Они — банкроты: что заставляет саратовцев опускаться на финансовое дно (и как им там живется)

Они — банкроты: что заставляет саратовцев опускаться на финансовое дно (и как им там живется)
Иллюстрации Алёны Трухниной / © ИА «Версия-Саратов»

Ежегодно в Саратовской области сотни человек становятся банкротами. По данным на июль 2018 года в арбитражном суде региона на рассмотрении находилось 970 дел о признании физических лиц несостоятельными. Их много, они — среди нас. Старательно скрывают то, что из-за экономических трудностей стали не такими как все. Сторонятся журналистов. Как живется таким людям и почему они пошли на крайние финансовые меры — выяснило ИА «Версия-Саратов».

 

Жена на трассе, бомжи и суд

«Уважаемые знакомые Игоря (имя изменено, — прим. авт.), у него большие трудности! Занял денежные средства и уже долгое время не может их отдать. Одни долги. Родственники не помогают — всем плевать на его проблемы, отвернулись в трудную минуту. У детей участились случаи голодных обмороков. Жена опять вышла на трассу, чтобы хоть как-то прокормить семью и, обслуживая очередного клиента, подцепила серьезное заболевание…

Самому Игорю не хватает денег на элементарные средства гигиены, он сидит в переходе с гитарой рядом с алкашами и бомжами на голой земле и подцепил открытую форму туберкулеза!!! Помогите ему!!! Скиньтесь, одолжите денег, пока эта ситуация не обернулась для него иными проблемами. Он будет рад каждой копеечке. Продукты питания и одежда также принимаются с благодарностью!!!», — это сообщение было оставлено в 2016 году в интернете — на заброшенной странице одного из будущих саратовских банкротов.

Знакомый Игоря, который в красках описал безрадостную жизнь товарища, сам исчез из Сети. Неизвестно, что происходило с героем его «крика о помощи» на протяжении следующих двух лет, но в мае 2018 года тот обратился в арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании себя несостоятельным.

К тому моменту мужчина уже не был женат, а также не имел на иждивении несовершеннолетних детей. Служители Фемиды установили, что ранее он занимался перевозками в качестве индивидуального предпринимателя, а с недавнего времени зарегистрировался в службе занятости и был признан безработным.

Оказалось, что с 2011 года должник успел набрать в различных банках кредиты в общей сложности почти на 1 миллион рублей. Однако с возвратом денег возникли проблемы, которые усугублялись «натекающими» процентами и пени.

В июле этого года Игорь официально стал банкротом.

С этого момента он обязан был передать финансовому управляющему все имеющиеся кредитные карты. Собственно, на протяжении ближайших месяцев вся жизнь несостоятельного гражданина будет находиться в руках управляющего.

В декабре, когда Игорю исполнится 55 лет, должна завершиться процедура реализации его имущества. Полностью закрыть долг тем, что может быть продано — пара отечественных авто 1985 и 1999 годов выпуска и LADA Largus (2013-го года) — едва ли удастся. Вырученные средства поделят между кредиторами пропорционально — в зависимости от размера их требований.

После этого будет решаться вопрос о завершении реализации имущества должника и освобождении его от исполнения обязательств перед кредиторами. Практически 100 процентов подобных дел завершаются для заявителей положительно, если так можно сказать в подобной ситуации.

 

S4PYc72r1tM

 

Люди становятся банкротами и обязаны на протяжении пяти лет извещать об этом любых кредиторов. Фактически, из-за этой меры, они лишаются возможности брать деньги в долг. Кроме того, человек пять лет не имеет права обанкротить себя повторно. Еще одна санкция — гражданину, признанному несостоятельным, запрещается на протяжении трех лет руководить любыми компаниями. Но зато, после завершения судебной процедуры, все невозвращенные кредиторам деньги — списываются.

Банкрот остается без «излишнего» имущества (продать не могут только единственное жилье и «обычные» вещи) и без денег. Но он становится свободным — практически, начинает жизнь с чистого листа.

 

Банкротство «под ключ» и два «ха-ха»

Для людей, пытающихся выкроить копейки на еду, загнанных в угол угрозами коллекторов, растущими пенями и штрафами, банкротство — настоящее спасение. Потому не удивительно, что год от года в судах растет число подобных заявлений.

Так, в 2015 году, когда жителям России была предоставлена возможность признать себя несостоятельными, в Саратовской области в суд с такими требованиями обратились 128 человек (по данным арбитражного суда региона). В 2016 году заявителей было уже 560, а в 2017-м — 908. Всего за 6 месяцев 2018 года саратовцы успели перевыполнить «план» двухгодичной давности — в суд поступило 579 заявлений. До конца года этот показатель явно перевалит за 1 тысячу.

