«Он меня успокаивал: что ты переживаешь, ты знаешь, кто у Антоновой муж?»: саратовский предприниматель рассказал о том, как его подставили при покупке европейских полуприцепов (и при чем тут депутат облдумы)

«Он меня успокаивал: что ты переживаешь, ты знаешь, кто у Антоновой муж?»: саратовский предприниматель рассказал о том, как его подставили при покупке европейских полуприцепов (и при чем тут депутат облдумы)
© YouTube-канал координатора ассоциации «Дальнобойщик» Валерия Войтко

В неприятную историю попал саратовский грузоперевозчик Николай Барулин, решив купить технику за рубежом через посредников. Ценой двух подержанных полуприцепов стали практически весь его бизнес, репутация, миллионы нервных клеток и российских рублей. Николай Барулин неожиданно для себя оказался номинальным владельцем таинственно исчезнувших деталей грузовика-«конструктора», расплачиваться за которые перед таможней он теперь должен собственными деньгами.

 

Импорт на доверии

«Весной  2017 года я договорился с Олегом Баженовым о поставке двух европейских бывших в употреблении полуприцепов. Я занимался грузоперевозками, а Баженов специализировался на ввозе техники из-за рубежа, — рассказывает Николай Барулин. — По договоренностям с разными предпринимателями он пригонял им нужные транспортные средства и привозил запчасти к ним. 

Мне он и раньше пригонял технику. Ввозит, растаможивает, оформляет и потом мне продает. Я у него на основании договора купли-продажи забираю свое транспортное средство, мы едем в МРЭО, переоформляем с него на меня и разбегаемся. Это у него отработанная схема».

Но в тот раз все пошло по иному плану.

Олег Баженов якобы предложил сразу оформить полуприцепы на заказчика — Николая Барулина. Как будто бы он сам их ввез и потому сам растаможивает. Мол, есть у Баженова проблемы с налоговой, вопросы к его счетам и опасность, что технику арестуют, если она будет числиться на нем.

«Мне так было даже удобнее. Как-то раз техника, которую он мне пригнал, два года на него оформлена была и мы никак не могли на меня переоформить. Так что предложение Олега мне показалось выгодным, и я согласился, — говорит предприниматель. — В оформлении документов на полуприцепы я не участвовал. Баженов обещал сам все уладить. Говорил, что он давно сотрудничает с организацией, которая занимается всеми таможенными вопросами».

Никаких договоров друг с другом предприниматели не заключали, все условия обговаривались устно, деньги за полуприцепы передавались без расписок. «Никаких проблем до этого не возникало. Отношения были доверительными, — говорит Николай Барулин. — И в тот раз Баженов все делал сам и только однажды попросил меня подъехать в банк и расписаться в какой-то платежке».

Полуприцепы Барулин, по его словам, получил не сразу. Сначала деловой партнер должен был выгрузить из них свой груз. Но с осени 2017 года полуприцепы уже использовались в грузоперевозках Барулина.

Однако ровно через год, осенью 2018-го, с визитом к перевозчику нагрянул дознаватель из таможенной службы. С одним вопросом: «Почему вы, Николай Николаевич, не уплачиваете утилизационный сбор за ввезенные шасси?».

Поначалу сбитый с толку Барулин решил, что дознаватель под шасси подразумевает полуприцепы. Но потом оказалось, что дело не в них. Сотрудник таможни показал предпринимателю документы, где было сказано, что он вместе с полуприцепами ввез и задекларировал шесть шасси — рамы с колесами от грузовых автомобилей.

Шасси подлежат утилизационному сбору — обязательный платеж практически за каждое ТС, выпущенное в оборот на территории РФ.

«Я тут же позвонил Баженову и спросил, что это за история. А тот попросил сказать таможеннику, что я сдал шасси в чермет, — говорит Николай Барулин. — Конечно, я не стал. И предупредил, что мне придется написать заявление в полицию, так как ни о каких шасси я не знаю, и платить за них никакие сборы не намерен. Баженов уговаривал дать ему время и в полицию не обращаться. Это, мол, его убьет. Заверил меня, что моим вопросом уже занимаются — та самая компания, решавшая все его дела с таможней».     

Но позже предприниматель Барулин получил письмо с актом камеральной проверки и напоминанием, что к уплате подлежат около 5,2 миллиона рублей.

 

Все существует, пока не доказано обратное

Николай Барулин пытался в арбитраже отменить само начисление таможней утилизационного сбора за шасси, которые он не покупал, не привозил и, как говорит, даже не видел. Но ему это не удалось.

«Суд отказал в удовлетворении моих требований, и обязал выплатить утилизационный сбор со всеми штрафами и пени в размере 5,8 млн рублей. Тем самым удовлетворив встречный иск Таможенной службы о взыскании недоимки», — говорит Николай Барулин.

