«Некоторые иностранные поставщики увеличили цены даже на те товары, которые уже находились в пути»: основатель мебельной фабрики «Мария» Ефим Кац рассказал о проблемах и перспективах отрасли в нынешней ситуации

«Некоторые иностранные поставщики увеличили цены даже на те товары, которые уже находились в пути»: основатель мебельной фабрики «Мария» Ефим Кац рассказал о проблемах и перспективах отрасли в нынешней ситуации
Ефим Кац / здесь и далее фото предоставлены компанией «Мария»

Начавшаяся 24 февраля 2022 года специальная операция Вооружённых сил России на территории Украины и последовавшие за этим санкции не прошли бесследно для всех сфер бизнеса в стране. О том, с какими сложностями столкнулся рынок производства кухонной мебели в Саратовской области, нашему изданию рассказал основатель, президент компании «Мария» Ефим Кац.

 

— Как складывается ситуация с производством, расходами и ростом курсов валют у местного производителя?

— То, что мы, да и весь российский мебельный рынок, испытали после 24 февраля, иначе как шоком не назовёшь. В изготовлении кухонь и шкафов «Марии» используются импортные материалы, фурнитура и комплектующие. За считанные дни, если не часы, наши расходы на производство выросли в разы. Это связано в первую очередь с резким падением курса рубля относительно евро и доллара.

Вдобавок к этому некоторые иностранные поставщики ещё и увеличили цены (в том числе в валюте) на все товары, включая те, что уже были зарезервированы на их складах по старым расценкам, и даже те, что уже находились в пути. Такое случилось впервые в моей многолетней практике.

Помимо этого, мы столкнулись с серьёзными сложностями в логистике: те маршруты, что использовались ранее, потребовалось оперативно менять на новые. А их ещё надо поискать. Всё это время — ещё больше дополнительных незапланированных расходов. Одни партнеры по политическим причинам просто остановили поставки ранее законтрактованной продукции, другие стали требовать стопроцентную предоплату до отгрузки товара, а это повлекло за собой увеличение расходов в два раза: нам нужно было одновременно расплачиваться по старым контрактам (с отсрочкой оплаты) и платить сто процентов вперед. Никто не закладывал такого в бюджет.

В итоге нам понадобилось в срочном порядке искать альтернативные варианты поставок/логистики/финансовых схем. К счастью, большая часть поставщиков в течение марта вернулись к нам обратно. Другую часть уже нашли, кем заменить. Так что сейчас мы видим некоторую стабилизацию. Производство потрясло немного, но уже всё идёт в штатном режиме.

— Но смена поставщиков всё-таки произошла. Насколько глобальны эти изменения? Останутся ли кухни «Мария» теми кухнями «Мария», что были раньше, или это будет уже какой-то другой продукт?

— Смена поставщиков абсолютно некритична. Наши клиенты не заметят никакой разницы, потому что основные производители и поставщики остались с нами. Фурнитуру используем по-прежнему немецкую — от компании Hettich. Мебельные щиты, каркасный и частично фасадный материал — австрийского бренда Egger.

В то же время мебельная индустрия за последние годы выросла, появились достойные поставщики материалов и в России, и в странах ближнего зарубежья. На данный момент у нас уже десятки новых материалов проходят тестирование. Результаты радуют. Часть из них скоро начнем внедрять, они придут на смену тем, что стали недоступными или слишком дорогими. Качество продукта, к которому привыкли наши покупатели, останется прежним.

1

— Вы сказали, что ваши расходы выросли в несколько раз. А на сколько вы повысили цены для своих клиентов?

— К сожалению, в текущих экономических условиях у нас не осталось выбора — пришлось увеличить цены, в том числе на заказы, что уже были в производстве. За двадцать два года работы компании мы впервые пошли на такой крайний шаг. Конечно, это было повышение не в несколько раз, львиную долю незапланированных расходов мы взяли на себя.

Себестоимость мебели увеличилась на 35–50%, стоимость контрактов для клиентов увеличилась в среднем на 10–15%. Сейчас курс откатывается, мы очень ждём, чтобы наши партнеры тоже начали снижать цены. Но пока тенденции к этому нет, так как у всех дополнительно возросли расходы на логистику, международные транзакции, и все ещё ожидают высокой волатильности.

— Какая проблема самая трудноразрешимая для вашего бизнеса в сложившейся ситуации?

— Этот кризис спровоцировал целую массу проблем, к которым никто не был готов. Ситуация меняется очень быстро, и уже не знаешь, что ещё ждёт тебя за поворотом. Наверное, неизвестность и непрогнозируемость — это и есть сейчас самая большая проблема для бизнеса. Но я бы не сказал, что она неразрешимая. Решения есть всегда.

Мы за двадцать с лишним лет пережили не один кризис, и каждый делал нас только успешнее и сильнее. Как пример, та же пандемия. Если бы не закрыли тогда наши студии (и вообще все розничные магазины), мы бы онлайн-продажи настраивали еще пару лет. А так управились за два месяца. Вся история нашего бизнеса подтверждает известную истину: «Все, что не убивает нас, делает нас сильнее».

