«Нам посоветовали собирать на него компромат»: после таинственной смерти саратовской медсестры ее мама боится отдавать маленького внука отцу (и на то есть причины)

«Нам посоветовали собирать на него компромат»: после таинственной смерти саратовской медсестры ее мама боится отдавать маленького внука отцу (и на то есть причины)
Рисунок маленького Кирилла / © ИА «Версия-Саратов»

«Ты где мать будешь хоронить?». «Какую мать?». «Свою. Она в морге лежит», — так 21-летний Эдуард узнал от сотрудников похоронного бюро о смерти мамы. Екатерина погибла при странных обстоятельствах два с половиной года назад. Это произошло после того, как к ней из тюрьмы вернулся бывший муж Денис Деев.

Денис не является отцом Эдуарда, это второй брак его матери. Причем, после того, как Екатерина развелась с ним, Денис попал в тюрьму. А когда он освободился, то снова поселился у нее. Их очередная ссора закончилась тем, что женщина выпала с 9-го этажа.

Во время брака Екатерины и Дениса у них родился сын Кирилл — сводный брат Эдуарда. В этом году Кириллу исполнилось семь лет. После смерти матери он ни разу не видел родного отца. Ребенок живет у бабушки (по линии матери) Татьяны Васильевны Козловой. Именно она обратилась в редакцию с просьбой о помощи. Вместе с Эдуардом они безуспешно пытаются оформить опекунство. Казалось бы, что может быть лучше для маленького Кирилла, чем остаться с родным отцом? Но в этой истории все очень непросто.

Татьяна Козлова пригласила нас к себе домой. Уютная двухкомнатная квартира в многоэтажном доме в Заводском районе. Как только открылась дверь, на пороге появился семилетний Кирилл. Улыбчивый мальчик нашел для гостя тапочки и спросил «будете ли вы чай». Услышав положительный ответ, Кирилл ушел на кухню и занялся приготовлением. Потом он показал свою комнату, письменный стол, любимые игрушки, рассказал, что бабушка водит его на курсы английского языка, а еще в бассейн и на секцию карате.

 

IMG_2231-1

 

«Утром и вечером гуляем. Ходим на пляж, на аттракционы, в парк. В воскресенье — на каток. И клюшка, и шайба есть. Кружки, секции. Это мне-то в 70 лет. Но он мне дает жизнь. Если бы его не было, я бы рядом с Катей лежала. Одна радость осталась», — рассказывает Татьяна Васильевна. Зная, что предстоит непростой разговор, бабушка попросила мальчика поиграть у себя в комнате.

«В 1986 году после развода с мужем я уехала из Саратова в Ковров. Чуть позже муж позвал дочь обратно в Саратов. У него была сложная жизнь — умерли братья, потом мать. Он плохо чувствовал себя и позвал Катю к себе. Она в этот момент с первым мужем разошлась и откликнулась на его предложение. Позже я приехала навестить ее в Саратов. Узнала, что мой бывший муж изменился, заботится о своем здоровье, купил дачу. Успокоилась немного, но дочери сказала, что если что-то пойдет не так, чтобы хватала документы и возвращалась. Так и общались. Иногда забирала внука Эдика к себе на лето. А потом Катя уговорила меня переехать в Саратов. В тот момент я осталась совершенно одна в Коврове. Продала квартиру и переехала».

В 2010 году, когда Татьяна Васильевна обустроилась, Катя пришла вместе с мужчиной, которого звали Денис Деев. Она сообщила, что собирается за него замуж. Денис Татьяне Васильевне очень не понравился. Не понравилось и то, как они познакомились: по переписке в интернете, когда Денис сидел в тюрьме за разбой.

 «Но уж полюбила она его. Они стали жить вместе, — вздохнула Татьяна Васильевна. — Живут дальше. Синяки постоянные. Она замазывала, замазывала, а девчонки на работе видят. Что случилось? Да ничего. Говорю, разойдись, что ты мучаешься».

Потом Екатерина сообщила матери, что ждет ребенка. «Запомни, ты родишь для себя», — ответила она дочери.

