«Ложками пытались открыть окно и по простыням совершить побег»: главврач психиатрической больницы рассказала о незаурядных случаях в лечебнице и о том, какими расстройствами страдают жители региона

«Ложками пытались открыть окно и по простыням совершить побег»: главврач психиатрической больницы рассказала о незаурядных случаях в лечебнице и о том, какими расстройствами страдают жители региона
Коридор в детском корпусе больницы / © ИА «Версия-Саратов»

Наиболее частый диагноз у пациентов саратовской психбольницы — шизофрения. За первые 9 месяцев этого года там лежало 802 человека с таким диагнозом, 49 из них — дети. Главный врач Саратовской областной психиатрической больницы имени Святой Софии Ирина Болмосова рассказала, какими ещё расстройствами страдают жители региона, как они пытаются сбежать, и почему в лечебнице больше нет смирительных рубашек.

 

Нападение на врачей и связывание на час

— У нас созданы все условия, чтобы пациенты не могли нанести себе увечья. В каждом отделении есть помещение для приема пищи и там мы стараемся не использовать вилки, даем небьющуюся посуду и ложки. В палатах нет дверей, чтобы у персонала всегда был доступ к пациентам. У пациента не должно быть возможности оказаться закрытым в палате и нанести вред себе или окружающим. На входе в отделение у нас есть решетчатая дверь и решетки на окнах. Смирительных рубашек сейчас в больнице нет.

Буйные у нас есть всегда. На октябрь этого года — это 1 пациент-мужчина. Но это могут быть и женщины. Чаще всего это люди с шизофренией и наркологического профиля.

Для буйных у нас используются средства фиксации — «вязки». У них есть мягкая прослойка, они не сдавливают суставы, но фиксируют человека, лишая его возможности нанести вред себе, персоналу или соседям по палате.

Сейчас запрещено фиксировать пациента длительно, как это было много лет назад. Теперь этот метод нельзя применять больше, чем на 1 час. После этого проводится оценка состояния, «вязки» снимают, и человек продолжает получать лечение. Если это не помогает, он становится агрессивным, возможно фиксирование повторно, но это будет также не более чем на 1 час.

DSC_0815
Ирина Болмосова

Это крайняя мера, которую применяют при любом заболевании, когда пациент в агрессивном состоянии и его нельзя купировать препаратами. Пациенты систематически подвергаются фиксации, это происходит не ежедневно, но еженедельно. Медперсонал в таких случаях, конечно, подвергается риску, бывают случаи, когда пациент наносит вред врачам.

Такие случаи бывают 1-3 раза в год. Больной в таком случае не несет за это ответственности. Персонал инструктирован как себя вести. Внешняя охрана и ЧОП в этом не помогают, этим занимаются санитары.

 

О побегах

— Нашу больницу пациент не может покинуть по своему желанию. Но периодически совершаются как попытки, так и побеги. Если человек сбегает в болезненном состоянии, мы сообщаем об этом в полицию и полиция его ищет и доставляет в стационар. Сам медперсонал может искать сбежавшего только в течение часа, если больной только покинул стационар. Во время прогулки обычно никто не сбегает, побеги совершаются именно из стационара.

Чаще всего пациенты сбегали, пользуясь тем, что персонал занимается другим человеком. Был случай, когда у нас пытались сбежать девочки-подростки. Они заранее договорились и пока одни имитировали обострение состояния и привлекали на себя внимание персонала, другие в это время подручными средствами и ложками пытались открыть окно и из окна по простыням совершить побег. Эту попытку пресек персонал, и девочек вернули.

DSC_0846

Да, у нас есть решетки на окнах, но в соответствии с требованиями пожарной безопасности, эти решетки распашные, находятся под замком, и должны открываться. Известны случаи в других регионах, когда в таких учреждениях происходили пожары, поэтому доступ из окна должен быть всегда.

 

Про принудительное лечение и смену пола

— Чаще всего пациентов госпитализируют либо по настоянию родственников, либо их доставляет «скорая» или полиция. Если человек недееспособен, то тут нужно лишь согласие опекуна или законного представителя.

Минимальный срок принудительного лечения — не менее полугода. Средний срок добровольного лечения — 2-3 месяца в зависимости от диагноза. С начала года недобровольно мы госпитализировали в нашу больницу 78 человек, по решению суда — 255.

Вещи при поступлении осматривает персонал. Нельзя брать с собой колюще-режущие предметы, бритвы, ножи, зеркала. Деньги, ценности при госпитализации также оставляют у врачей и выдают после выписки, чтобы не было краж.

В больнице есть время на прием врача, прием пищи, сон. У больных есть возможность посмотреть телевизор, прочитать новости, выйти на прогулку — есть специальные дворики, где пациенты гуляют в сопровождении медперсонала. Если человек стабилен, то в специально отведенном помещении он может встретиться с родственниками, в палату их не пускают.

