Казнить нельзя сажать

Казнить нельзя сажать
Рисунок автора

После жуткого убийства 9-летней саратовской школьницы Лизы, естественным эмоциональным порывом огромного количества людей было задушить убийцу своими руками без тени сомнения и сожаления. И тут же подсуетились политиканы из Госдумы и оперативно сработали опрос через соцсеть по поводу отмены в России моратория на смертную казнь. Результат вполне предсказуемый — почти 80% опрошенных высказались «За».

Умысел политиканов вполне очевиден — игрой на эмоциях людей депутаты желают показать, что они с народом, они разделяют народные чувства: родненькие, я с вами! Вот чтобы разделить с народом виллы, пентхаусы и яхты или приложить усилия и вытащить страну из социально-экономической задницы — в этом случае политиканы прикидываются слабоумными и непричастными. А вот если кого прибить и таким образом якобы решить все проблемы в стране — политиканы тут как тут, кивают и подмигивают бодренько.

Кстати, я думаю, народ был бы не против, чтобы из Госдумы, Совета Федерации и Правительства расстреливали всех, кто не может объяснить происхождение своих богатств. Не хотят депутаты провести такой опрос на своем сайте? Не хотят, понятно.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже коротко сказал, что вопрос о снятии моратория на смертную казнь в Кремле не обсуждается. Конечно же, многим такое заявление пришлось не по душе: мол, детоубийца из Саратова не понесет должного наказания! Но возмущения напрасны. И вот почему. 

Даже не станем заморачиваться на тему того, что нас вышибут из Совета Европы, членом которого Россия стала в 1996 году (одним из главных условий была отмена смертной казни). Да кого среди обывателей сейчас особо волнует Совет Европы?!

Филантропические разговоры о том, что государство не должно уподобляться преступнику и лишать жизни кого бы то ни было, заводить тоже не стоит. Не впечатлят в эти дни подобные разговоры, а только разозлят: ах, жалеете гадов!       

Не будем много говорить о том, что смертная казнь — метод эффектный, но не эффективный, и в странах, где практикуются казни, по-прежнему возникают и действуют маньяки.

В Советском Союзе людей ставили к стенке шеренгами, почти каждый признавался в заговорах и террористической деятельности.

Но, несмотря на эти решительные методы, милиция и НКВД-КГБ вдруг начинали остервенело гоняться за очередным потрошителем или психопатом-душителем. Ловили и после суда исполняли выстрелом в затылок одного, но на его место просился уже другой. Невзрачный учитель по русскому языку Андрей Чикатило просто один из самых массовых серийных убийц и совершенно точно самый известный, потому что о нем стало можно громко говорить в эпоху гласности.

Погуглите такие имена как Владимир Винничевский, Владимир Ионесян, Борис Серебряков, Геннадий Михасевич, Андрей Евсеев, Анатолий Нагиев, Валерий Асратян, Анатолий Сливко. Все — маньяки, насильники, потрошители, педофилы и людоеды. Сливко, кстати, был заслуженным педагогом, членом партии, директором туристического клуба и одновременно психом-детоубийцей. Всех, конечно же, расстреливали. Периодически о них сейчас рассказывает актёр Леонид Каневский в своих документальных фильмах «Следствие вели…».

В США в определенных штатах особо жестоких убийц двести лет как вешают, расстреливают, пристегивают к электрическому стулу или пускают в вену хлорид калия. Но недостатка маньяков в Америке не было и нет.

Не будем много разглагольствовать на тему того, что при наличии смертной казни велика вероятность или просто судебной ошибки, или когда органам зачастую надо скоренько назначить кого-нибудь виноватым, расстрелять и тем самым угомонить общественность.

Советский маньяк Сергей Ткач совершил около 40 изнасилований и убийств несовершеннолетних с 1980 года. Но прежде чем его поймали аж в 2005 году, не менее 10 человек до этого были осуждены и получили реальные сроки, некоторых приговорили к расстрелу, но не успели привести приговор в исполнение. Показания из них выбивались следователями.

За преступления витебского душителя Геннадия Михасевича осудили более десяти человек, одного расстреляли.

За преступления маньяка Николая Фефилова вначале расстреляли невиновного, умственно отсталого воришку Георгия Хабарова. Другого подозреваемого некоего Михаила Титова забили следователи, добывая показания.

Вместо Андрея Чикатило вначале расстреляли некоего Александра Кравченко, потому что он идеально подходил на роль маньяка: сам в несовершеннолетнем возрасте изнасиловал и убил девочку, отсидел срок. Жалеть Кравченко особо нечего, но дело-то тогда закрыли, а Чикатило остался непойманным и продолжал убивать.

