«Очень нервное состояние — не знать, что будет завтра»: что думают учителя, дети и их родители об онлайн-обучении

«Очень нервное состояние — не знать, что будет завтра»: что думают учителя, дети и их родители об онлайн-обучении
© ИА «Версия-Саратов»

Начало учебного года — как игра на выбывание. Каждый день обновляются данные о том, сколько школ и отдельных классов не справились с пандемией и ушли на самоизоляцию в регионе. В остальных учебных заведениях готовы на многое, лишь бы не идти в онлайн. Учительница саратовской школы согласна даже сделать прививку от коронавируса, одиннадцатиклассница переживает за ЕГЭ, а мать школьника так и не научилась включать на компьютере звук для видеоконференций. Участники образовательного процесса делятся с ИА «Версия-Саратов» своими кошмарами о дистанционке.

  

Светлана, учитель иностранного языка:

«Самое главное, чтобы не было дистанционки» — это идея всех сейчас. Ходим по коридорам и бубним: ну, хорошо хоть, что не дистант.

У всех негативные впечатления с прошлой весны. Дистанционка — это зло. Для учителя важен контакт с классом. Онлайн этого нет. Тяжело, нет отдачи, не чувствуешь, поняли тебя дети или нет.

Если нас переведут на онлайн, то будет сложно скорректировать учебный процесс. У учителей русского опять прибавится работы — проверять присланные сфотографированные листы с упражнениями.

Не все преподаватели, по опыту весны, выходили в сетевые конференции. Многие учителя уже давно пенсионного возраста — они мыслят по-другому, с компьютером на «вы». Поэтому просто выкладывали задания в электронный дневник, писали объяснения, и дети выполняли. И вот это всех бесило. Потому что, в любом случае, получается халтурка какая-то. От работы учителя осталось только «вроде что-то объясняет, дает кучу домашки»…

Это я не упоминаю уже о том, сколько времени все (и дети, и учителя) проводили за компьютером. И ладно, если дети постарше, хотя бы пятый класс — но дистанционка была и у первых классов! Это же вообще сюр какой-то. Как можно научить писать и читать удаленно?

Проблемы были и в техническом плане. У нас, у учителей, у всех были свои компы. У детей сложнее… Многие родители, вынужденные работать, отвозили детей к бабушкам в деревню, где нет даже интернета, не то, что компьютеров. И всё. Ребенок с телефона пытался в первый день загрузить электронный дневник, а потом и вовсе забрасывал эти бесполезные попытки.

Просто, дистант дистантом, а спрашивают потом, как после очных занятий. Сейчас придут результаты ВПР (всероссийская проверочная работа), и мы посмотрим, эффективен ли был дистант весной или нет. Но я уже сейчас по детям могу сказать, что нет. Родители будут снова разрываться между работой и учебой ребенка. Им придется вспоминать школьную программу и самим объяснять темы. Вот как могут. А не все они были отличниками по всем предметам, не все имеют какой-никакой педагогический талант… Думаю, это огромный стресс для детей и для родителей.

Когда начался этот учебный год, я вышла на работу в совершенно другую школу. Я заметила, что дети очень рады учиться в школе с одноклассниками, учителями. Кстати, стали более дисциплинированные. Стоят и младшие, и старшие, обрабатывают руки антисептиком, спокойно сидят в классах без возможности выбежать с диким криком на перемену… Но дети все равно остаются детьми. И дерутся, и бегают, и пытаются от учителей убежать.

Много, конечно, с этим неудобств. Звонка нет, у каждого класса свои начала и концы урока. Из класса выходить нельзя, в туалет по одному, ни в коем случае не смешивать классы друг с другом. В столовую по расписанию, только в свое время и только с учителем. Похоже на «Гарри Поттер и Тайная комната», только у нас не василиск, а корона…

Мы все обрабатываем руки. Проверяют температуру на входе. Родители в масках. Учителя по коридорам тоже в масках, только на уроках снимаем. Бесит стоять «на двери» — дежурить по утрам — но надеемся, что все скоро кончится. Да, мы делаем все возможное, все правила соблюдаем. Но дети выходят на улицу — и понеслось…

Очень нервное состояние — не знать, что будет завтра. Все ходят, спрашивают друг у друга: «Что слышно? Что узнали? Как? Чо? Куда бежать?» Короче, уравнение с кучей неизвестных.