Телефоны при поступлении в стационар сдают медперсоналу. Это сделано для того, чтобы больные не фотографировали друг друга, не выкладывали фото в соцсети. У человека также может быть бредовая симптоматика, галлюцинации и он может позвонить в экстренные службы, рассказать о террористических актах. Пациенту выдают телефон по графику или по необходимости для звонка родственникам в присутствии медработника.

DSC_0829

Крайне редко к нам и обращались люди, которые хотели бы совершить гендерный переход. Если дело касается подростков, то, как правило, за консультацией к нам обращаются родители.

Просто желание человека быть другого пола не обязательно является болезнью. Как и сексуальная ориентация, это пока еще право человека, это не психическое отклонение, это личное дело человека. Если у человека нет других болезненных проявлений, это не считается болезненным состоянием.

 

Про возвращение вытрезвителей

— Сейчас идет активное обсуждение появления вытрезвителей в Саратовской области. Однозначно учреждение такого профиля будет, оно будет для лиц, которые находятся в алкогольном, наркотическом или любом другом опьянении, и не нуждаются в медпомощи. Люди будут получать «вытрезвление» как социальную функцию в отдельном немедицинском учреждении.

В нашу больницу будут направлять только тех пациентов, которые нуждаются именно в медицинской помощи, например, при отравлениях, при алкогольном психозе. Скорее всего, сотрудники МВД будут находить таких людей в общественных местах или приезжать по вызову, когда они будут нарушать общественный порядок.

Сейчас находящихся в алкогольном опьянении пациентов к нам провозят родственники, «скорая помощь» или сотрудники полиции. Если человек находится в алкогольном опьянении и у него нет болезненных состояний, то после консультации нарколога его отпускают.

 

О мобилизации и проверке призывников

— Какого-то резкого роста обращений к нам за последнее время из-за ситуации в мире не было. Пациенты, которых мобилизовали, и их родственники за получением психологической поддержки к нам не обращались.

Сейчас идет осенний призыв, и если молодой человек не состоит на учете у врача, а у призывной комиссии есть сомнения в его годности, то его направляют к нам в 3-е отделение военно-лечебной экспертизы. В течение трех недель за призывником наблюдают психиатры. Это условно здоровые ребята, но есть сомнения, что они могут проходить военную службу.

DSC_0835

Наиболее частые подозрения у призывников — это расстройство адаптации. Это не тяжелое заболевание, но пациент психологически в новых условиях может проявить симптоматику наших заболеваний, например, невроза. Такой человек не может нести службу.

В таком случае молодого человека кладут в стационар в плановом порядке. Само отделение максимально приближено к казарменному типу, это общая большая мужская палата. С пациентом беседуют психологи, психиатры, персонал. Они смотрят, как человек себя ведет, взаимодействует с другими, есть ли у него конфликты, насколько он дисциплинирован.

Молодой человек лежит у нас 21 день, по итогу ему дается заключение — годен он к службе или нет. На 17 октября у нас в отделении лежало 42 призывника. Мобилизованных среди них нет.

 

Самые частые диагнозы в Саратовской области

— Сейчас в нашем регионе от психиатрических расстройств страдают 35 553 человека. Жителей Саратова из них — 10 965 человек.

В области существует 9 учреждений, где пациентам оказывают психиатрическую помощь. В общей сложности там развернуто 2 696 коек, лечение сейчас проходят 2 034 человека.

В нашей больнице развернуто 1 005 коек. По данным на 17 октября, у нас проходят стационарное лечение 648 человек, 25 из них — дети. Сейчас большая часть пациентов из Саратова.

За первые 9 месяцев этого года у нас лежало на лечении 802 человека с шизофренией. Также с начала года лечение проходили пациенты с диагнозами «шизотипическое расстройство» — 15 человек, «шизоаффективные психозы» — 15 пациентов, двое из них — дети, «невротические расстройства» — 203 человека, 8 из них — дети, «умственная отсталость» — 209 пациентов, 71 из них — дети.

Помимо шизофрении, взрослые сейчас лежат с деменцией, с зависимостями от алкоголя и наркотиков. С шизофренией лежит примерно поровну женщин и мужчин. Пациентов в наркологических отделениях — больше мужчин, а с деменцией — больше женщин.

С шизофренией лежат люди от 20 до 45 лет, с деменцией — бабушки старше 65 лет. Самому молодому пациенту — 6 лет, мы госпитализируем детей с этого возраста, хотя первые серьезные диагнозы ставятся с 3 лет. Нашему самому пожилому пациенту было больше 95 лет.

Если человек склонен к тревоге, то любое форс-мажорное обстоятельство может спровоцировать ухудшение его психологического состояния. Если у саратовцев появились тревога, суицидальные мысли, любые острые состояния, они могут анонимно и бесплатно получить консультацию психолога или психиатра. В Саратове на базе городского психоневрологического диспансера действует круглосуточный телефон доверия — 8 (8452) 75-14-00.