Но главным аргументом против смертной казни в России мне видится следующий: мы не в Норвегии, ребята. Это там некий массовый убийца по фамилии Брейвик в домашней одежке сидит в отличной трехкомнатной квартире-камере. Там у него спальня, тренажерная комната, рабочий кабинет с компьютером и живописный дворик для прогулок. Ну, то есть можно сказать, что Брейвик ведет такой обеспеченный образ жизни чудака-затворника. В России особо опасные преступники живут иначе.   

Для большинства людей кажется всё возмутительно простым: душегубы мало того, что остались сохранили жизнь, так они ещё кормятся и лечатся за бюджетный счёт, хоть и в тюрьме.

А о тюрьмах представление из бандитских сериалов, где зеки вполне себе комфортно могут устроиться в заключении. Но в сериалах не показывают тюрьмы для пожизненно заключенных. Можно посмотреть их самим.

Понятное дело, что вам там не побывать, скорее всего, но за вас это сделали другие — журналисты российских и иностранных редакций. И если желание ввести смертную казнь продиктовано прежде всего чувством мести (давайте будем честными), то убитые террористами и маньяками невинные люди и дети отомщены по полной.

Посмотрите документальные фильмы и специальные репортажи про тюрьму «Черный дельфин» (ИК-6) в Оренбургской области. Самая известная в России тюрьма для пожизненно осужденных. Никто и никогда в этой тюрьме в побег из Шоушенка не играл, не убегал и не был выпущен на свободу комиссией.

В «Черном дельфине» заключенные сидят по двое. Только один людоед — некий Владимир Николаев — находится в камере один. С ним боятся сидеть даже матерые душегубы.

Камера — 4,5 квадратных метра, за двумя решетками и железной дверью. Зеки находятся по сути в клетке, как хомяки или попугаи на птичьем рынке.

В 6 утра у них подъем, уборка постели, до 22:00 запрещается усаживаться и тем более ложиться на шконки. Только на стулья за столом. Каждые 15 минут — обход. К стене встал, руки поднял, пальцы растопырил.

Жрать в столовую пожизненные не ходят: кашу и баланду в камеру приносят, на лопате в оконце подают. То есть даже такого ничтожного жизненного разнообразия как прогуляться до столовой, там побыть на людях, у них не существует. Да, и прогулочного дворика в «Черном дельфине» нет. Опять не Шоушенк и не любая другая тюрьма из кино, где можно гулять по стадиону, руки в брюки, с зеками болтать на завалинке и плакаты с полуголыми девицами доставать тайно.

В «Черном дельфине» пожизненные гуляют в прогулочном боксе. Он находится на крыше тюрьмы, от камер-клеток отличается тем, что размером три на три метра и сверху, сквозь две решетки видно небо в клеточку.

В боксе зеки челноками полтора часа ходят от стенки к стенке, как зверьки в вольере. От камеры до прогулочного бокса их ведут в позе олимпийских пловцов перед стартом — пригнувшись, руки в наручниках за спиной подняты вверх.

Вообще по коридорам их перемещают только таким образом, хоть на прогулку, хоть на еженедельную помывку, хоть к журналистам на интервью. Из камеры вывели в наручниках, согнутого, пальцы растопыренные, рот открыл, показал, что там ничего нет, побежал, не разгибаясь, скоренько, куда скажут. Овчарка на поводке гавкает, три конвоира сопровождают.

А если зека нужно перевести из одного блока тюрьмы в другой, то ему завязывают глаза, чтобы он не мог запомнить местность и расположение объектов. То есть зек знает свою тюрьму не больше вашего. Из развлечений — книги, газеты, письменные принадлежности и радио.

Само собой никаких читальных залов и комнат с дешевыми креслами и фикусами. Читать, писать и рисовать — только в клетке.

Под видеонаблюдением они круглые сутки. Свет в камерах не выключается вообще. Спать можно, положив руки поверх одеяла. И так — всю оставшуюся жизнь. За теракты, за убитых с особой жестокостью взрослых людей или детей. В клетке хомяками. С той только разницей, что хомяка домочадцы часто выпускают на ковры-диваны, играют с ним, да и помрет он через полтора-два года, отмучается. Человек протянет дольше.     

Ни разу еще в современной России, после введения моратория на смертную казнь, ни один осужденный на пожизненное не вышел досрочно.

И если Госдуме так необходимо было провести опрос на тему возвращения смертной казни, вернее, отмены моратория на ее исполнение, то проводился он с грубой социологической ошибкой: мнением не тех интересовались. Свободные граждане выдали какие-то несчастные 80% «За» смертную казнь.

А Госдуме надо было провести опрос среди пожизненно заключенных, и, думаю, результат — репрезентативный, релевантный — 100% «За».

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?