В Арбитражном суде Саратовской области, где рассматривалось его заявление, выступали и представители ООО «Волгаэкспертиза». Той самой организации, которая якобы являлась таможенным брокером Олега Баженова.

Как сказано в решении суда, где описывался процесс и обстоятельства дела, юристы компании заявили, что Барулин сам обратился в ООО «Волгаэкспертиза» и попросил представлять его интересы. Показали, что между сторонами якобы был заключен договор, на основании которого ООО «Волгаэкспертиза» действовала в дальнейшем. По словам  представителей таможенного брокера, Барулин сам передавал организации накладные и счета-фактуры необходимые для таможенного оформления ввозимой им техники. И даже внес на счет организации плату за оказанные услуги.

 

Барулин

© YouTube-канал Валерия Войтко

 

Адвокат Николая Барулина подала ходатайство о фальсификации представленных документов. Указала, что Барулин не подписывал договор с ООО «Волгаэкспертиза» и акт выполненных работ, а ряд поданных организацией бумаг содержат поддельную подпись предпринимателя. Однако позже эти ходатайства адвокат отозвала. По неизвестным причинам. И суд их не рассматривал. Назначать почерковедческую экспертизу суд тоже не стал «в виду отсутствия необходимости и совокупности других доказательств».

Если коротко, то по итогу рассмотрения дела, судья Татьяна Викленко пришла к следующим выводам:

— Утилизационный сбор за шасси уплатить надо по закону.

— Договор без подписи одной из сторон считается действительным до тех пор, пока не будет признан в установленном законом порядке недействительным или незаключенным.

— Шасси задекларированы вместе с полуприцепами, и если от полуприцепов Барулин не отказывается, то и шасси — его.  

Доказать ошибочность такого решения адвокату Николая Барулина не удалось ни в апелляционной, ни в кассационной инстанциях. 

Сейчас предприниматель уже с новым юристом — Василием Фадеевым — судятся с ООО «Волгаэкспертиза». Пытаются добиться признания недействительным того самого договора, который был якобы заключен между Барулиным и таможенным брокером.

В этом разбирательстве им удалось заявить и о поддельных подписях, и доказать это почерковедческой экспертизой. Суд, тем не менее, на этот раз в лице судьи Павловой, по мнению Барулина, не обратил должного внимания на фальсификацию основополагающих документов. И снова вынес решение не в пользу истца.

«Факт подделки документов, на основании которых ООО „Волгаэкспертиза“ действовала якобы в интересах Барулина (а на самом деле — против его интересов) суд вообще никак не учел, — комментирует адвокат Василий Фадеев. — Как будто эти злоупотребления как со стороны сотрудников „Волгаэкспертизы“, которые эти документы подали, так и со стороны сотрудников таможни, которые все эти документы приняли, не имеют значения. То есть таможню не смутило отсутствие подписи второго участника договора с „Волгоэкспертизой“. Хотя это как минимум повод, чтобы усомниться в наличии полномочий у компании. А суд подтвердил, что так можно».

Не помогло перевозчику в суде и участие бизнес-омбудсмена Михаила Петриченко. Он в интересах Николая Барулина обращался в Южную транспортную прокуратуру с просьбой проверить законность действий таможенников.

«В ходе этой проверки выяснилось, что таможенники не учитывали показания предпринимателя и ориентировались только на электронные документы „Волгаэкспертизы“. Кроме того, оказалось, что сотрудники таможни  не установили, кто вел переговоры с продавцом шасси, кто их ввозил и распоряжался ими на территории РФ. Где эти шасси находятся физически, кто рассчитывался за их доставку и так далее, — отмечает наш собеседник. — Однако и эти обстоятельства не повлияли на исход суда».

Фадеев и Барулин говорят, что будут обжаловать судебное решение. Собираются дойти до председателя Верховного суда — как последней инстанции. И если потребуется, будут обращаться в ЕСПЧ.

 

Распил и конструктор

Вопрос о шасси в этой истории не менее интересный, чем незаключенный, но при этом действительный договор между грузоперевозчиком и таможенным брокером.

Как объяснил нам Николай Барулин, эти шасси, вероятно, были ввезены Баженовым для другой компании.

«Он постоянно возит детали одной конкретной фирме уже много лет, — горит наш собеседник. — На меня задекларировал шасси, на себя — двигатели, на еще одного грузоперевозчика — кабины. Он сам об этом рассказывал и мне, и другим перевозчикам. Фактически ввез несколько машин в разобранном виде. Потом их тут собирают, придают им новую жизнь. Но это, видимо, вопрос полиции. Она должна расследовать такие дела».

Схема ввоза транспортных средств по частям действительно существует. В России она обрела популярность еще в начале 2000-х. Знатоки говорят, что есть вариант «конструктор», когда машина сначала разбирается на части — двигатель, трансмиссию, ходовую часть, а потом собирается. А есть вариант «распил», когда  кузов автомобиля реально пилят пополам, а потом на месте сваривают, шпатлюют и заново окрашивают.  Такого рода деятельность в России, мягко говоря, вне закона. И работа по ее пресечению, так или иначе, ведется. После того как такие машины стало сложно поставить на учет, популярность ввоза разобранного транспорта поубавилась.

