«Когда впервые увидел вилку, назвал её «ложкой с зубами»: рассказываем о семье, в которой воспитываются три приемных ребенка с особенностями развития. С какими сложностями сталкиваются, как реагирует общество

«Когда впервые увидел вилку, назвал её «ложкой с зубами»: рассказываем о семье, в которой воспитываются три приемных ребенка с особенностями развития. С какими сложностями сталкиваются, как реагирует общество
Семья Рудневых

В семье Рудневых воспитываются трое приемных детей, каждый из которых с особенностями развития. Любовь и Владимир Рудневы на личном примере доказывают, что ребенок-инвалид — это не приговор для родителей, а напротив возможность познавать новое и испытывать невероятные эмоции. Когда в их семье появился приемный ребенок Никита, он не знал, как выглядят томаты, и называл вилку «ложкой с зубами». А дочь Оля не умела держать в руках карандаш. Сейчас дети не только ходят в школу или детский сад, но и вместе с родителями занимаются волонтерством. О том, какие бывают сложности в процессе воспитания таких детей, как реагирует общество и как помогает государство, нашему изданию рассказала Любовь Руднева.

Любовь работает в центре психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям с ограниченными возможностями здоровья. Через этот центр проходят дети с инвалидностью и дети с особыми образовательными потребностями. Муж занимает должность коммерческого директора в ООО Завод «Термогаз». Всего в их семье четыре ребенка — старший сын Витя (биологический) и трое приемных — Никита, Настя и Оля. Хотя Рудневы не делят их на «родного» и «приемных», все четверо для них — родные.

 

Как так вышло

— В одной из моих рабочих командировок в дом ребенка я познакомилась с нашим первым приемным сыном Никитой, мне очень хотелось помочь этому ребенку. Кроме того, у меня была такая возможность, поскольку я владела необходимыми знаниями, умениями, навыками. Сердце потянулось к этому мальчику.

Мы обсудили эту идею с мужем, с нашим старшим сыном Витей. Не могу сказать, что это было легкое решение: у ребенка, которого мы хотели усыновить, были серьезные ограничения по здоровью (он инвалид-колясочник). В итоге все вместе мы приняли решение, что сможем взять этого ребенка в нашу семью.

После этого начался долгий процесс подготовки к усыновлению. Современное законодательство подразумевает, что родители, прежде чем обратиться в органы опеки за усыновлением, должны пройти школу принимающего родителя и собрать огромный пакет документов (в том числе и справку о прохождении медосмотра, акт о жилищно-бытовых условиях и многое другое). В итоге спустя несколько месяцев мы получили документы и забрали Никиту. Это было в июле 2013 года.

По началу, конечно, было тяжело. В том плане, что вся семья адаптировалась под нужды особенного ребенка. Но он был такой жизнерадостный, такой активный, ему всё было интересно.

Спустя 1,5 года нам захотелось, чтобы в нашей семье появилась дочка, так как уже было два сына. Изучали банк данных детей-сирот. Наше внимание привлекла Настя. На тот момент она была совсем маленькая — 1 год и 10 месяцев. Мы также прошли всю процедуру оформления, и забрали Настю. Она появилась в нашей семье в апреле 2015 года.

 

2

Оля, Никита и Настя

 

Спустя еще примерно 1,5 года мы решили, что было бы неплохо, если бы у Насти появилась сестренка. И вот в наш центр один из домов ребенка привез девочку для проведения обследования. Она взяла меня за руку и сказала: «Мама, пойдем». В общем, мы и пошли. С тех пор, с 2017 года, в нашей семье появилась Оля. Ей на тот момент было почти 4 года.

Мои родители и родители моего мужа нормально отнеслись к нашей идее усыновления и удочерения особенных детей. Мама моего мужа (его отец давно умер) поддержала нас. Она очень любит наших ребят, никого отдельно не выделяет. Отношение ко всем внукам одинаковое. Моя мама сначала отнеслась к нашему решению об усыновлении настороженно. Возможно, ей казалось, что мы не справимся. Однако мы справились, и наши родители, думаю, нами гордятся.