 

IMG_2230-1

Фото Екатерины

 

«Они стали снимать квартиру. Денис то уедет куда-то, то приедет, вроде как на заработки. Один раз вернулся, говорит Кате: «Дай мне 14 тысяч, я должен». «Ты же на заработки уехал?» — удивилась она. «Ну так получилось», — ответил он. Катя работала, я работала, а пенсию отдавала им. У Дениса друзья были на стройке, он там иногда подрабатывал. Неделю работает, месяц дома. Потом его и оттуда погнали.

В 2012 году Катя родила Кирилла. После этого они расписались. Однажды Эдик звонит мне и говорит, что они все сейчас приедут — мама избита. Эдик забрал мать и вещи из квартиры. Приезжаю с работы, вижу — Катя в черных очках. Говорит: «Сходи в аптеку, купи бадягу». Очки сняла, а лицо фиолетово-бардовое, круглое, опухшее, глаза затекли, их не видно. Она работала медсестрой в 3-ей клинической больнице, знала, как лечиться. Я ругалась на нее, что заявление в полицию не написала.

Жила у меня с детьми, а пока я уходила, Денис к ней приходил. Соседка сказала, что видела его. Спрашиваю у Кати — правда? Говорит: «Да, он пришел, на коленях прощение просил».

Потом они разошлись, он женился на другой, его посадили второй раз — за угон. Новая жена развелась с ним, оформила алименты, у них дочка родилась. Пока сидел, начал с моей Катей опять переписываться. Кстати, к тому времени Катя уже квартиру приобрела. Уж не знаю, сколько писем он написал. Лучше б алименты платил.

Когда он освободился в 2017 году, то снова пришел к Кате. Через какое-то время она дала ему ключи от квартиры, жил у нее. Знаю, предлагал ей, чтобы она его прописала. Чтобы они снова расписались. Я с ней разговаривала постоянно на эту тему. А она — ну пусть пока поживет. Я была недовольна всем этим, перестала отдавать пенсию. В апреле он появился, а в июле все это случилось.

Незадолго до трагедии я собралась к сестре в Печору. Предложила Кате взять младшего внука Кирилла с собой. Старший сын жаловался, что Денис не гуляет, не играет с ребенком: «Приходит, поест и за компьютер».

Уже в Печоре вдруг звонок от Эдика: «Мама в морге». Выезжаю срочно. Дома ждут родственники. Мне купили успокоительные», — вспомнила роковые события Татьяна Васильевна.

 

IMG_2234-1

Татьяна Козлова

 

Вечером 10 июля 2017 года Екатерина упала с балкона собственной квартиры, расположенной на 9-м этаже дома № 85 на улице Большая Садовая. В этот день она вернулась с работы, с суточной смены в больнице. За час до гибели она разговаривала с подругой Ниной по телефону. Катя сказала ей, что «надоело всё», что она собрала вещи бывшего мужа и выставила в прихожую.

«Пусть приходит, забирает. Плохо то, что у него ключи есть», — беспокоилась Екатерина. Через час подруга ей перезвонила, но никто не ответил.

Подруга Екатерины Нина в беседе с нашим корреспондентом очень подробно вспомнила тот день: «За пару дней до случившегося у Дениса был день рождения. После этого он ушел, по всей видимости, продолжать отмечать праздник. Катя сказала мне, что вернулась, а дома срач. Его нет. Звонила ему. Он трубку не брал. Она собрала его вещи, но очень боялась, что он придет. И раньше было такое, что ей доставалось, когда его пьяного выгоняла. Она меня просила приехать, но я не смогла».

Фото с места трагедии были опубликованы в СМИ. Екатерину нашли около дома на тротуаре. Полицию и «скорую» вызвали очевидцы случившегося. Кроме того, портал «ЧП Саратов» опубликовал видеозапись, на которой видно, как Дениса задерживает полиция. Он находился рядом с домом вместе со своей сестрой. Как она оказалась там — неизвестно, но родственники узнали о смерти Екатерины только на следующий день от сотрудников похоронного бюро. Утром они пришли к старшему сыну Эдуарду.

Бывшего мужа Екатерины отпустили из полиции через два дня.

