чапаева есть помещение, которое они когда-то использовали под склад. Так как отношения с ними были очень хорошие, мы напрямую спросили, не хотят ли они его продать. И те согласились,  — рассказывает Сергей Фетисов. —  Само здание относилось к памятнику архитектуры, поэтому мы заказали арт-обследование, чтобы понимать, что там и как. Помещение требовало ремонта и отдельного входа со стороны Чапаева. На тот момент вход был только со двора. Мы на все это согласились и выкупили и помещение, и маленький клочок площади у соседей (14,7 метров), где раньше был магазин семян. Между этими двумя помещениями еще были места общего пользования. Пришлось брать разрешение у собственников на то, чтобы и мы пользовались этим общим домовым имуществом. Все бумаги оформили как положено, все разрешения и согласования в министерстве культуры и т. д. были на руках».

 

Отношения на доверии

Не было на руках только достаточной суммы. Оказалось, что своих денег на то, чтобы и купить помещение и отремонтировать его предпринимателям не хватает. Тогда они решили взять кредит. Сначала один — 4,2 миллиона рублей оформили на ООО «Обедофф». Затем второй, третий — компаньоны брали на себя как физлиц. А потом еще и еще, которые оформлялись на ближайших родственников.

Ни итоговую сумму кредитов, ни общие вложения в строительство бара Фетисов нам не назвал. Сообщил только, что она «намного больше 10 миллионов рублей». И отметил, что для соблюдения формальностей между ИП и ООО (владельцем помещения на улице Чапаева) заключили договор аренды. Аренда была символической — 8 тысяч рублей в месяц — бизнес-то общий, чего деньги из кармана в карман перекладывать?

Собственно, этот договор оказался единственным документальным свидетельством, что Сергей Фетисов имеет к бару «ЧапаевЪ» какое-то отношение.

Все остальные договоренности между партнерами были устными. «Мы же давно друг друга знали, знали семьи друг друга, бывали друг у друга дома. Какое-то доверие было все-таки», — говорит предприниматель. Но как объясняют юристы, доверие — не документ, а устные договоры не имеют законной силы. Особенно те из них, что касаются денежных обязательств.

Более того, как признался Фетисов, они с партнером нигде не зафиксировали объём вклада каждого в становление и развитие бизнеса: «Мы когда Обедофф создавали, я внес больше денег, чем Васильев, и когда бар строили, мой финансовый вклад был выше. Моя ошибка, конечно, что мы нигде это не записали».

 

Дружба дружбой, а денежки врозь

По словам Фетисова, его партнер практически все время работы бара (а открылся он в 2016 году) утверждал, что заведение не приносит никакого дохода.

«Денег якобы хватало только чтобы расплатиться с кредитами самого Васильева. На мои кредиты, моей жены, ООО „Обедофф“ — уже ничего не оставалось, — рассказывает он. — Поначалу я соглашался. Понимаю, что когда предприятие только запускается, с деньгами всегда туго. Но потом начал подозревать неладное. Особенно когда понял, что выручка от банкетов, которые в заведении проводили мои знакомые, нигде в отчетности бара не отражена».

К началу 2017 года сильно пошатнулось финансовое положение ООО «Обедофф»: компания потеряла всех своих основных заказчиков. Как говорит Фетисов, крупные компании, в том числе торговые сети, в целях оптимизации расходов перестали оплачивать обеды сотрудников. Сами сотрудники заключать долгосрочные договоры с кейтеринговыми компаниями не спешили. Это общий, дескать, для рынка тренд. На одном только корпоративном направлении кейтерингу не выплыть, а развитию других направлений в ООО «Обедофф», вроде событийного (обслуживание свадеб, вечеринок, презентаций, корпоративов и прочих ивент-мероприятий) или социального (питание в школах, больницах и прочих соцучреждениях), или любого другого направления кейтеринг-сервиса помешали недостаточность опыта, знаний, материальной базы и, собственно, денег.  

«Я предложил Васильеву продать бар, потому что у нас было много по сути общих непогашенных кредитов, а объемов ООО „Обедофф“ уже не хватало. Но тот отказался. И это несмотря на то, что бар, по его словам, ничего не зарабатывал», — говорит Фетисов.

В марте 2017 года кейтеринговая компания перестает платить по кредитам. Копятся долги по арендной плате за производственную базу ООО «Обедофф». А партнеры тем временем не могут договориться: один настаивает на продаже стационарного заведения, другой намерен развивать его дальше.

«Я предлагал партнеру разные варианты — продаем, гасим все долги, оставшееся делим пополам. Отказался. Продаем, гасим все долги, а оставшееся он забирает себе — тоже не устроило, — говорит Фетисов. — Между тем, мы просто могли потерять помещение, так как банку мы уже прилично задолжали — 4,5 миллиона рублей. И он мог реализовать это залоговое имущество для покрытия своих убытков».