 

О быте

— Мы живем в квартире, она достаточно большая. У каждого ребенка есть своя комната, свое личное пространство. У двоих детей (Никиты и Насти) инвалидность, а у Оли — ограниченные возможности здоровья. Девочки посещают специализированный садик, а Никита учится в обычной школе, в 4-м классе.

У Никиты адаптированная школьная программа. С ним ходит ассистент-помощник, потому что он сам себя не обслуживает. Он не может самостоятельно одеться, раздеться, нести портфель. Он не может сам подняться на другой этаж. Если Никита споткнется и упадет, не сможет встать. Также он пишет немного медленнее, чем другие дети. Часть материала ему дается в карточках или в тестах, то есть, объем письменных работ меньше. А так он ходит на все уроки. Возле школьной доски в классе для него оборудован поручень, также для него сделали специальный туалет.

С одноклассниками у него хорошие отношения. Он учится в одной школе с 1-го класса. Еще тогда я на родительском собрании сразу проговорила, что придет такой ребенок, с такими-то особенностями. Первое время в школе другие дети интересовались, спрашивали. Мы не создаем из его особенности какого-то фетиша, Никита делает все то же самое, что и обычные дети, только в рамках своих возможностей. Когда, например, все дети заправляют за собой постель, он, конечно, не сможет сделать это так, как они. Но он все равно сделает так, как у него получится. Поэтому одноклассники не относятся к нему как-то иначе, для них он «свой». Они вместе бегают по коридорам, только он делает это на костылях или ходунках. Ребята играют с ним, они также адаптируются и не выделяют его как-то.

Каждый год новые первоклашки также подходят, интересуются. Мы объясняем, что Никита таким родился. В итоге они проявляют добрый интерес, иногда просят потрогать его. И для особенного ребенка нет никакой трагедии, потому что родители не заостряют внимание на инвалидности. У нас нет никакой гиперопеки над Никитой, опека только вынужденная. Мы Никиту сразу учили, что у него есть не только права, но и обязанности, и он наравне со всеми. Он понимает, что как и все дети должен выполнять домашнее задание, подежурить в классе, стереть с доски. Именно поэтому ему будет проще приспособиться к взрослой жизни. Детей с такими заболеваниями как у Никиты зачастую держат на домашнем обучении, но так дети не узнают все стороны жизни. В нашем случае, надеюсь, такого не будет.

Оля физически здорова, но у нее есть ряд других особенностей, и это ни чуть не легче. Девочка родилась в асоциальной семье. Зачастую тяжелее принять ребенка из такой семьи, нежели ребенка с особенностями. У Оли были свои вредные привычки. Нужно было учить ребенка говорить «спасибо», «пожалуйста».

 

4

Оля

 

В прошлой семье у нее, видимо, не было никаких игрушек — она целый день стояла на окне и смотрела на улицу. Когда мы её забрали, она долго не могла понять, как играть в игрушки, что такое книжки и телевизор. Она даже не могла держать карандаш. Так как Олю мы забрали в более взрослом возрасте, ей было намного тяжелее перенимать новый семейный опыт.  Но сейчас уже виден большой прогресс — Оля научилась хорошо срисовывать, разукрашивать, читать понемногу, быть более аккуратной. В садике её стали хвалить. Она уже научилась очень многому. Планируется, что и Оля, и Настя в 2020 году пойдут в школу. Я думаю, что Оля сможет обучаться в обычном классе наравне со всеми. В принципе, на подготовке к школе она держится в середнячках.

Дети живут очень дружно. У девочек такой своеобразный тандем — они вместе играют, вместе игрушки раскидывают. А потом приходит Никита и говорит им: «Ты эту игрушку туда клади, а эту — туда». Иногда он просит девочек помочь застелить постель, все-таки он более ограничен физически. Никита им помогает иначе: подсказывает, какие лучше взять цвета для раскраски, придумывает идеи для аппликации. Все дети очень любят старшего брата, и он тоже не против с ними играть. Иной раз их спать не разгонишь по комнатам! Сидят дружно, рассказывают друг другу «секретики».