«А следователь… 21 год девочке. Я ей сказала, что так следствие не ведется. Ни эксперимента, ничего. Денис написал в показаниях, что держал Катю за руку, но не удержал. А она лежала за палисадником, как она могла там оказаться? Как она могла перепрыгнуть через балкон, он высокий, на него так просто не заберешься? Что произошло — непонятно. В ней 56 килограмм, а он такой здоровый не мог удержать ее?», — недоумевает Татьяна Васильевна.

Подругу Нину также вызывали к следователю. Кроме переписки накануне смерти, она предоставила запись телефонного разговора: «Она переживала, говорила, что он не изменится. Говорила, что его боится. Постоянно до этого склоки были. Перед этим Катя все золото из дома у подруг спрятала. Может он что искал и хотел найти? Но предпосылок, чтобы она это сделала сама, не было. Она была целеустремленная, ставила задачи и шла к ним. У нее ребенок родился семимесячным, она его растила, поднимала. Вкладывала в него все. Работала, платила ипотеку. И плюс перелезть через балкон — сложно. Железная рама, на которой нельзя сидеть. Следователи говорили, что ее нашли далеко от дома, что вся квартира была перевернута. В квартире разбито все, шторы сдернуты с окон. Все в крови, все уделано. Там, возможно, была драка».

По словам родственников, причиной того, что уголовное дело не было возбуждено, стали показания свидетеля. Мы нашли видеозапись, на которой мужчина рассказал, что чинил машину около этого дома и видел происходящее: «Она кричала, ругалась. Вылезла сама, сидела, орала. Села на карниз, ноги свешаны были. Обмоталась то ли простынью, то ли занавеской. Он подбежал, а она уже на козырьке стояла и держалась. Он ее схватил и держал. Но она уже повисла. Он секунд 40 держал и все». 

 

 

Адвокат Виталий Кравчук, который с конца 2018 года до настоящего времени помогает Козловой добиться опеки, усомнился в выводах следователя: «Там был единственный человек, который рассказал. Но увидеть это с такого расстояния невозможно. Нужно было бы провести следственный эксперимент, но этим никто не занимался. И она упала не под балкон, а дальше. И здесь несостыковка. Проверка не была проведена, как это необходимо. Он там был один в этой квартире. Непонятно, что он с ней делал. На ее руках и по всему телу были следы, характерные при борьбе. Очень странная история».

«Никто даже не стал разбираться с этим. Просто замяли это дело. Мы настаивали, возмущались. Я не верю. Полагаю, что он как минимум ее довел. И я была в квартире. Все перевернуто», — выразила свое мнение крестная Кирилла Марина.

Первым адвокатом, которого наняла семья погибшей был Александр Бусаргин. «Я боялась оставить Кирилла с отцом. И до сих пор боюсь. Ехала в такси убитая горем, водитель увидел мое состояние, спросил, что случилось. Узнав, сказал, что может помочь. Попросил 150 тысяч рублей. Отдали их ему на лавочке в парке. Деньги взял, расписки не дал», — рассказала Татьяна Васильевна.

Она, вместе с Эдуардом, пыталась оформить опекунство над Кириллом самостоятельно. Они неоднократно ходили в опекунский совет Октябрьского района. Там, по ее словам, им сообщили, что опекунство над ребенком им получить не удастся.

Когда за дело взялся адвокат Виталий Кравчук, он написал ряд заявлений по вопросу лишения родительских прав в пользу старшего брата и бабушки, но везде, по его словам, было отказано. «Не добившись ничего, подали в суд заявление об ограничении Дениса Деева в родительских правах», — пояснил он.

На судебные заседания отец Кирилла ни разу не пришел. По словам Татьяны Васильевны, лишь на третьей встрече в суде у него появился законный представитель — сестра Галина. «Его нет, но он все письма в суд пишет: присылает, то один адрес, то третий, то на одной работе, то на другой. И когда мы сделали запрос, то оказалось, что по указанным адресам он не проживает и не работает. Потом присылает идеальную характеристику с завода в Москве. А адвокат пытался дозвониться на завод — оказалось, что такого вообще не существует. Мы говорим, что хотим с Денисом встретиться, пусть назовет адрес. Но сестра не ответила, говорит — забыла. А Деев стал писать жалобы на меня, якобы я скрываю ребенка. Это смешно. Хотя знает прекрасно с кем ребенок, где он и в каких условиях. И он прекрасно знает, где ребенок, это все для показухи», — считает Татьяна Васильевна.

