Карнавал и День Победы

Карнавал и День Победы
© администрация Заводского района Саратова

Оба моих деда были ветеранами-фронтовиками. Один умер, когда меня еще не было, другой - Деришев Леонид Петрович - умер, когда я был маленьким. Я прекрасно его помню. Дед жил в Тбилиси, а я в военном городке. Он приезжал к нам часто, потому что в наличии был огород, а в нем: кукуруза, черешня, гранаты, виноградник и кавказская овчарка Чобот без привязи.

Чобот ко мне и детям был добрый, а без привязи - чтобы шугал солдат из близлежащей воинской части, отбивая у них желание наведаться в огород к черешне, например. Не плодов было жалко - обломают все ветки ведь. Солдат - натура ясноглазая и незатейливая, армия учит идти напролом.

Виноградник - не картошка, за ним уход нужен. Вот дед и приезжал, ухаживал. Потом он делал вино в 500-литровой бочке с краником в жилом сарае. Не знаю, хорошее вино было или нет, но дед веселел, запускал радиолу "Дружба", а еще к нему наведывались знакомые мужики и говорили уважительно из-за забора: “Петрович... А?!” Дед привязывал Чобота и отворял калитку. Это еще до горбачевского сухого закона было.

Так вот, теперь я думаю периодически: а если бы мне пришло в голову славить деда за победу при каждом случае? Весной, летом на день детей, осенью на первое сентября, зимой на Новый год. Всякий раз, когда он приезжал бы, или когда я к нему ездил в Тбилиси, за завтраком, обедом, ужином: “Дед, спасибо за победу! Дед, как хорошо, что ты победил! Дед, победа - ура! Дед, горжусь, что ты победил!”

Виноградную лозу обрезает секатором, а тут я в листьях: “Дед, а ты ведь победил! Спасибо!” Вино чрез краник льет, а я из-за бочки рявкаю: “Дед! Благодарю и горжусь победой!” Ночью растолкать его: “Дед! Деееда! Вставай. Я вот хочу что сказать: спасибо тебе за победу!”

Но это я вру, конечно. Столько бы не продлилось ни в коем случае моя осанна. Клянусь черешней, он бы меня отлупил кукурузным стеблем после трёх раз. Потому что совершенно справедливо бы решил, что я над ним издеваюсь. Равно как и все другие ветераны-фронтовики так решили бы.

Общеизвестно, что настоящие ветераны не любят вспоминать и рассказывать про войну. Они практически никогда этого не делают. Раньше я думал, что это какая-то чрезмерная скромность, граничащая даже с высокомерием. Ну чего тебе стоит взять и рассказать, как воевал?! Подумаешь, немногословный какой нашелся!

Через много лет до меня дошло: а чего там рассказывать?! Ну что там такого увлекательного и интересного, что хотелось бы вспоминать азартно и трепаться?! Война, я так полагаю, на 99% - это грязь, вши и дизентерия; а также притупленный страх смерти и лютая тоска по дому и близким в мучительных думах о том, как они там живут и что едят?! И живут еще и едят ли вообще?! На 1% война - это бег вперёд с криком “Ааааааа!”

И внезапная кашица крови и мозгов на лице от простреленного черепа товарища. И снова: окоп, грязь, вши…

Война - самое мерзкое событие, что может, случиться в жизни человека. И такая война - вплотную. Вы что думаете: кто-то из ветеранов хотел бы быть ветераном и героем?! Кто-то мечтал, чтобы с ним в юности и молодости случилось то, что случилось?! Может, по мальчишеской наивности и мечтал бы, конечно, тут без вопросов. Но уверен, что наивность мгновенно улетучивается. И это пережитое, катастрофическое событие жизни вспоминать не хо-че-тся! Припомните самое мерзкое время, самый гнусный период в жизни - как самочувствие? Очень нравится смаковать и вновь возвращаться мыслями и ощущениями туда? Нет, обычно люди хнычут: "Хочется забыть, как страшный сон!"

Ну вот я пережил мрачные, голодные 92-93-й годы в Грузии. С бидоном на ручей за водой ходил, что-то харчеподобное готовилось на керогазе, по улицам бродили угрюмые существа в поисках наживы. Кстати, тогда раздали в частях пайки НАТО (серьезно) и это было счастье. И что? Думаете, охота мне это время регулярно вспоминать и улыбаться? Или говорить сыну: "Что?! С планшетом в танки балуешься! А я в твои годы медь на полигонах собирал, прятался!" Да пропади оно пропадом! А тут - война!