Я переживала за старшего сына — как он воспримет брата с ограниченными возможностями, как к этому отнесутся его друзья. Лет 5 назад, когда старшему Вите было 11 лет, мы шли с занятий. Витя толкал коляску, в которой сидел Никита. По дороге встретили одноклассника Вити. В результате одноклассник подошел и добродушно сказал Вите: «О, это твой брат, про которого ты мне рассказывал!». Они поздоровались, познакомились. Я была рада.

Однажды Витя выступал на научной конференции и рассказывал о детях с особенностями, в частности, о нашей семье. То есть, у Вити тоже нет разделения, нет грани и деления на людей обычных и людей «особенных». К Вите часто приходят друзья, много друзей, и Никита с ними сидит, они играют. Все дети очень друг друга любят, у них много общих интересов. Конечно, они как и все нормальные дети могут поспорить и поругаться. Было бы странно, если бы всё было гладко.

Режим дня у нас распределен и расписан. Утром Никиту мы привозим к школе, там его встречает няня-ассистент. Кроме уроков он посещает разные спецкурсы, где-то до 2-3 часов дня он находится в школе. Так как муж работает рядом, он отвозит их домой. Там сын с няней делает уроки, обедает. Потом вечером мы приходим домой — «отпускаем» няню. А девочек мы утром отвозим в детский сад, вечером забираем.

 

Очередь за детьми

— Пока мы не познакомились с Никитой, мы в принципе не рассматривали вопрос об усыновлении или удочерении кого-либо. У нас не было цели брать именно ребенка с особенностями, просто так вышло. Эти дети были на нашем пути. 

 

3

Настя

 

Основная причина, по которой в семью взяли детей-инвалидов, это желание и возможность помочь таким ребятам. За здоровыми детьми очередь стоит. Сейчас, когда в базе данных появляется здоровый ребенок, то на него есть много потенциальных усыновителей. А вот детей с особенностями развития пока берут не очень охотно. Возможно, потому что боятся сложностей. А боятся по той причине, что зачастую не знают, как с ними справляться. В нашей семье такого не было. Я знала алгоритм действий, у меня не было никакого страха.

Многие люди также боятся реакции окружающих, родственников. Мои близкие были в курсе, что я долгое время работаю с такими детьми. Не было никакого странного отношения к ребятам. Кроме того, они намного больше нуждаются в поддержке, чем здоровые.

Так приятно, когда берешь в семью ребенка, который толком не говорит, не ходит, а спустя время видишь огромную положительную динамику. Никита, например, не знал, как выглядит помидор. Я ему показываю картинку — он узнает. А когда показала реальный помидор, он сказал, что не знает, что это такое.

Поскольку ребята в доме ребенка не видели посуду, Никита не знал, как выглядит сковорода. А когда он впервые увидел вилку, назвал её «ложкой с зубами». Когда мы пришли первый раз в магазин, я подумала, что он захочет много всякого. А он смотрит и не понимает, что вкусного скрывается за всеми этими красочными упаковками, он не знает этой еды. Однако через год жизни в нашей семье он уже начал читать, смог дотянуться руками до лица. Конечно, это приносит такое моральное удовлетворение, что все сложности остаются на заднем плане.

Самое главное — любить этих детей. Если есть желание помочь и вместе пройти через трудности, то всё будет успешно. Нужно предъявлять к ребенку адекватные требования. Бывает, что усыновляют ребенка с каким-то психическим отклонением, а когда ребенок растет и становится физически сильнее, родители начинают говорить, что не готовы к такому и что вообще от такого ребенка надо бы отказаться. Я считаю, что нельзя расценивать приемных детей как чемодан — хочу несу, хочу оставлю. Ведь если бы родился такой ребенок, его же не отдадут потом обратно в роддом? Надо понимать, что обратной дороги нет, этот ребенок — твой.

 

О финансах

— Поддержка со стороны государства есть. На детей с инвалидностью положены выплаты — пенсия на каждого ребенка (то есть, на Никиту и Настю). Размер пенсии около 14 тысяч рублей. Также выделяется финансирование на содержание опекаемых детей (на детей до 6 лет около 5 тысяч рублей).

