Ташкент набирает обороты

Ташкент набирает обороты
Узбекистан успешно продает свои автомобили соседям. Фото Reuters

15 декабря президент Узбекистана утвердил очередное нововведение, весьма важное как для развития экономики страны, так и для укрепления торгово-экономических связей с соседями. Глава государства подписал указ, отменяющий экспортные пошлины на большинство видов товаров. Отныне данной разновидностью пошлин будут облагаться только специфические товары, перечень которых предусмотрен законодательством. Своим указом президент также отменил лицензирование большей части экспортной продукции. Этот шаг должен облегчить ведение предприятиями страны внешнеэкономической деятельности и укладывается в реализуемый сегодня Ташкентом курс на интенсификацию отношений с соседями, в основе которых в значительной степени лежит прагматический экономический интерес.

Между тем в текущем месяце исполнился ровно год с того момента, как Узбекистан возглавил Шавкат Мирзиёев. Он сменил на этом посту первого президента Узбекистана Ислама Каримова, одного из главных тяжеловесов постсоветской политики, возглавлявшего страну с момента обретения ею независимости. Безусловно, один год – недостаточный срок для подведения каких-либо итогов, однако этот период является достаточным, чтобы заметить успевшие проявить себя тенденции, оценить их позитивное и негативное влияние.

Пожалуй, наиболее очевидные для невооруженного глаза изменения произошли во внешней политике Ташкента. И в первую очередь здесь можно выделить усилившееся внимание Узбекистана к центральноазиатским делам и налаживанию отношений с соседями по региону. Примечательно, что внешнеполитическая активность Мирзиёева в виде зарубежных визитов началась с посещения не России или Китая как наиболее значимых экономических и политических партнеров Ташкента, а с поездок в соседние Туркменистан и Казахстан. Также глава Узбекистана выступил за создание Ассоциации глав регионов стран Центральной Азии. Вероятно, такой подход, по мнению узбекских властей, позволит укрепить лидерство Ташкента в регионе и использовать свой политический и экономический потенциал для более полной реализации своих интересов в отношениях с соседями.

Параллельно с этим Ташкент за минувший год значительно интенсифицировал экономический диалог с Москвой и Пекином. Состоявшийся в апреле первый визит Мирзиёева в Россию привел к подписанию контрактов на сумму в почти 16 млрд долл. А в ходе первого посещения лидером Узбекистана Пекина в рамках проведения саммита "Один пояс – Один путь" в мае этого года узбекская и китайская стороны подписали соглашения на сумму более чем в 20 млрд долл. В предыдущие годы Ташкент, пусть и придерживаясь конструктивного подхода в отношениях с Москвой и Пекином, все же был более сдержан в отношениях с ними. Реализуя новый подход в отношении Москвы и Пекина, Ташкент, очевидно, планирует извлечь экономические выгоды за счет реализации совместных проектов, нахождения рынков сбыта и привлечения инвестиций в страну. Не менее важно для Узбекистана соблюсти и определенный баланс в отношениях между двумя центрами экономического и политического притяжения. Насколько успешной окажется данная стратегия, покажет будущее.

Еще один заслуживающий внимания аспект изменений во внешней политике Узбекистана касается отношений Ташкента с Западом, которые в бытность президентом Каримова были, как многим известно, достаточно сложными. Между тем на этом фронте сегодня наблюдается очевидное и явное потепление. Так, в ноябре Европейский банк реконструкции и развития возобновил свою работу в Узбекистане после многолетнего перерыва. В прошлом же месяце во время визита в Южную Корею президент Узбекистана заявил о возобновлении работы по вступлению страны во Всемирную торговую организацию. Сеул, в свою очередь, пообещал оказать консультативное содействие Ташкенту в этом вопросе. Активизации связей Узбекистана с Западом поспособствовали и состоявшиеся в ноябре узбекско-германский бизнес-форум в Мюнхене, а также визит парламентской делегации Узбекистана в Вашингтон. Эти шаги, вероятно, говорят о том, что в будущем Ташкент намерен в большей степени соответствовать международным политическим и экономическим практикам как в области внешней, так и в области внутренней политики, нежели ранее.

