Конституция и жизнь

Конституция и жизнь
© ИА «Версия-Саратов»

Свершилось историческое событие, разрешилась главная интрига тысячелетней России, произошел триумфальный и поворотный момент в развитии нашей страны: граждане большинством голосов приняли поправки в Конституцию Российской Федерации, выказав своё полное доверие нынешнему курсу стабильности, нацеленной на дальнейшее процветание страны. Это не я так говорю. Я пересказываю своими словами то, что сказали государевы люди. 4 июля поправки вступили в силу. В день Независимости США, кстати. Так совпало.

Конечно же, определенные маскарадные профуры из актёров-певунов и телевизионных бесноватых пропагандонов убедили значительное количество россиян в том, что сработает великолепная формула: принимая новую Конституцию, мы получаем новую жизнь. Это не так. Формула лженаучная. Истинная звучит чуть по-другому: принимая новую Конституцию, мы получаем новую Конституцию. И всё.

А жизнь от неё практически не зависит. Новая жизнь будет, или старая, или параллельная; хуже она станет или лучше — Конституция эти вопросы не решает.

Не слушайте маскарадных профур, они всегда брешут: как на сцене или киноплощадке, так в реальной жизни.

Конституция — это же не какая-то магическая книжка, не что-то вроде «Некрономикона», не свод сильнейших заклинаний, когда ты ритуально читаешь оттуда строки, и они мгновенно воплощаются в жизнь.

Конституция — это, по сути, главный сборник насыщенных торжественным духом деклараций государства. Есть несколько статей, где Конституция конкретно закрепляет за гражданами их права и свободы. Есть статьи-инструкции, кто кого и куда назначает, замещает, снимает и увольняет в высших властных ложах.

Но в целом Конституция — это восхитительная теория того, как вольно и достойно должен жить человек на территории, где данная Конституция действует.

Конституция что-то вроде «Книги о вкусной и здоровой пище» с роскошными, просто обворожительными, цветными иллюстрациями продуктов и ломящихся от яств столов. Такая книга была во многих советских семьях, и мы просто обожали рассматривать в ней картинки гастрономического изобилия. В теории так должны были жить простые советские люди: что на картинке, то и в холодильниках-шкафах. Вот и Конституция то же самое с её законами и свободами.     

А на практике восхитительная теория в одних случаях выполняется, а других — не выполняется. Это же гуманитарные законы лирического толка, из области неточных наук, вроде прогноза погоды.

Вот, например, есть у гражданина России свобода передвижений по стране в любом направлении. Каждый из нас экспериментально может это проверить: взять и отправиться в Москву. И доберется, скорее всего.

А вот, допустим, шаман Саня из Якутии, тоже гражданин России, не смог добраться до Москвы. Теперь он в психушке сидит за свои эксперименты по проверке Конституции.

Или написано в Конституции, что граждане имеют право собираться на митинги, шествия и пикетирования. Собираться мирно и без оружия. Вот в Конституции это прямо прописано.

Но в жизни, которая сама по себе, есть мэры и мэришки городов или что даже смешней — заместители мэров и мэришек из каких-то юридических отделов городских администраций, которые говорят: нет, нельзя никак митинг, потому что на этой площади пройдёт парад-выставка ассенизаторской техники, подаренной мэром Москвы; на другой улице будет хор гармонистов танцевать во славу 70-летия района, а вот на той аллее бордюрно-заборные работы запланированы. И так постоянно, когда бы ни обращались организаторы протестных митингов.

Ну? Работает Конституция, есть у неё корреляция с жизнью в данном случае? Экспериментально нет. А если люди решат, что есть, и выйдут всё-таки, то на них набежит полицейская росгвардия, начнёт кричать в мегафоны: «Граждане, ваше мероприятие несанкционированно и незаконно! Граждане, вы мешаете проходу граждан!» А потом станут таскать граждан за руки-ноги в автозак, как барашков на Курбан-Байрам.

Конечно, будь Конституция магической книжкой, можно было прочесть строки из статьи про митинги, и ни один полицейский росгвардеец не смог бы ни рукой, ни дубинкой тебя коснуться, они бы просто разлетались в стороны, а полицейский полковник крестился бы. Но так нельзя.

А в случае, когда нужно первомайское шествие провести с губернатором спереди, а затем митинг после на площади, так никаких выставок ассенизаторской техники и бордюрно-заборных работ. И полицейская росгвардия ведёт себя уважительно, достойно и зорко охраняет право людей на шествие и митинг, чтобы никто не смел помешать людям ходить и говорить речи с эстрады. Никто не несёт в автозак губернатора за руки-ноги, как барашка на Курбан-Байрам. Вот в данном случае подтверждается экспериментально теория Конституции.

Или есть ещё такое: Конституция гарантирует каждому свободу слова и мысли. А вот жизнь и компетентные органы не гарантируют. Журналист пишет текст и он не знает, что в нем могут обнаружить компетентные органы: оскорбление чувств верующих, оправдание терроризма или шпионаж в пользу Чехии?! Или может быть всё сразу.

Журналиста арестуют, а у него дома проведут обыски и изымут телефоны, компьютер, старенький ноутбук и кофеварку.

Понятное дело, что большинство граждан страны воскликнут: «Да пошел ты к черту со своими митингами протеста и свободами слова и мысли! Вот еще о чем печалиться и слезы лить! Не работает у него Конституция по свободе слова, беда-то какая! Люд-то другими насущными заботами живет».      

Правильно — другими заботами! Но по третьему альтернативному закону Ньютона — «бездействие равно бездействию, направленному в противоположную сторону» — Конституция не работает и в другом направлении. В том самом, где люд живет другими насущными заботами.

Сколько ни пиши в Конституции про нашу великую историю, память предков, нерушимость границ, достойную жизнь и что дети главное достояние — зарплаты не вырастут, пенсии не поднимутся, тарифы не снизятся, кредиты и ипотеки не погасятся, количество бедных не сократится, а российские дети не станут счастливей финских.

Эти вопросы решает власть, а не Конституция. Та самая власть, которую горячо, массово и триумфально поддержали российские избиратели в предложенных поправках в Конституции. Ну так государевы люди говорят, что триумфально и массово. Та самая власть, что решала эти вопросы на протяжении двух десятков лет. Наверное, хорошо решала. 

Правда, вот на днях Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента, попросили рассказать о достижениях России за все эти годы, а тот ушел от конкретных ответов.

И тут же все издания ехидно написали новость с типичным заголовком «Песков затруднился уточнить достижения России за 20 лет». Я прочел и мне аж неудобно стало за издания. Спрашивается, зачем накинулись на человека? Можно подумать, что это такой легкий вопрос! Можно подумать, что кто-то из нас не затруднится и быстро, звонко, расширенно на него ответит! Я, например, не смогу.

Ну ничего. У Дмитрия Пескова будет ещё время подготовиться, как следует подумать и дать ответ. Лет 16 у него примерно еще есть. Потому что по новой Конституции он вполне может быть пресс-секретарем действующего президента до 2036 года.

И в данном случае, тут я уверен, Конституция синхронизируется с жизнью и сработает совершенно четким магическим образом. Как тот самый «Некрономикон», что в переводе означает «Книга мертвых законов».