Мир с карабином: саратовский егерь мечтает создать сафари-парк на базе охотничьего хозяйства

2 апреля 2018, 13:29

Шереметьевское охотхозяйство близ одноименной деревни находится примерно в ста километрах от Саратова. Ещё три года назад в лесу площадью 67 тысяч гектаров зверей было немного. Местный егерь Алексей Назаров был одним из тех, кто предложил воспроизвести животных на базе охотничьего хозяйства. Вместе с ним мы совершили небольшое путешествие по весеннему лесу.

Оказывается, что буквально под носом у саратовцев кипит дикая жизнь. Благородные олени, лоси, кабаны, косули - всех этих животных при желании можно увидеть в естественных условиях. И никаких особенных усилий прикладывать для этого не надо.

Алексей Назаров - егерь Шереметьевского охотхозяйства Лысогорского района. Вместе с братом они ездят на снегоходах по лесу с ружьями на плече. Карабин Алексей возит с собой, потому что так положено. Егерь давно разлюбил охоту. На отстрел зверя (если такое задание дало начальство) идёт неохотно. Раньше Алексей очень увлекался охотой. С возрастом приоритеты поменялись.

- Сейчас мне совсем не нравится убивать зверей. Хочется помогать им, смотреть, как жизнь рождается, как они растут. Кормить, защищать от хищников.

1.jpg

Алексей носит камуфляжный костюм и высокие сапоги. С собой возит горячий травяной чай в термосах и еду - пироги и бутерброды. Обычно в лесу он проводит время с раннего утра и до позднего вечера. Одевается всегда очень тепло. Если передвигается на снегоходе, закрывает лицо лыжной маской и надевает очки - снег слепит глаза.

Раньше в шереметьевском лесу не было "совсем ничего живого". Когда егерь предложил воспроизвести популяцию животных - оленей, косуль, кабанов, лосей, никто особо не верил в то, что это возможно. Хотя Лысогорское общество охотников и рыболовов его инициативу поддержало. Сейчас в лесу у Шереметьевки живут 25 благородных оленей, 30 лосей, 250 сибирских косуль и несколько кабанов. То, что оленей много, говорит об одном - охотхозяйство хорошо охраняется.

Зимой попасть в лес можно только на снегоходе. Дороги специально не "прорубают", чтобы сюда не могли забраться лишние люди.

Приезжаем на одну из нескольких подкормочных площадок. Егеря сюда привозят корм для животных - отходы от подсолнечника. Подкармливают травоядных в холодное время года. Олени шелуху от подсолнечника очень любят - она питательная, в ней много масла.

Вся площадка посреди леса вытоптана. На ней множество следов, клочки шерсти. Следы кажутся одинаковыми, но егерь точно знает, где прошёл олень, а где пробежал кабан.

лес.jpg

На площадке у навеса (под него осенью и весной складывают подкормку) висит шлем. Его не трогают. Олень - осторожный зверь, если увидит, что на его территории что-то изменилось, может уйти и не появляться несколько дней. Поэтому шлем не убирают.

Отходы для зверей бесплатно отдают охотхозяйству местные фермеры. Они знают - Алексей заботится о животных, их количество растет, поэтому хочется ему помогать. Они не просят за это денег - всё на добровольной основе. Также егерь подкармливает животных соляными брикетами с добавками от паразитов. Соль жизненно необходима лосям, кабанам, косулям и оленям для пищеварения.

Главные гости на подкормочной площадке - олени. Егерь рассказывает, что олень - своеобразный зверь. Выгоняет с территории кабанов и косуль. Косули выходят на площадку днем, а олени - ночью. Олени будут лежать недалеко от площадки и всех прогонять, хотя сами сытые. Когда весной появляются первые проталины, оленям становится неинтересно приходить на площадку и питаться тем, что им привез человек. Они переходят на подножный корм - молодую траву.

- Зато кабан будет наведываться сюда ещё очень долго, - говорит Алексей, показывая следы на площадке. - До появления на полях молодого зерна, почти до июня. А в апреле сюда начнут приходить свиньи с маленькими поросятками. Кабанов сейчас мало, а раньше приходилось заготавливать до 120 тонн корма.

