«Никаких проверок или чего-то еще»: прилетевшая из зараженной зоны жительница Саратова рассказала о своих впечатлениях от борьбы с коронавирусом в России

«Никаких проверок или чего-то еще»: прилетевшая из зараженной зоны жительница Саратова рассказала о своих впечатлениях от борьбы с коронавирусом в России
Перчатки для нажатия на кнопки и дезинфицирующее средство в лифте в Ульсане / здесь и далее — фото предоставленные собеседницей / © ИА «Версия-Саратов»

По состоянию на 3 марта 2020 года, в Южной Корее от коронавируса COVID-2019 погибло 28 человек. Общее число зараженных превысило 4,8 тысячи. Такие данные сегодня приводит РИА Новости. Саратовчанка (пожелала остаться неназванной) вылетела оттуда буквально за день до «закрытия границы». Она рассказала нам о том, что происходит в Южной Корее, аэропорте Владивостока, в Шереметьево в Москве. Также девушка поделилась своим мнением о мерах, направленных на борьбу с проникновением коронавируса в Россию.

— До 1 марта я была в Южной Корее в городе Ульсан, расположенном на юге страны. Там по контракту работал мой муж, и я поехала с ним.

Мы с мужем прилетели в Сеул 7 января. Заболевших в Корее тогда еще не было. Первые заболевшие появились где-то через неделю после нашего прилета. Однако в аэропорту у нас у всех уже тогда мерили температуру. Тех, у кого были даже минимальные отклонения — температура в районе 37 градусов — отправляли на дополнительную проверку. Также при прилете нужно было заполнить анкету: указать, где ты был последний 21 день, были ли у тебя какие-то симптомы, все контакты и прочее. Мы летели из Арабских Эмиратов, поэтому нас отправили на дополнительную проверку — глаза, горло и так далее. ОАЭ тогда считался «критическим регионом», где возможны вспышки. Проверку мы прошли, у нас все было нормально.

В Ульсане, на момент, когда мы уезжали, если я не ошибаюсь, было 15 заразившихся (в Южной Корее сейчас несколько тысяч заразившихся). До конца прошлой недели, когда количество заболевших резко увеличилось, я не заметила в городе пребывания никаких превентивных мер по борьбе с эпидемией. Однако стоит понимать, что азиаты почти всегда ходят в масках. В Ульсане нормальная ситуация, когда 90% населения постоянно ходит в медицинских масках. Во-первых, это считается своеобразным актом вежливости. Во-вторых, у них периодически происходят выбросы на заводах и появляется сообщение в СМИ: «Завтра выброс. Не забудьте надеть маски».

Панику в Ульсане я не заметила. Информация о вспышке эпидемии прошла сразу во всех корейских СМИ. Когда в соседних городах появились первые заболевшие, в городе развесили огромные информационные плакаты. Там было написано, как правильно чихать, что надо мыть руки, носить маски и что надо постараться друг друга не трогать. Также сообщения с этой информацией постоянно крутят на автобусных остановках, в аэропорту, в других общественных местах. Скрывать никто не пытался.

В последние дни на улице стало намного меньше людей. Но к этому призвали местные власти.

Мы жили в отеле на улице, где много тусовок, кафе, ресторанов, игровых залов. Сначала, когда мы приехали, там было не протолкнуться в любой день недели. Мы уезжали в субботу — в выходной день — и улица была почти пуста.

 

Пустые улицы

 

Был один приступ паники среди местных. Тогда закрылся один из заводов. Он закрылся не из-за того, что кто-то заразился, а из-за того, что из Китая прекратились поставки каких-то деталей и завод просто не мог работать. Тогда люди запаниковали, потому что подумали, что производство закрылось из-за заболевших. Однако это быстро опровергли.

Желания убежать из страны в первые дни у меня не было. Наверное, потому что панику никто не разводил. Процент заболевших в количестве населения очень мал. Ощущения, что ты на улицу выйдешь и сразу подхватишь вирус, не было. Все-таки это не китайская ситуация. В городе, где мы были, заразились всего 15 человек. Шанс, что ты встретишь больного на улице, был невелик.

Однако россияне «смели» все билеты на последний день перед «закрытием авиасообщения». Стоит отметить, что с 1 марта из Южной Кореи в Россию перестают летать не все самолеты — «Аэрофлот» и «Аврора» будут совершать рейсы, пока все граждане РФ не покинут Корею. Несмотря на это, билеты были выкуплены.

Я вылетала в последний день перед «закрытием» — 29 февраля. Билеты брала заранее, не знала, что так ситуация сложится.

Таксист, который вез нас в аэропорт, настоятельно просил не снимать маску, но сам при этом свою снимал и пил кофе.

Общалась с людьми перед посадкой и оказалось, что народ не совсем понял ситуацию. Люди считали, что, либо с 1 марта из Кореи вообще нельзя будет улететь, либо, что власти России начнут насильно вывозить своих граждан.