Такой рост наблюдается по всей России. В июне «Объединенное кредитное бюро» рассказало о том, что на конец мая 2018 года количество граждан-банкротов в стране составило 65,9 тысячи человек. Этот показатель оказался в 2 раза выше, чем за аналогичный период прошлого года.

В масштабах страны наш регион особенно не выделяется. Так, бюро, со ссылкой на раскрытые «Федресурсом» сообщения арбитражных управляющих, отмечает, что на 100 тысяч человек населения в России в среднем приходится 45 банкротов. Лидеры — Вологодская область (148 банкротов на 100 тысяч человек) и Рязанская область (91 банкрот). По подсчетам нашего издания, в Саратовской области на 100 тысяч человек сейчас приходится 43 банкрота.

Спрос рождает предложение. Порой это выглядит странно. Например, в Сети появляются слоганы, вроде: «Банкротства под ключ».

Так, будто речь идет не о жизни человека, а об отделке квартиры в новостройке.

Процедура с 2015 года поставлена на поток. Официальную часть банкротства физлиц можно подробно изучить в судебных актах. Но это, по словам специалистов — лишь верхушка айсберга. Причем, весьма искаженная.

Так, например, от человека требуется внести на специальный счет арбитражного суда 25 тысяч рублей. В постановлениях служители Фемиды указывают, что это — вознаграждение, которое в итоге получит финансовый управляющий должника, занимающийся всеми хлопотами, связанными с поиском и реализацией его имущества и прочим. Однако, как отметили в беседе с корреспондентом представители одной из юридических служб Саратова, на самом деле трудно найти управляющего, который согласится проделать огромный объем работы (длительностью в 4-5 месяцев) за такие деньги.

— Сейчас в интернете есть очень много недостоверной информации об этом. Можете забыть про 25 тысяч. Процедура обойдется не меньше, чем в 100 тысяч, — поделилась своими наблюдениями сотрудница компании, специализирующейся на банкротствах граждан, и загадочно добавила: — Да и кто вам сказал, что те 25 тысяч, положенные на счет, в итоге достанутся именно управляющему?

Для того чтобы подготовить будущих банкротов к неофициальной части признания человека несостоятельным, существуют различные негосударственные центры, службы и управления. Все они, зачастую, зарегистрированы в качестве ООО. Некоторые завлекают клиентов, расклеивая объявления на подъездах. А кто-то вещает в массы через СМИ.

«- Ха-ха. — Степаныч, что случилось? — Звонили из банка. — И чё-чё? — Я уже подал на банкротство, ха-ха», — аудиоролик с таким содержанием крутили на саратовских радиостанциях летом прошлого года. Дальше диктор зачитывал про банкротство физических лиц — «законное освобождение от долгов». И называл контору, предоставляющую подобные услуги.

Эту рекламу изучили в Саратовском управлении федеральной антимонопольной службы и сочли ее ненадлежащей. Представители УФАС устроили целое исследование — дали послушать спорный ролик группе студентов СГТУ им. Гагарина в возрасте от 19 до 22 лет. В итоге, респонденты посчитали, что сообщение содержит следующий подтекст: «Можете брать кредиты и не отдавать долги». А выражения «ха-ха» и «чё-чё» они назвали «насмешкой и несерьезным подходом к обсуждаемой проблеме».

В конце прошлого года антимонопольщики передали собранные материалы уполномоченному лицу ведомства для возбуждения административного дела. Фирма, предлагавшая  услуги по радио, попыталась оспорить выводы УФАС, но летом 2018 года потерпела поражение в арбитражном суде.

Действительно, кто, как и почему использует право на освобождение от долгов, дарованное государством? Мы проанализировали банкротные дела, инициированные жителями Саратовской области за последние годы. Едва ли в этом случае можно говорить о том, что люди идут на крайние финансовые меры из корыстных побуждений — заведомо понимая, что взятые в долг деньги не вернут. Во всяком случае, если такое и происходит, то не в массовом порядке.

Пенсионеры, молодежь, работники образования, труженики с заводов, обманутые дольщики и деятели культуры…

В процедуру банкротства их бросают совершенно разные обстоятельства, которые наглядно демонстрируют и уровень жизни населения региона, и его так называемую социальную защищенность.

