«Как я пыталась выйти на пенсию досрочно и почему из этого ничего не получилось». Рассказ жительницы Саратова, потерявшей работу за два года до достижения пенсионного возраста

10 декабря 2018, 17:02
«Как я пыталась выйти на пенсию досрочно и почему из этого ничего не получилось». Рассказ жительницы Саратова, потерявшей работу за два года до достижения пенсионного возраста
Акция против повышения пенсионного возраста. Саратов. 22 сентября 2018 года / © ИА «Версия-Саратов»

В действующем российском законодательстве прописаны механизмы, защищающие людей старшего поколения. Среди них возможность досрочного выхода на пенсию, если за 2 года до общеустановленного пенсионного возраста человек попал под сокращение или предприятие, на котором он работал, обанкротилось или было ликвидировано. Как работают эти механизмы можно понять на примере Оксаны Милявской (имя изменено по просьбе героини). Это показательная история о том, как государство на самом деле защищает своих граждан, а госслужащие о них заботятся. Попасть в такую ситуацию может каждый.

 

Счастье было близко

—  В июне 2018 года руководство организации, в которой последние 10 лет я работала начальником коммерческого отдела, сообщило, что наше подразделение закрывается. Большую часть людей решено было сократить. Варианты расставания рассматривались разные: и по соглашению сторон, и через долгую и затратную для работодателя процедуру сокращения штата. Кого-то склоняли к написанию заявления по собственному желанию, пугая «красивыми юридическими возможностями» уволить честного сотрудника по статье. Кому-то предлагали выйти за штат и продолжать сотрудничать с предприятием, что называется, «на договоре». Такое предложение поступило, например, мне. И было очень уж сомнительным.

Во-первых, я теряла две трети от прежнего заработка. Моя работа была связана с рекламой и взаимодействием с рекламодателями. Треть моей зарплаты составлял минимальный оклад, а остальное набиралось процентами от цены заключенных рекламных договоров. При закрытии одного из подразделений организации, я теряла в лучшем случае половину доходов от процентов с рекламных проектов. А если еще вычесть оклад, то от прежней зарплаты оставались крохи.

Кроме того, меня тревожила мысль, что ситуация в организации может ухудшиться и сокращения продолжатся. А если я буду на договоре, то никаких обязательств передо мной у работодателя не будет. Он вообще в любой момент сможет расторгнуть наш контракт. И никакого тогда мне выходного пособия, компенсации за неиспользованный отпуск. Я просто осталась бы ни с чем.

В общем, получив предложение от директора, я ушла думать. Покопалась в интернете и обнаружила, что сотрудники предпенсионного возраста — 53 года для женщин и 58 лет для мужчин — попав под сокращение могут выйти на пенсию досрочно.

ПФР подтверждает:

Право безработных граждан на досрочную пенсию предусмотрено Законом Российской Федерации от 19.04.1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации».

Назначается она только по предложению органов службы занятости — не ранее чем за два года до наступления пенсионного возраста. Кроме этого, обязательными условиями являются: невозможность дальнейшего трудоустройства, 25 лет страхового стажа для мужчин и 20 для женщин, количество пенсионных баллов в 2018 году — 13,8.

Расходы, связанные с выплатой пенсий безработным, осуществляются за счет средств ПФР с последующим возмещением затрат из федерального бюджета. Фактически источником финансирования таких пенсий является бюджет государства, а не страховые взносы на обязательное пенсионное страхование.

В тот момент мне казалось, что лучшего варианта решения внезапной проблемы потери работы и не придумать. В июле мне как раз исполнялось 53 года. И стажа у меня было более чем достаточно —  31 год.

Директору организации я сообщила, что предпочла бы сократиться и объяснила почему. Мне пошли навстречу. После вручения уведомления о сокращении в конце июня, я еще два месяца, как и положено, отработала в компании. А потом, в конце августа, пошла в центр занятости населения (ЦЗН) вставать на учет.

 

Не тут то было

В ЦЗН о своем желании выйти на пенсию раньше положенного я заявила практически с порога. На что мне так же быстро, прямо и предельно вежливо сообщили, что это маловероятно и лучше даже не рассчитывать.

А все, дескать, потому, что с нового года начинают действовать поправки в пенсионном законодательстве, правила игры меняются, пенсионный возраст увеличивается, основания для досрочного выхода на пенсию тоже.

Я пыталась возражать. Мол, до нового года еще 4 месяца и пока еще правила игры не изменились. У меня есть право оформиться на пенсию досрочно, и я хочу им воспользоваться. Что для этого надо?

Еще один мой аргумент — введение уголовной ответственности за увольнение граждан предпенсионного возраста. А значит, мои шансы трудоустроиться в новом году по новым правилам пенсионной игры значительно снижаются. Пенсионеров теперь на работу будут брать охотнее, чем нас, «предпенсионников». Так что досрочная пенсия — самый верный вариант, — убеждала я специалистов ЦЗН. — Оформляйте меня скорей на заслуженный отдых.

Специалисты спорить со мной не стали, пожали плечами, буркнули «еще посмотрим, подходите ли вы» и все-таки поставили на учет как безработную. Но перед этим спросили, какой пакет услуг мне оформлять — полный или нет.