Разрешение на продажу помещения, как подтвердили оба предпринимателя, банк уже получил.

Торги должны быть объявлены в ближайшее время. Помещение будет выставляться примерно за 6 миллионов рублей. И этих денег хватит только на то, чтобы закрыть долг перед банком и перед арендодателем ООО «Обедофф».

 

Неверный расчет

Но если Васильева такой расклад вполне устроил бы, то Фетисову он совсем не выгоден. Помещение теряет, его личные кредиты (на 3,5 млн руб.), которые тоже якобы были вложены в бар, остаются не выплаченными, а бар, по сути, ему не принадлежит, и на доход от него он претендовать не может.

Потери Васильева при этом не так значительны. Со своими кредитами он расплатился, бар работает стабильно и доход, скорее всего, все-таки приносит. Об аренде можно будет договориться с новым собственником. В конце концов, можно и самому выкупить помещение на торгах. 

В попытке как-то переломить ситуацию и усилить свои позиции в этом споре Фетисов, как гендиректор ООО «Обедофф», в одностороннем порядке расторг договор с ИП Васильев А. Ю. Повод был формальный — задолженность по арендной плате в размере 200 тысяч рублей. Арбитражный суд это решение Фетисова узаконил. Арендные отношения между ООО и ИП считаются завершенными с сентября 2017 года.

Расчет был на то, что угроза выселения сделает строптивого партнера сговорчивей. Но он оказался неверным. Отсутствие договора аренды никак не смутило Александра Васильева. По его словам, он такой же владелец ООО «Обедофф» как и Фетисов и может разрешить пользоваться помещением кому угодно. Себе-то уж точно. Никакие договоры при этом не нужны.  

«Все это время бар находится в помещении незаконно, — настаивает другой партнер. — Но его никто не может оттуда выселить. Я дважды обращался в полицию и оба раза проверку поручали участковому Фомину, который никаких оснований для выселения ИП Васильева и его бара не находит».

В прокуратуре заявление Фетисова тоже не приняли. Да и к проверке «на экстремизм», точнее на реабилитацию нацизма и осквернение государственной символики, как показалось нашему собеседнику, здесь относятся несерьезно.

 

Пиар или орудие войны

Проверку со стороны полиции и Следственного комитета РФ партнеры предприниматели восприняли по-разному. Для Фетисова внимание общественности и правоохранителей к бару Васильева — это, скорее, способ нейтрализовать соперника. Чем хуже репутация заведения и его владельца, тем больше шансов склонить партнера к мирному решению вопроса, на которое он все еще надеется. Для Васильева вся эта не слишком приятная история — дополнительный пиар заведения. 

 

pDcwqDvg5fs

Скриншот с видеозаписи стриптиза в баре, из-за которого была начата проверка

 

«Все это какая-то глупость, — говорит Александр Васильев корреспонденту ИА „Версия-Саратов“. — Ну какой экстремизм?! Я, честно говоря, даже не интересовался, что там сейчас с этими проверками. Приходил участковый, посмотрел, я все объяснил, он записал и ушел. Ну что вы думаете, следственному комитету это надо — проверять, где там какие флаги висели?! Это все журналистам неймется, пишут все куда-то, раскручивают. Ну охота им, пусть пиарят».

Что касается конфликта с партнером и его претензий, то тут Васильев распространяться не особо хотел: «Это наши с ним личные дела. У меня у самого к этому человеку есть большие претензии. В том числе финансовые. По нашему совместному предприятию ООО „Обедофф“, которое и развалилось благодаря его действиям, вскрылась недостача в 2,5 миллиона рублей. И мне очень интересно, где эти деньги», — заявил он.

По словам Васильева, он заказал аудиторскую проверку ООО «Обедофф» так как заподозрил своего партера в нечестности. И проверка якобы показала недостачу «в приходе и расходе денег». «Сейчас получу на руки заключение аудиторов и буду принимать меры. Фетисов в полицию на меня подавал. У меня тоже такое право есть», — сообщил Васильев.

P.S. Эта история еще развивается, но мы вряд ли будем следить за дальнейшими в ней событиями. Уже сейчас можно предположить, чем всё закончится. Один из партнеров останется с долгами, другой — с бизнесом. Проиграет, как всегда, самый доверчивый.

«Если уж крупные предприятия в Саратове банкротятся и разваливаются, то что уж о нас, малом бизнесе, говорить?», — так справедливо заметил один из наших собеседников.  

P.P.S. И, да. Не забывайте все свои договоренности хоть как-нибудь фиксировать. Этот полезный навык часто пригождается.