А улетали многие не потому что «коронавирус, страшно заразиться», а потому что не хотели попасть в карантин. Мол: «Что я там буду две недели сидеть? У меня дела есть». На вопрос о том, что вдруг вы заражены и начнете распространять болезнь в России, отвечали «меня это не волнует». Подобное отношение, мягко говоря, пугает.

В Корее было отменено огромное количество внутренних рейсов просто из-за отсутствия пассажиров. Муж должен был лететь в Сеул. Его рейс отменили, но ему предоставили другой. В аэропорту было очень мало людей. Терминалы пустые.

 

Зал аэропорта

 

Перед вылетом не было дополнительных мероприятий — никаких проверок или чего-то еще. Только постоянно гоняли информационные сообщения о масках и прочем. Улетали в Россию полным самолетом. В очереди все говорили только о вирусе. Очень много теорий заговоров обсуждалось. В остальном, все было как обычно.

По прилету во Владивосток тоже никого не проверяли. Наши пограничники сидели даже без масок. Встречающие тоже были без масок.

Никаких проверок не было, но нас почему-то снимали на камеру.

При выходе из самолета стояла женщина с камерой и перед паспортным контролем тоже. Я такое в первый раз видела. Хотя может это стандартная процедура во Владивостоке. Дали анкеты в самолете с вопросами типа, где живете, не болеете ли. Больше ни-че-го. Причем ни во Владивостоке, ни в Москве. Также не нашла пунктов, где я могла бы добровольно померить температуру. Сотрудники Шереметьево смотрели на меня круглыми глазами и не могли мне помочь.

На фоне этого возникает вопрос: правда ли в России все так хорошо? Откуда мы можем знать количество заболевших в России, если прилетел самолет из зараженной зоны, а никого не проверили? Если у человека поднимется температура, будут ли его реально обследовать на коронавирус? Пойдет ли этот человек сам сдавать анализы? Будет ли у него возможность их сдать? Не будет ли это списано на ОРВИ и при должной доле удачи он сам выздоровеет? Мне кажется, что пока у нас не начнутся смерти от этого вируса, мы не узнаем о количестве заболевших. И я не уверена, что даже если люди начнут умирать, это не спишут на другие болезни.

В Москве, в Шереметьево люди шарахаются от людей в масках. Ни пограничники, ни работники аэропорта маски не носят. Простых граждан в масках тоже очень мало.

В Корее маски продаются почти в любом магазине, ларьке. По цене доступно — в районе 1,5-2 тысячи вон — это около 100 рублей. Они там всегда так стоят. Во Владивостоке не покупала маски — они у меня были с собой. Аптеку в аэропорту я не видела. В Шереметьево в двух аптеках масок не было. Только в третьей нашлись. С антисептиками ситуация в Корее такая же — везде есть. В России пока не покупала, потому что у меня есть запас.

В разных аэропортах люди ведут себя по-разному. Во Владивостоке люди старались стоять подальше друг от друга, в кафе садились подальше, носили маски. При том, я не видела, чтобы люди снимали эти маски даже когда находились не в толпе и сидели отдельно. В Шереметьево наоборот никакой дистанции не держат, толпятся, дышат в спину.

Я, конечно, ожидала хотя бы проверки температуры, прибывая в Россию. Думала, будут какие-нибудь стойки, чтобы добровольно можно было проверить себя. Однако въезжали мы совершенно свободно. Даже если бы у меня были температура и кашель, никто бы на это внимания не обратил.

Здесь в Саратове по крайней мере не «гуглится» никакой возможности проверить себя на коронавирус. Я подобной информации не нашла. Посмотрела новости, посты в соцсетях от людей, которые в последние дни приезжали из Азии — там тоже информации не нашла. В рекомендациях у нас пишут и говорят, что если у вас и появились какие-то симптомы, то нужно идти к участковому терапевту. Он вас проверит. И если будут подозрения, отправит анализы. Очень сомнительная схема. Если вирус распространяется так, как об этом заявляют, то все эти походы в поликлиники, как мне кажется, только помогут его распространению.

Родные, конечно, переживают. Постоянно шлют панические сообщения.

Однако родителям, например, это не помешало поехать в Италию. Они сейчас отдыхают в Риме, гуляют среди скопления людей и продолжают слать мне панические сообщения.

Я не думаю, что мое недавнее пребывание в Южной Корее как-то отразится на моем комфорте или безопасности в Саратове. Я не вижу особой паники среди наших соотечественников. То, что произошло в Иране (граждане подожгли больницу, узнав, что туда привезли больных коронавирусом — прим. ред.) и на Украине (автобус с больными коронавирусом, которых везли в карантин, закидали камнями — прим. ред.) — это маразм глупых людей.