Однако нужно учитывать, что, например, работа няни стоит недешево (в среднем 18 тысяч рублей в месяц). Также необходимо оплачивать спецкурсы и репетиторов, подготовку к школе для девочек. Соответственно, я не могу сказать, что мы могли бы полностью обеспечить детей на деньги от пособий. Дети с особенностями имеют больше потребностей, им нужны и логопеды, и психологи, и дефектологи. Много средств уходит на реабилитационное оборудование. Тем не менее, часть расходов мы покрываем этими выплатами. Но надо понимать, что этих денег не хватит на реабилитацию и лечение. Мы, например, ездим в Москву и Санкт-Петербург. Нужно оплачивать проживание, питание. На реабилитацию нужно очень много средств и сил.

Также нам помогла программа материнского капитала, которая, разумеется, распространяется на приемных детей. Когда мы официально удочерили Настю (третьего ребенка), мы получили маткапитал. Благодаря этому приобрели соседнюю квартиру и расширили жилплощадь.

Кроме того, когда усыновляешь ребенка-инвалида, полагается выплата в размере более 100 тысяч (такая норма действует на территории Саратовской области).

 

Про волонтерство

— Наша семья активно занимается волонтёрством, это одно из объединяющих нас направлений. Витя волонтёрит в рамках школы, а также вместе с отцом помогает работе благотворительного фонда «Пища жизни». В рамках проекта волонтеры по вторникам и субботам раздают еду бездомным. Никита состоит в саратовской региональной общественной организации инвалидов «Ты не один». Это объединение общества инвалидов. Они ездят по школам и рассказывают детям о том, что в жизни может случиться всякое, о толерантном отношении к инвалидам, а также делятся историями своей жизни. Например, женщина после аварии стала инвалидом. Они объясняют, что даже в этом случае жизнь не заканчивается, есть столько вариаций дальнейшего развития. Настя и Оля выступают на благотворительных концертах.

 

5

Оля и Витя

 

Я на базе центра организовала совершенно бесплатный клуб для родителей. Люди зачастую не знают, куда обратиться за помощью, где можно узнать о своих правах, о программах поддержки для семей с детьми с особенностями развития. Мы приглашаем специалистов, и они рассказывают, как ухаживать за детьми-инвалидами. Также проводим различные тренинги. Мы помогаем и объясняем алгоритм действий, и родители понимают, что инвалидность у ребенка — не приговор. Напротив, у ребенка с особенностями очень много перспектив.

 

О конкурсах

— Изначально мы участвовали в городском конкурсе «Золотые нити семейных традиций». Наша семья заняла второе место и стала лауреатом в номинации «Доброе сердце». Потом нас направили на конкурс ПФО «Успешная семья», и мы поехали в Саранск, где заняли первое место. И вот уже в этом году наш регион отправлял несколько кандидатов в Москву на всероссийский конкурс «Семья года».

Изначально на конкурс заявлялись по 3 семьи от каждого региона страны. Из них отобрали по одной семье от каждого субъекта. Мы вошли в их число в номинации «Семья — хранитель традиций». Теперь наша семья едет туда 29–31 октября. Там будет экскурсия по столице, а на второй день — знакомство семей. Нужно подготовить номер, выступление. Наши дети будут танцевать танец. На третий день — награждение лауреатов. После конкурса издадут книгу, в которой будут представлены лучшие семьи России-2019.

Дети были очень рады участию, для них это важный опыт. У них столько эмоций было после поездки на конкурс в Саранск. Они радовались аплодисментам на сцене, награждению, вниманию со стороны журналистов. Для них всё необычно — путешествие, гостиница, знакомства с другими людьми. К тому же, у нашей семьи большой опыт перемещения по России. Мы везде ездим на машине. У нас вместительный автомобиль «Лада Ларгус», потому что требуется возить много оборудования для Никиты. Мы ездили, в Курск, в Крым, в Москву, Пензу. Дети обожают приключения.

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?