«Мы показали в суде, что из себя представляет этот отец. Человек ни разу не озаботился ребенком, ни копейки не заплатил, игрушек не дарил. Не звонил, не интересовался, никогда ни в чем не участвовал. С его стороны есть только слова его сестры, которые ничем не подкреплены. Она все время врет, что он работает. Мы пробиваем, но оказывается, что информация ложная, по указанному адресу он не числится. И ее привлечь нельзя, она же действует в его интересах», — пояснил адвокат Кравчук.

Татьяна Васильевна рассказала, что на заседании суда спросила у сестры Дениса — сколько он зарабатывает:

— Вас это не касается.

— Как не касается? А где помощь ребенку? Ребенок его не помнит.

— Помнит! — протестовала, по словам Козловой, сестра.

Бабушка вспомнила, как в суде опекунский совет спросил у сестры Дениса:

— А отец очень хочет ребенка забрать?

— Да.

— А в чем проблема?

— Татьяна Васильевна нам не дает с ним общаться.

— А при чем здесь Татьяна Васильевна? Вы знаете в какой он школе учится?

— Да знаю.

— Вот и приходите с папой, пусть забирает. Никто вам препятствовать не будет. Он же законный отец.

«А я ответила в суде, сказала, что Кирилл не будет с ним жить. Деев выражает свои желания на бумаге. На деле ни разу не встретился с ребенком. Алиментов ни до развода, ни после не получали. Если он такой любящий папа, то почему он его не проводил в школу в первый класс. Ребенок забыл его. И как он его заберет — Денис ребенка просто не узнает при встрече», — резюмировала она.

Суд вынес решение в пользу Деева. «Сейчас ребенок даже не может вступить в наследство. Мы не можем пойти к нотариусу, пойти в суд и узаконить его право на квартиру. Ребенок без крыши над головой из-за действий биологического отца. Если б мы ограничили Дениса в правах, то ребенок был бы полностью защищен. Были бы и компенсационные выплаты, и алименты, были бы представители в лице брата и бабушки. Но все официальные инстанции заявили, что преждевременно его лишать родительских прав. Единственное, опека Краснокутского района (там прописан Денис) поддержала наше исковое заявление, сообщив, что его надо ограничить в родительских правах. Он же там всегда жил, там его знают хорошо», — резюмировал адвокат Кравчук.

Через пару месяцев после смерти Екатерины старший сын Эдуард обратился за помощью к уполномоченному по правам ребенка Татьяне Загородней. «Она сказала — отдайте ключи от Катиной квартиры Дееву и пусть он живет там с ребенком. Он может там жить, но на квартиру не имеет права. И бабушка пусть там живет. И будете писать на него компромат в течение полугода», — вспомнила Татьяна Васильевна.

«Ну не то, чтобы компромат. Точно не могу это назвать компроматом. Спорные вопросы всегда решаются в суде. И я всегда говорю, что суд не приемлет эмоций. Сколько их не будет, для них важны доказательства и факты», — пояснила нашему корреспонденту Загородняя, после того, как нашла необходимые документы и вспомнила эту ситуацию.

В первом телефонном разговоре она могла только заметить: «После решения суда мне недопустимо ввязываться. Никому недопустимо. Даже президент не может оспаривать решение суда, если оно есть».

Потом Загородняя вспомнила, что Эдуард приходил к ней на прием в 2017 году:

«Я никогда не принимаю сторону одного из родителей. Только сторону ребенка. Я всегда говорю, что необходимо собрать доказательства того, что ребенку лучше будет, если ребенок будет проживать вместе с вами. Лишить или ограничить в родительских правах может только суд и это очень сложно».

 

IMG_2233-1

Кирилл

 

Оказалось, что 16 июля 2019 года к Загородней обращался и Денис Деев, заявляя, что самостоятельно хотел решить проблему и забрать ребенка у родственников: «Нельзя говорить, что отец вообще не интересовался. Он написал заявление, в котором указал, что неоднократно выезжал по определенным адресам, приложил список. Заявлял, что желает воспитывать ребенка. Он утверждал, что сейчас находится в безвыходном положении и просил оказать помощь в возвращении ребенка.