 

ДТП, болезнь и смерть

Вечером 5 августа 2017 года 24-летняя Елена, двигаясь со скоростью 80 километров в час на автомобиле Opel Astra, выехала на встречку. Там произошло столкновение с Fiat Doblo, закончившееся трагически — пассажирка второй иномарки получила множество повреждений, в том числе внутренних органов, и скончалась от болевого шока.

ДТП произошло на автодороге в Саратовском районе. Девушка-водитель не стала отрицать вину. Уже в ноябре прошлого года местный суд вынес приговор — Елене дали полтора года колонии-поселения и на три года лишили права заниматься деятельностью, связанной с управлением машин.

Кроме того, осужденную обязали выплатить четырем родственникам погибшей пассажирки компенсацию морального вреда — в общей сложности 960 тысяч рублей. Плюс возмещение расходов, связанных с похоронами — еще почти 60 тысяч.

В марте 2018 года Елена подала заявление в арбитражный суд о признании себя несостоятельной, указав в нем общую сумму просроченного долга — более 1,2 миллиона рублей. Основная часть этих денег — те самые компенсации за смертельное ДТП.

На процессы ходил представитель должника (ведь сама девушка должна до сих пор отбывать наказание). В качестве третьего лица по делу были привлечены представители колонии-поселения № 11 УФСИН России по Саратовской области. Тем не менее, в качестве доказательства низкого заработка Елена предоставила в суд информацию о том, что работает на мясокомбинате «Дубки», где ежемесячно получает всего 9 тысяч 94 рубля и 66 копеек.

Служители Фемиды сочли, что такой суммы недостаточно для того, чтобы расплатиться с кредиторами. В мае этого года автолюбительницу признали банкротом. Процедура реализации ее имущества будет проходить до октября этого года. Пока удалось обнаружить у девушки лишь одну вещь, пригодную для продажи — тот самый злополучный автомобиль Opel Astra. Видимо, деньги, вырученные с «машины-убийцы», в итоге пойдут на возмещение затрат на похороны жертвы прошлогоднего ДТП.

 

QchQS_Qr5S0

 

Не менее трагичная история произошла в случае с банкротством Николая (имя изменено) — жителя города Энгельса. В феврале 2015 года в его семье родился ребенок, который умер спустя два месяца. В материалах дела сказано, что заработок должника уходил сначала на лечение, а затем на похороны сына, в связи с чем и было прекращено исполнение денежных обязательств.

По кредитной истории мужчины видно, что основной займ (почти полмиллиона рублей) был взят им в банке на лечение малыша — в марте 2015 года. Видимо, того, что смогла предложить семейству наша «бесплатная» медицина, в этом случае оказалось мало. К слову, подобных дел, связанных с болезнями и последующим банкротством, в картотеке арбитражного суда довольно много.

В настоящее время жена Николая находится в отпуске по уходу за ребенком (у супругов есть двое несовершеннолетних детей), а сам должник трудится на крупном энгельсском предприятии, где в месяц получает в среднем 20 тысяч рублей.

Суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах мужчина не сможет расплатиться по долгам. В июле этого года главу семейства признали банкротом и освободили от необходимости возвращать деньги кредиторам.

Безработной жительнице Саратова по имени Оксана также дали право не платить по долгам. Финансовые проблемы начались в 2015 году, когда ее мужа, по инициативе работодателя, стали отправлять в отпуск за свой счет длительностью от трех месяцев до полугода. Сама женщина сидела дома с малолетним ребенком.

«В 2017 году у супруга должника возникли проблемы со здоровьем, необходимо было провести обследование и приобрести лекарства. Большая часть денег (в том числе — взятых в кредит), уходила на питание ребенка и средства по уходу за ним. Кроме того, денежные средства были потрачены на ремонт квартиры», — сообщил финансовый управляющий Оксаны.

Набранные с 2009 по 2015 годы кредиты на общую сумму более 600 тысяч рублей стало нечем гасить. Муж должницы, работающий в фирме, в названии которой присутствует слово «газ», получает в месяц 15 тысяч рублей. Эти деньги расходуются на содержание двух несовершеннолетних детей. Вот такая обычная саратовская семья, решившая пожить за счет кредитов, но не оценившая свои силы и обстановку в регионе.

 

Воспитатель на 6 миллионов, артистка и дольщица

А вот еще одна жительница Саратова — Алла — умудрилась с 2006 года набрать в различных банках кредиты аж на… 6 миллионов рублей! Эта женщина, чьи ФИО можно обнаружить среди учредителей одной из местных религиозных организаций, обратилась в суд в середине июня этого года. За неделю до этого она устроилась на работу в детский сад. Младшим воспитателем, с окладом 11 тысяч 163 рубля.