Существенное влияние на формирование внешнеполитического курса Узбекистана в последние годы оказывал целый ряд факторов. Во-первых, в последние годы наблюдалось серьезное падение цен на сырьевые товары и замедление экономического роста в России и Китае, являющихся ведущими экономическими партнерами Ташкента. Как следствие, Узбекистан столкнулся с существенным падением внешнего спроса и сокращением выручки от продажи своих основных экспортных товаров – природного газа, золота, хлопка. Во-вторых, в 2015 году полноценно заработал Евразийский экономический союз, фактически разделивший Центральноазиатский регион на два лагеря – группу стран, входящих в данное интеграционное объединение (Казахстан, Кыргызстан) и не входящих в него (Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан). Этот фактор оказал негативное влияние на состояние отдельных отраслей узбекской экономики ввиду возникших барьеров. Так, в 2016 году резко сократились поставки узбекских автомобилей на рынки России и Казахстана.

В-третьих, начиная с 2013–2014 годов более активно наращивать свою экономическую активность в регионе в рамках реализации инициативы "Экономический пояс Шелкового пути" начал Китай. Ранее Пекин в основном уделял приоритетное внимание инвестициям в нефтегазовый сектор, а в качестве государства-партнера чаще всего предпочитал Казахстан. Однако в последние годы ситуация изменилась. Сегодня Пекин активно вкладывается в развитие транспортной инфраструктуры региона и значительно расширил круг подходящих для сотрудничества секторов экономики. Кроме того, Китай все активнее присматривается к Узбекистану как к государству, на которое можно делать ставку в Центральноазиатском регионе. Страна имеет диверсифицированную экономику, что вкупе с состоявшимся год назад транзитом власти позволяет рассчитывать в обозримом будущем на политическую стабильность.

Что касается внутренних предпосылок изменений, наблюдаемых сегодня, наиболее важной можно назвать потребность в продолжении экономического развития. Собственно говоря, значительный задел в экономическом развитии страны был создан в предыдущий период, когда страну возглавлял первый президент Каримов. Так, для сравнения, в 1991 году доля сельского хозяйства в ВВП республики составляла 37%, а к 2013 году она снизилась до 17%. За этот период в экономике существенно возросла роль промышленности и сектора услуг. Государственное финансирование способствовало созданию в республике крупных производств и развитию транспортной инфраструктуры. Весьма высокими по мировым меркам были и темпы экономического роста. В последние годы темпы прироста ВВП Узбекистана составляли, по оценкам Всемирного банка и МВФ, примерно 5–6% в год.

Однако страна подошла к сегодняшнему дню и со значительным грузом нерешенных проблем в экономике и социальной сфере. Промышленности республики требуется существенная модернизация. Несмотря на сокращение доли сельского хозяйства в экономике, свыше 40% населения страны по-прежнему остаются занятыми в этой сфере. А это означает, что властям Узбекистана в недалеком будущем придется решать задачу трудоустройства значительных масс населения по мере развития процессов урбанизации в стране. К проблемным точкам социально-экономической жизни Узбекистана можно отнести также отсутствие прозрачности в деятельности государственных органов и типичный для многих постсоветских государств повышенный уровень коррупции. 

Таким образом, действия властей Узбекистана, направленные на стимулирование предпринимательской активности, поощрение инвестиций и облегчение условий осуществления внешнеэкономической деятельности, представляются логичным шагом. Не случайно, что одними из первых мер, осуществленных Мирзиёевым еще в сентябре прошлого года, стали меры по либерализации валютной политики. Затем они были подкреплены другими шагами, облегчающими проведение внешнеторговых операций. Властями страны сегодня предпринимаются попытки при помощи специальных мер, выработки определенных "дорожных карт" "расшить" наиболее проблемные узлы в экономике, к коим, например, относится хлопковая промышленность и ряд других. В 2017–2020 годах на эти цели планируется направить примерно 3 млрд долл.

В целом сегодня можно говорить о том, что Узбекистан находится перед "окном возможностей" для ускорения внутреннего экономического развития путем проведения внутренних реформ и укрепления внешнеэкономических связей. Однако эти возможности должны быть еще использованы. Представляется, что цели, касающиеся либерализации внешнеэкономической деятельности, могут быть достигнуты легче, нежели те, которые подразумевают модернизацию экономики и внедрение более эффективных механизмов взаимодействия власти и бизнеса. В то время как именно от последних двух в большей степени зависит успех решения задач стратегического развития страны.

Текущая ситуация также представляет собой "окно возможностей" для действующих и потенциальных партнеров Узбекистана: России, Китая, Евросоюза, Соединенных Штатов, – которые в изменившихся условиях могут уточнить или выработать новые форматы взаимодействия с Узбекистаном, наладить или углубить кооперацию с ним.

Источник : http://www.ng.ru/dipkurer/2017-12-25/11_7143_tashkent.html

Об авторе: Александр Вячеславович Воробьев – научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Поволжья Института востоковедения РАН.