Полный пакет, оказывается, означает, что буквально на следующий день после регистрации в статусе безработной мне начнут предлагать вакансии, а я должна буду ездить на собеседования. Причем абсолютно любые вакансии, без учета моего опыта, стажа, квалификации и прочих заслуг на трудовом поприще. Хоть дворником, хоть сторожем, да кем угодно.

Альтернатива этому — самостоятельный поиск подходящей работы за три месяца, в течение которых по закону меня содержит бывший работодатель. Специалисты центра занятости при этом мной не занимаются, но в своей отчетности меня учитывают. Для этого мне раз в месяц надо было являться в ЦЗН и отмечаться.

Для чистоты эксперимента работу я все-таки искала. Честно. Изучала вакансии в базе центра занятости, листала газеты с предложениями о работе, стопкой сложенные в офисах ЦЗН. И даже сходила на собеседование.

Так вот, это кошмар!

Я не нашла ни одной вакансии, подходящей по моему профилю, с зарплатой на уровне хотя бы 20-25 тысяч рублей. Ни одной! Специалисты ЦЗС подтвердили, что человеку с высшим образованием найти работу через местный банк вакансий будет не просто трудно, а очень трудно. И это тут же подтвердили стоящие на бирже безработные. Одна, 47-летняя женщина с высшим образованием ищет здесь работу с мая 2018 года. И до сих пор не нашла. Ни сама, ни с помощью специалистов.

«Ладно, мы не гордые», — подумала я и сходила на разведку по объявлению о вакансии продавца в один известный в Саратове хлебокомбинат. Полагала, что мой опыт в продажах там пригодится.

Встретили меня прохладно. Ухмыльнулись, сказали, что продавец требуется в магазин, находящийся на выезде из города. До него добираться с пересадками. 12-часовая рабочая смена, зарплата 11,5 тысяч рублей до вычета подоходного налога.

«А гордость у меня все-таки есть», — подумала я, прощаясь.

 

Ни пенсии, ни работы, ни статуса безработного

Мытарства закончились 29 ноября. В центре занятости меня сняли с учета. Но не чтобы отправить, наконец, на пенсию, а чтобы зарегистрировать в качестве безработной заново. Говорят, такой порядок: три месяца после сокращения прошли, работодатель со мной расплатился полностью, теперь пора оформлять пособие по безработице.

Я деликатно напомнила про досрочную пенсию, «инспектор» ответила: «Помню. Знаю. И, кстати, вы подходите и по возрасту, и по стажу, и по основаниям». Но отвлекаться от моей перерегистрации не стала. Возражать мне больше было нечего. Кроме того, что это нелогично — никаких аргументов. Ждать исчерпывающих разъяснений было бессмысленно. Пришлось покориться.

С учета меня сняли, но заново не поставили. Предложили подождать до января. Говорят, это в моих же интересах. Если оформить пособие сейчас, то оно составит 4900 рублей. А если в январе, то 11 280 рублей. Потому что по новому законодательству, безработным гражданам предпенсионного возраста будут выплачивать повышенное пособие по безработице.

Положено ли отправлять безработных предпенсионеров досрочно на пенсию в 2018 году или хотя бы в 2019-м специалисты центра занятости не сказали. Но дали понять, что мне это счастье в ближайшем будущем точно не грозит.

«Если вы встанете на биржу в январе 2019 года, то досрочно на пенсию сможете выйти в 2020-м», — весело сообщила мне мой «инспектор». И это правда смешно, потому что в 2020 году мне исполнится 55 лет и если бы не эта пенсионная реформа, то я совершенно точно вышла бы на пенсию.

ПФР информирует:

Новое пенсионное законодательство сохраняет прежние гарантии для граждан предпенсионного возраста и предусматривает дополнительные:

1. Административную и уголовную ответственность за увольнение работников предпенсионного возраста, а также за отказ в приеме на работу по причине их возраста.

2. Обязанность работодателя предоставлять 2 дня в год на бесплатную диспансеризацию с сохранением заработной платы.

3. Увеличение размеров пособий по безработице: максимального — с 4900 рублей до 11280 рублей (срок выплат не более года), минимального — с 850 рублей до 1500 рублей.

4. Возможность выйти на пенсию раньше установленного пенсионного возраста при отсутствии возможности трудоустройства. Пенсия в таких случаях устанавливается на два года раньше с учетом переходного периода.

5. Распространение федеральных пенсионных льгот, в том числе налоговых, на граждан предпенсионного возраста — на женщин с 55 лет и мужчин с 60 лет.

 

Вместо эпилога

Юрист министерства труда, занятости и миграции Саратовской области, куда я обратилась за консультацией после приключений в центре занятости, удивился, что меня сняли с учета. Он подтвердил, что для безработных граждан предпенсионного возраста в законе ничего не меняется и право выйти на пенсию досрочно за ними сохраняется. Причем нет никаких специальных сроков учета на бирже труда в статусе безработной, чтобы это право реализовать. По словам юриста из минтруда, я могла выйти на пенсию и до нового года. Или, если снова обращусь в ЦЗН в январе, весной 2019-го. И странно, мол, что мне этого не предложили. Хотя тут же он предположил, что перекидывание решения моего вопроса на следующий год может быть обусловлено прекращением бюджетного финансирования служб занятости в ноябре. Из чего я сделала вывод, что у государства нет денег на то, чтобы соблюсти мои права.