Омбудсвумен об избиении пятерых детей в Энгельсе: «Завтра они пойдут к психологам»

Омбудсвумен об избиении пятерых детей в Энгельсе: «Завтра они пойдут к психологам»
На фото: Татьяна Загородняя / © ИА Версия-Саратов

Уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области Татьяна Загородняя рассказала о том, что один из детей, пострадавших в конфликте с покровчанином, до сих пор находится в больнице. «Самый маленький, которому всего 7 лет, и который по вероятному мнению взрослого дядьки, больше всех провинился, либо был слабее других, так бить проще, — заявила она. — Завтра дети пойдут к психологам. Конечно, очень напуганы. Идёт сбор информации следственным комитетом области, далее, думаю, возбудят уголовное дело. На личном контроле держу».

Загородняя рассказала, что она вместе с сотрудниками прокуратуры, полиции и комиссии по делам несовершеннолетних встретилась с родителями избитых детей. 

39215970_1957290750989784_2867401333101559808_n

Напомним, инцидент произошел в минувшую субботу, 11 августа, в микрорайоне Шурова гора в Энгельсе. По предварительным данным, между потерпевшими и 9-летним мальчиком произошел словесный конфликт, о котором он рассказал отцу. Нетрезвый 42-летний мужчина напал на обидчиков сына, избив их руками, ногами и камнями. Двое из пяти пострадавших попали в больницу. Следователи приняли из полиции материалы дела и проводят свою проверку. Пока подозреваемого оштрафовали на 500 рублей за появление в общественном месте в нетрезвом виде.

В комментариях к посту об инциденте на странице Татьяны Загородней в Facebook один из пользователей пожаловался на некую «банку малолеток», которые «бомбят машины и нагло воруют из магазинов средь бела дня» в центре города. «Причем, ещё угрожают полицией если их хоть пальцем тронут. Их бить можно?» — поинтересовался у омбудсвумен мужчина. «Бить нельзя», — отрезала чиновница. 

Также Загородняя упомянула о другом похожем инциденте — в драке со взрослым мужчиной пострадал один из учащихся лицея «Солярис» в поселке Солнечный. «Сейчас в удовлетворительном состоянии. Но сложно. Диагнозы писать не имею права», — рассказала омбудсвумен.