— Каким образом реагируют местные власти: требуют что-то или, наоборот, обещают поддержку, или успокаивают? Есть ли вообще какое-то взаимодействие с чиновниками после известных событий?

— Взаимодействие есть, и это очень радует. Мы чувствуем поддержку со стороны местных властей, областного правительства, налоговой службы. Как системообразующее предприятие России рассчитываем на снижение ставок по существующим кредитам и на получение новых кредитов на льготных условиях. Эта помощь со стороны федеральных властей сейчас для нас важнее, чем когда-либо. Потому что планов по развитию у нас громадьё. И есть все условия для взрывного роста.

— Что намерена предпринимать фабрика «Мария» в текущей ситуации? Разработаны ли какие-то антикризисные меры?

— Первые антикризисные меры были приняты в конце февраля — начале марта. Мы сократили расходы по многим долгосрочным инвестпроектам, которые пока стали неактуальны в текущих условиях. К сожалению, пришлось частично оптимизировать и штатное расписание. Надеюсь, это только на время.

Сейчас мы максимально сфокусировались на работе над улучшением нашего основного мебельного продукта — кухонь «Мария». Мы понимаем, что уровень доходов падает, и наша действующая линейка моделей становится слишком дорогой. Спрос на неё сохранится, потому что и без того недешевая европейская мебель стала недоступной или из-за экстремальной цены, или из-за санкций (разрывы в цепочках поставок, ограничения на большую часть импорта). Поэтому активно занимаемся улучшением наших существующих моделей, вводим новые материалы, цвета и так далее.

3

Параллельно с этим бросаем все силы на разработку новых антикризисных моделей — недорогих, но с хорошим дизайном и достойным качеством — качеством «Марии». К лету надеемся презентовать полноценную линейку таких кухонь и шкафов. А пока предлагаем нашим клиентам в качестве бюджетной альтернативы мебель наших «младших» брендов. Ведь кроме флагманской торговой марки «Мария» наша фабрика выпускает еще кухни и шкафы MIA, а также реализует совместно с известной актрисой и кулинаром Юлией Высоцкой отдельный проект под названием «Мастерская кухонной мебели «Едим Дома!». В ста двадцати пяти городах России открыто в общей сложности почти пятьсот наших студий.

— Что, на ваш взгляд, могут и (или) должны предпринять власти различных уровней, чтобы сохранить производства кухонной мебели в Саратове? Какие меры поддержки должны быть приняты незамедлительно, а какие — в перспективе?

— Наши ожидания, как я уже говорил, в предоставлении производственным компаниям льготных кредитов. Это самая действенная помощь, которая нам сейчас нужна. Рады решению федеральных властей по поводу так называемого параллельного импорта. Это своевременная мера позволит наладить поставки европейской техники, которая оказалась под запретом для России, через другие дружественные страны. Ценник за счет логистики, правда, станет дороже. Но это уже другая проблема.

— А в России вообще есть свои производители полного цикла мебельной фурнитуры и мебельных щитов? Как много времени необходимо, чтобы это все наладить?

— Российские производители фурнитуры, конечно, есть. Но мы ведь не просто так используем европейскую и, в частности, немецкую. Производство корпусной/кухонной мебели полного цикла — это немного утопия. Никто же, например, не ждет, что автомобильный завод откроет собственное производство по выплавке стали или начнет сам производить для своих двигателей тысячи различных компонентов. Так и в мебельном бизнесе.

Нормальная мировая практика — разделение производства. По каждому компоненту мебели и типу материалов есть свои мощные компании. И кстати, многие из них за последние десятилетия вложили на территории России и деньги, и ресурсы, построили здесь много современных фабрик. Например, по поставкам ДСП и МДФ мы сотрудничаем с компанией Egger. Так вот у неё несколько больших заводов, и находятся они в России, обеспечивают материалами все ведущие мебельные производства, и не только в нашей стране.

— Планируются ли сокращения? Хватит ли финансовой подушки, чтобы содержать весь действующий штат сотрудников фабрики?

— На данный момент не планируются. Для содержания сотрудников нужна не только финансовая подушка, но и слаженная результативная работа команды, которая двигает компанию вперёд, эффективно продаёт и производит, обеспечивает сотрудников работой. А с этим у нас всё в порядке.

— Уход иностранных производителей мебели даёт какие-то преимущества или надежду занять больший объем рынка?

— Конечно, дает. И мы эти преимущества используем. Думаю, что дорогие европейские бренды станут еще дороже для российского потребителя, и мы сможем достойно занять эту нишу. Ну и, как я сказал, добавим в свою линейку больше доступной, но красивой мебели. Уверен, что «Мария» выйдет из этого кризиса еще более сильной, как она уже много раз делала за свою богатую историю с 1999 года.

— На какое время строите прогнозы? Чего ожидаете в ближайшие полгода?

— Дальше, чем на два-три месяца, прогнозировать сейчас крайне сложно. Мы ожидаем, что в ближайшие полгода наступит мир, экономика стабилизируется, спрос восстановится. Мы к тому времени уже точно введём новые продукты, усилим прежние, завоюем новые доли рынка и утвердимся в статусе абсолютного лидера мебельного рынка России. У нас все для этого есть.