И более всего поражают организмы с наклейкой “Можем повторить!” Или те, кто зубоскалит в интернете, размещая картинку с малознакомыми словами: "Хахаха! Францию-Бельгию-Данию-Нидерланды за месяц Гитлер взял! Та за две нидели!" Да. Это миниатюрные или небольшие по меркам СССР страны. Им некуда было отступать. 

Но что повторить?! Куда повторить?! Почти 4 миллиона советских солдат оказались в плену. Изначально немцы даже не знали, что с ними делать. Военнопленные сидели на земле и умирали от голода.

Прибалтика, Украина, Белоруссия, Молдавия и полтора десятка областей РСФСР были захвачены Вермахтом. Около 70 миллионов советских граждан находились в оккупации под Рейхкомиссариатами.

Фактически разбитая Красная армия, которая от тайги до британских морей всех сильней, уходила на восток, оставляя город за городом, деревню за деревней.

Женщины, дети и старики - на милость Гитлеру. Кто-то хочет это повторить?!

Помню, когда первый раз смотрел "Они сражались за Родину", поразился, когда пожилая женщина выговаривает красноармейцу: мол, все бежите, нас оставляете!

Еще думал тогда: о чем это она говорит?!

Более 2 миллионов квадратных километров оккупированной территории СССР. Сколько это в Бельгиях, Даниях и даже Франциях?! Посчитайте. У нас до сих пор толком не знают, сколько погибло в войну. При Сталине была цифра 7 миллионов, при Хрущеве-Брежневе — 20, при Горбачеве — 27.  И это число не предел, многие историки и исследователи уверяют, что больше 30 миллионов. 

Поэтому настоящие ветераны всегда отворачивались и говорили: “Да пошла она, эта война проклятая...” Да их почти не осталось.

А у нас теперь который год и чуть не каждый день - война, ветераны, война, ветераны! На любой праздник - война, ветераны! В школах пишут, сколько десятков дней осталось до Дня Победы! Макеты Рейхстага берут, реконструкции с обязательным вовлечением широкой общественности, пленных водят, Нюрнбергский процесс театрально разыгрывают, общегосударственное дело, по всем каналам показывают. И иногда мельком в соцсетях проскальзывает: “Спиридон Михайлович, 93 года, ветеран войны, живет без канализации в ветхом доме”...

Победа стала государственным всесезонным карнавалом, чиновничья обязательная программа, кульминация которой приходится на 9 мая. К этой дате в продаже появляются бутылки водки в Георгиевских ленточках, фотопринты с солдатами на тапках и майках, “Можем повторить!”, реклама ночных клубов с девчатами в пилотках и так далее.

Программа кульминации не может быть одной и той, тут как с Открытием Олимпийских игр - надо что-то новенькое, чем-то удивить в этот раз! Люди изобретают. Придумывают, например, съедобные ордена и медали из шоколада, как в Саратове. Нет, нет - никто не хотел никого оскорбить, что вы! Просто сделать карнавальное шествие еще красочней, оригинальней. Кстати, зачем мелочиться?! Почему бы не сделать шоколадный Рейхстаг, чтобы дети съели его?

Я вот абсолютно убежден, что мои деды воевали не для того, чтобы я всю свою жизнь после ежедневно благоговел и кланялся на каждом шагу. Зачем ради такого воевать?! Про войну и Победу я помню, а вернее, знаю и без регулярной должностной скорби. И сыну расскажу, всё как надо: почему началась война, кто начал, зачем, как проходила и чем закончилась.

А насчет карнавалов — я не против. Пусть ходят, наряжают себя и карапузов в форму РККА (точнее, в ширпотребный маскарадный костюмчик в виде формы), обматываются лентами и едят шоколадные ордена. У российского народа мало радостей, хоть вот эта. Только так: День Победы отдельно, карнавал отдельно.

А когда кто набродится, рекомендую посмотреть в интернете цикл передач "Моя великая война" - рассказы настоящих ветеранов, несколько лет назад журналисты разговорили стариков. Там без ленточек и маршей, но пробирает куда глубже.