У нас у одной коллеги, вроде муж (возможно) слег с короной. Она ушла на карантин на две недели. Пока всё. Самой интересно, как мы будем, если у кого-то подтвердится ковид. Ну, болеть не хочется совершенно. Я и так не отличаюсь богатырским здоровьем, а тут серьезная такая болезнь. Страшно? Не знаю. Полагаюсь на наше «авось», наверное. Я уже записалась на прививку от гриппа. И как только от короны появится, сразу запишусь. Обсуждали с коллегами эту прививку — все при своих мнениях остались, конечно. Но я сделаю в любом случае, платно или бесплатно. Я у себя одна, и запасных легких у меня нет. Не хочу болеть.

 

Анна, ученица 11 класса:

У меня выпускной класс, в мае 2021 года мне придётся сдавать ЕГЭ. Даже представлять не хочется, что будет, если мы уйдем на дистанционку… Считаю, онлайн-обучение не даст стоящего результата. Знаний мы получим меньше, чем в школе, что понизит баллы на ЕГЭ. Конечно, вполне реально подготовиться к экзаменам самостоятельно, но с помощью учителей это можно сделать и быстрее, и эффективнее.

Весной наша школа была совершенно не подготовлена к дистанционному обучению. Нам просто давали классную и домашнюю работу. Из всех учителей-предметников уроки онлайн проводила только одна учительница по математике. Она почти каждый день проводила уроки в «зуме», где подробно объясняла все темы, и мы вместе решали задачи. Всё как в школе, только вместо выхода к доске включаешь микрофон. Но некоторые одноклассники не могли зайти в «зум» или банально не имели выхода в интернет. У некоторых отсутствовал микрофон, поэтому не могли отвечать на таких онлайн-занятиях. У меня, к счастью, всё было в наличии.

Самой образовательной программы, мягко говоря, вообще не было. Самостоятельный разбор новых тем не давал стоящего результата. А выполнение огромного количества домашки отнимало очень много времени и сил, потому что объём превышал и работу в классе, и домашнюю. Доходило до того, что я начинала выполнять домашнюю работу в 10 утра и к полночи только заканчивала (учитывая, что выполняю задания я довольно быстро). Сидеть целый день за компьютером было тяжело. К вечеру уже болела голова.

Многим моим одноклассникам, наоборот, дистанционное обучение нравилось. Наверное, потому, что не приходилось вставать в 7 утра, собираться и идти в школу, выходить к доске на уроках, слушать учителей на некоторых довольно скучных уроках… Я не разделяю их мнение, потому что из-за этого упущено много важного учебного материала, который приходится нагонять сейчас.

Но плюсы у дистанционного обучения тоже есть. Например, можно заработать оценки за обычные доклады и тем самым исправить полугодовые отметки! По биологии, физкультуре, химии можно было просто взять материал из интернета, составить из него доклад и получить хорошую оценку. Мне подобные задания с докладами помогли исправить оценки по некоторым предметам и стать отличницей.

Сейчас возобновились занятия в школе, но теперь каждый класс привязан к своему кабинету. Выход в коридор, конечно, не запрещается, но и не поощряется.

Да, в кабинетах стоят антисептики, но ими никто не пользуется — соответственно толку от них ноль. Но, по-моему, это лучше, чем дистанционка.

В общем, дистанционное обучение — это, конечно, ценный опыт, но как же хорошо, что мы вернулись в школу!