Получается, что одна сторона говорит так, а другая — так. Первая сторона приходила ко мне и не оставила заявление. Вторая сторона — оставила заявление. Мы Дениса потом вызывали на беседу. Спрашивали: почему столько времени вы не интересовались? Узнавали про место жительства. На тот момент у него не было постоянного места жительства. Так как им было написано заявление, я инициировала проверку в обязательном порядке. Я направила обращения в администрацию города и в ГУ МВД, чтобы они посмотрели внимательно на эту ситуацию. Администрация дала ответ, что спустя месяц после его обращения из телефонного разговора с ним было установлено, что он не возражает, чтобы сын Кирилл проживал в семье бабушки Козловой. И по его заявлению сын Кирилл был зачислен в первый класс. Вопрос жизнеустройства стоит на контроле города Саратова», — продолжила Загородняя.

Стоит отметить, что в сентябре 2019 года у бабушки Кирилла возникла проблема при устройстве внука в школу. Без подписи одного из законных представителей не принимали заявление. «Сестра Галина написала бумагу по доверенности, и каким-то чудом ребенка в школу оформили», — отметил адвокат Кравчук.

В завершении беседы Загородняя сообщила: «Мы проверяем всю информацию. Каждая сторона где-то что-то искажает в свою пользу. Естественно, что старший сын и бабушка первоначально так преподнесли информацию, что первое желание было с низкого старта бежать помогать им. Но в то же время я прекрасно понимаю, что на тот момент ребенок и так находился у них. А отец заявление сделал на них. Суд посмотрел на все документы, которые есть, и принял решение. У нас паритетное право воспитания за родителями. И порой бывает бабушка прекрасная, и умом я понимаю, что с бабушкой будет лучше, но закон есть закон».

Мы попытались связаться с Денисом Деевым. Мужчина взял трубку, но узнав, что звонит журналист, ответил: «Все вопросы через адвоката». После чего повесил трубку. К сожалению, телефон его адвоката узнать не удалось. Перезвонив несколько раз, и не услышав гудков, мы поняли, что Деев занес наш номер в черный список.

«Ребенок бесхозный. Попечительский совет забыл про ребенка. Хотя заявление мы там написали. И уже снова начали поднимать вопрос опеки перед школой. Они нам сказали, что не могут нас взять. А мы не знаем, где отец, он не появлялся. Ребенок его не видел все это время. В школу его не собирал. Денег никаких не давал. Никаких подарков. Ни на Новый год, ни на день рождения. Обратились в опекунский совет Заводского района. Только лишь приходили и проверяли, как они живут. И не один раз. Пороги отбивали. А мы с ним даже выехать никуда не можем. Везде нужны документы. На море уже не свозишь», — рассказывает о ситуации крестная Кирилла Марина.

Из доходов на двоих — лишь пенсия Татьяны Васильевны, материально помогают родственники. Но мальчику по закону полагаются выплаты по утрате кормильца. «Куда эта пенсия идет — никто не знает. Даже суд не запросил документы. Мы не знаем где он (отец, — прим. авт.), то ли он получает эти деньги, то ли они на счет идут до 18-летия. Я пыталась спросить, куда отчисляется пенсия. А мне говорят — вы кто такая?» — пояснила бабушка Татьяна Васильевна.

«Информацию по поводу выплат никто не дает. А официально отец их имеет право получить. Он единственный представитель в законе. Хотя сам должен платить алименты. А взыскать их некому. Выплаты на ребенка немаленькие. Дети, оставшиеся без опеки родителей, должны получать значительную компенсацию», — подтвердил адвокат Кравчук.

«Главное, конечно, не пенсия. Мы боимся отдать ему ребенка», — выразила опасения крестная. И бабушка высказала то же мнение: «Как ребенок будет жить, с кем, где учиться? Чиновников не интересует. Никто не проверял условия, куда могут забрать ребенка».

По примерному подсчету нашей редакции, пенсия по потере кормильца в данном случае может составлять около 15 тысяч рублей в месяц. Она выплачивается вплоть до совершеннолетия ребенка.