По словам Николая Барулина, его обращения в саратовскую полицию не дают никакого эффекта.

«В феврале 2019 года я написал заявление в ОП № 4 Ленинского района о совершении мошеннических действий в отношении меня со стороны Баженова. Но до сих пор никакого результата по нему нет, — рассказывает наш собеседник. — По заявлению все еще ведутся проверки. Причем первые материалы проверки были утеряны. А в них, насколько нам известно, содержались показания и Баженова, и сотрудников ООО „Волгаэкспертиза“, которые частично подтверждали мою правоту. В новых материалах проверок этих показаний уже нет. В возбуждении уголовного дела полиция отказывает, потом прокуратура эти отказы отменяет, и так уже несколько раз по кругу. Дело кочует из одного одела полиции в другой. Было недавно в Октябрьском отделе, мы ходили туда разговаривать, объясняли ситуацию. Нам сказали, что все бесполезно и ничем там не помогут. Делом, мол, должны заниматься ОБЭПники. И из Октябрьского отдела материалы снова направили в городской. Когда закончится этот футбол и чем — непонятно».

 

Так причем здесь депутат Антонов?

Алексей Антонов, президент ТПП Саратовской области и депутат Саратовской областной думы, тоже оказался впутанным в эту историю. Опосредованно, но все же.

Дело в том, что ООО «Волгаэкспертиза» не чужая депутату компания. Во-первых, в ней трудится его супруга — Ольга Антонова. И именно ее грузоперевозчик Николай Барулин знает как того самого таможенного агента Олега Баженова.

«Баженов меня все время успокаивал, что, мол, вот Антонова поехала в Москву твой вопрос решать. Да что ты, мол, переживаешь, ты знаешь, кто у Антоновой муж?», — говорит нам Николай Барулин.

А во-вторых, Торгово-промышленная палата Саратовской области, которую сейчас возглавляет Алексей Антонов, является соучредителем ООО «Волгаэкспертиза». По информации из открытых источников, ТПП в компании принадлежит скромный 1%. По слухам, и сам Алексей Антонов якобы когда-то был в числе учредителей ООО, а фактическое руководство в организации, дескать, осуществляет именно Ольга Антонова.

«Волгаэкспертиза» сотрудничает с Саратовской таможней и выступает посредником между таможней и предпринимателями с 2008 года. Примечательно, что компания расположена в том же здании, что и один из таможенных постов — по адресу Таможенный проезд, 6.

«Я ходил к Антонову на прием, — говорит Николай Барулин. — Не как к депутату или президенту ТПП, а именно как к мужу Ольги Антоновой. Сначала с адвокатом, потом с председателем нашего саратовского отделения „Объединения перевозчиков России“ Юрием Хилюком. И в этих разговорах Антонов был очень понимающим. Говорил, что да, мол, надо разобраться. Баженова нужно привлечь к ответственности, он всех подставил и мою жену, дескать, тоже. Обещал, что сделает запрос в минпром о правильности начисления утилизационного сбора. Шасси, якобы, вообще под него не подпадают. Соглашался с Хилюком, что на моем месте мог оказаться кто угодно из саратовских перевозчиков. И что так оставлять дело нельзя, нужно что-то предпринимать и решать. Но итога никакого нет. Более того, во всех наших судах интересы ООО „Волгаэкспертиза“ представляли два юриста ТПП, один из них по фамилии Сергеев. И очень активно участвовали, защищая Ольгу Антонову и ее дела».

Алексей Антонов не отрицает, что общался с Барулиным, но саму беседу помнит иначе:

«Каким образом я мог ему помочь? Я предложил включиться в работу по оспариванию утилизационного сбора, потому что на тот момент этот сбор не подлежал уплате за указанный товар. Но потом в таможенном законодательстве были изменения и утилизационный сбор распространился и на этот товар тоже. Таможенники провели проверку и выяснили, что Барулин должен был тот сбор уплатить. Вот и все, — поясняет Алексей Антонов. — Что касается его судебных споров с „Волгаэкспертизой“, то я к этому отношения не имею и не понимаю, почему меня в это вмешивают. Моя супруга там всего лишь работает, она имеет 30-летний опыт в этой сфере. Но это не её бизнес. Барулин не наивный человек, он давно в грузоперевозках работает. И все-таки ситуация, в которой он оказался, как мне кажется, от незнания законов. А оно от ответственности не избавляет».

 

P.S. Ситуацией, в которой оказался саратовский грузоперевозчик Николай Барулин, заинтересовались московские эксперты. В частности, подробно эту историю подписчикам своего YouTube-канала рассказал координатор ассоциации «Дальнобойщик» Валерий Войтко.