Кабаны (около двух сотен) практически все погибли в прошлом году из-за африканской чумы свиней. Егерь считает, что болезнь настигла животных не с проста. Ходили слухи, что кто-то специально подбросил отраву на подкормочные площадки. Якобы видели какой-то странный автомобиль, который приезжал к площадкам, и сразу после этого животные начали гибнуть. Но, слухами, как говорится, земля полнится. Кабанов осталось только двое. Начальник Алексея — председатель Саратовского областного общества охотников и рыболовов Василий Хованских шутит, что он их едва ли не "бондюэлью из "Магнита" кормит", чтобы те не сбежали с территории. Но поскольку свинья обычно приносит от восьми поросят, скоро в хозяйстве ждут прибавления в лесном семействе.

Весной Алексею приходится усиленно защищать территорию от браконьеров. Во время паводка лес превращается в большой остров, поэтому случайному человеку сюда не попасть.

- В лес проникают люди, которые заведомо идут на браконьерство. По другому - никак. Однажды поймали человека с ружьем, а он встал в позу и говорит, что гулял здесь, а ружье нашёл. Не все люди понимают проделанную нами работу. Некоторые думают, что с природы можно брать и брать, будто природа - бездонный колодец. Но это не так. Приходится людей наказывать, и сильно - вызывать полицию, составлять административные протоколы, наказывать рублем, лишать оружия. Многие принимают это как личную обиду. Недавно на арендованном участке сожгли наш вагончик. Там у нас была небольшая база. Мы приезжали, обедали, переодевались, технику оставляли. Пока официально не выяснили, кто всё-таки это сделал, хотя свои предположения у нас есть.

В прошлом году в лесу появились шакалы. По закону, шакал занесен в Красную книгу Саратовской области, поэтому его нельзя убивать, хотя шакалы и причиняют вред косуле, нападают на маленьких козлят. Егеря стали отпугивать хищников, пока совсем не выдворили их из леса.

В этом году в лес пришел волк.

- Мы все дела бросили, - вспоминает Алексей. - Гонялись за ним днями и ночами. Убить волка очень сложно. Зверь хитрый и осторожный, в лесу его не видно, а привлекать других охотников не хотелось, чтобы не беспокоить зверей. Охотились на него в ограниченном составе, выгнали - убежал он у нас в Аткарский район.

Летом в лесу сильный гнет насекомых, поэтому звери уходят в поля. Егеря следуют в поля за ними, как "чукчи-пастухи". Дежурят, наблюдают, не дают поживиться браконьерам. В период сборки урожая заготавливают корм на зиму.

Алексей говорит, что работает на добровольных началах, но работу свою любит. Доход в семью это занятие приносит небольшой. Если не любить своё дело - то и смысла нет им заниматься. Сложно было только первое время, когда никто в них не верил:

- Нам говорили, что не будет здесь зверя, ничего не получится. Оказалось по-другому. Мы показали, доказали, смогли.

2.jpg

Жена к его занятию относится с пониманием - мужская работа, кто-то должен её делать. Однажды к Алексею приехал начальник, и жена попросила того "выгнать Алексея за что-нибудь с работы, потому что сам он не уйдет". Алексей вспоминает об этом и смеется. Сам он никогда не подумает уйти.

- Детям мы что своим оставим? Пустой, мертвый лес? - риторически спрашивает он.

По признанию Алексея, заниматься охотничьим хозяйством немного: "не его" дело. Раньше был период, когда егерю нравилась охота, а потом мировоззрение кардинально изменилось. Сейчас он мечтает о том, чтобы показывать лес городским жителям. Алексей хочет сделать туристические маршруты по охотничьему хозяйству, рассказывать посетителям о жизни зверей. 

- Тут есть, что посмотреть городскому жителю, - объясняет он. - Даже сам факт смены пейзажа положительно сказывается на моральном состоянии человека. Очень хочется организовать туристические тропы. Пока не получается это сделать. Вывозить людей в лес - значит, брать на себя ответственность (которую брать никто не хочет). Есть определенные риски. Потому много у нас в городе говорится про туризм, а делается мало. К сожалению.