 

Наталья, мать девятиклассника:

Сейчас сын пока еще ходит в школу. Но, как говорит ребенок, у них пол класса болеет, пол класса ходит с соплями. Это звучит стрессово. Когда он мне начал жаловаться на насморк, я переполошилась. Но отсидеться два дня дома нельзя. Требуют тест на коронавирус или справку от врача. Считаю, что в поликлинику лишний раз идти тоже не стоит.

При всем при этом оффлайн-обучение все-таки лучше. Детям нужно общаться друг с другом — это элемент детства. Лишать этого нехорошо.

Дистанционное образование сильно расхолаживает. Непонятный плавающий график… Самодисциплина — это очень сложно. Сейчас уроки начинаются в первую смену в 8 утра, дети приходят на 20 минут раньше. Я горжусь ребенком, который встает в шесть утра, чтоб идти в школу — мне кажется, это нереальный подвиг. Если будет опять дистанционка, это будет что-то из серии «полночи играл в игры, проснулся к обеду».

Я не сильно курирую учебный процесс. Четыре раза в год, грубо говоря, вижу его дневник с оценками — считаю, что дети в этом возрасте уже должны быть самостоятельные. Твоя школа — ты с этим и разбирайся и сам неси ответственность. Сиди да читай учебники. Если что-то сложное, уже не помогу при всем желании. Недавно ребенок подошел со своей математикой: «смотри!» Я: нееет!

Так что если в их школе снова введут дистанционку, на мне это, к счастью, скажется не сильно. Я прихожу с работы около семи вечера. Меня еле хватает, чтобы всех покормить, решить какие-то бытовые дела и упасть на кровать. На то, чтобы еще и заниматься педагогической деятельностью, нет сил.

Знаю, многие родители жаловались, что приходилось много заниматься с детьми дома. Весной на сайте выставляли задания, мы на них смотрели, сын что-то иногда даже делал. В какой-то момент я поняла, что там проводятся еще и конференции онлайн, но до окончания учебного года звук в «зуме» мы так и не наладили. Проблема была у нас — почему-то не удавалось настроить звук ни на телефоне, ни на компьютере (ну, не программисты — что-то не складывалось). И ребенок делал вид, что он якобы слушает эту конференцию. Попутно они ржали с одноклассниками, которые тоже ничего не слышали. Не знаю, как ему удавалось всю весну это скрывать. Слава богу, конференции проводились нечасто — большая часть заданий была в письменном виде.

Курьезная ситуация была, когда готовились к выпускным экзаменам. Русский, математика, обществознание. По русскому в школе списать сложно, а дома я могла подсказать, как пишется непонятное слово. Обществознание тоже не сильно сложный предмет. А вот математика — тут мы не любители. Восьмой класс это такое погружение, когда начинаются непонятные корни, какие-то двойные цифры — я на них смотрю и понимаю, что это апокалипсис. Ребенок смотрит на это так же.

И вот однажды учительница решила провести конференцию в «зуме», на которой хотела объяснить, как работать с заданиями. Ребенок подключился к этой конференции — понятное дело, не было звука. У меня началась истерика — мол, звук-то все-таки надо было настроить! Естественно, я транслировала эту истерику ребенку — ну, чтобы мало не показалось. Звук до сих пор так и не настроен. Благо, ребенок умудрился получить хорошую оценку (я-то думала, что его оставят на второй год). Я спрашиваю: как ты это сделал?! Сын говорит: «мы же умеем списывать, хо-хо». Я: фууух, хорошо!

Учителя за всем следили, давали время на выполнение заданий, в случае чего звонили. У нас очень ответственная классная руководительница, она звонила: «вы не сдали такое-то домашнее задание». Я: щас всё сделаем. Звоню сыну: так, ты почему не сделал домашнее задание? Он: «а нам что, что-то задавали?» Или: «погоди-ка, а я сдавал». Была какая-то путаница в координации. Но я представляю, почему: ящики и мессенджеры учителей и учеников завалены заданиями и ответами. При таком большом количестве детей на дистанционке каждого индивидуально курировать практически нереально.