Теперь она — банкрот, и ждет решение о списании долга.

Настоящий социальный микровзрыв вызвала июльская новость нашего издания о том, что банкротом была признана 55-летняя артистка хора высшей категории саратовского театра оперы и балета. Женщина в 2013–2014 годах взяла два кредита в банке на общую сумму свыше 400 тысяч рублей и задолжала 13 тысяч за коммунальные услуги управляющей компании. Она не замужем, содержит сына, который не может работать в силу физического нездоровья.

Несколько дней назад в состав кредиторов вошли энергетики, предъявившие должнице счет за электричество — более 15 тысяч рублей.

Читатели (возможно, близкие к театру) вступили в жаркие дебаты по поводу произошедшего — начали спорить о разнице в зарплате директора учреждения культуры и его сотрудников, а также о том, нужно ли саратовцам «жить по средствам». Возможно, так произошло из-за того, что судья в своем решении акцентировал внимание на причине, по которой артистка угодила в финансовую дыру.

В документе было сказано, что с 2015 по 2016 годы у женщины с деньгами все было более-менее нормально. Однако потом, «в связи с уменьшением заработной платы и наличием медицинских противопоказаний, должник стал понимать, что не может исполнять требования кредитора в полном объеме». Тут же указывался текущий «совокупный размер среднего ежемесячного дохода в виде заработных плат» — 10 тысяч рублей.

Еще одна жительница Саратова — Наталья — стала банкротом из-за кредитов, которые набрала ради участия в долевом строительстве. В общей сложности женщина задолжала банкам более 1,4 миллиона рублей. Большую часть этих средств она в декабре 2016 года отдала фирме «Строительные системы». Застройщик, не исполнивший обязательства по договору, должен дольщице 1,2 миллиона.

Перспективы того, что Наталье удастся вернуть эти деньги или дождаться ввода проблемного дома в эксплуатацию — весьма призрачные. Ведь речь идет о печально известных долгостроях  Алексея Абасова, большая часть из которых до сих пор существует лишь на бумаге. На их строительство необходимо 3 миллиарда рублей. А сам Абасов и его супруга находятся под стражей.

 

oboeJ6mqtJ4

 

Один из наиболее молодых банкротов Саратовской области — 26-летний Антон из города Ершова. Этот парень, судя по странице в соцсети, в 2016 году вернулся из армии. Тогда же он набрал кредиты в общей сложности на 700 тысяч рублей, которые позже не смог вернуть. Сейчас он трудится в филиале РЖД помощником машиниста и, по мнению суда, со своим заработком не в состоянии платить по долгам. В феврале этого года Антон был признан несостоятельным, а в июле — был освобожден от исполнения требований кредиторов.

 

Один большой секрет

Впрочем, не у всех получается вылезти из финансовой трясины благодаря банкротству. Нам удалось найти саратовца, рассчитывавшего списать многомиллионный долг, прошедшего всю официальную процедуру, но так и оставшегося наедине с кредиторами. Речь идет о Викторе Куликове, который намеревался к 2016 году построить инновационный завод по производству гипсокартона в Саратовской области.

Еще в 2014 году Куликов заявил, что готов открыть производство, которое решит проблему с отходами завода минеральных удобрений, расположенного в Балаково. Там скопились горы фосфогипса, угрожающего, по мнению некоторых общественников, экологии района. Предприниматель решил перерабатывать эти отходы в гипсокартон.

На заседании совета по инвестициям при губернаторе Саратовской области этот проект признали социально значимым. И пообещали всячески его поддерживать. В рамках законодательства. В 2015 году мужчина взял кредиты у физических лиц — в общей сложности почти 28 миллионов рублей.

Должник даже успел запатентовать изобретение со сложным названием: «Способ получения гипсового вяжущего, модифицированное композиционное гипсовое вяжущее и способ его получения» (срок действия исключительного права истекает в 2035 году). Оно, впрочем, по словам Куликова, никакой доход так и не принесло.

Что происходило потом — неизвестно. Однако социально значимый завод ни в Балаково, ни где-либо еще так и не появился.

А одолженные деньги мужчина не вернул.

В суде его представитель заявил, что проект не был реализован из-за «кризисных явлений в российской экономике». А сам изобретатель якобы живет на деньги мамы. В итоге, заявление Куликова о признании банкротом удовлетворили, но долговые обязательства с него сняты не были.

«Суд полагает, что должник, находясь в трудоспособном возрасте, не имея официального места работы и не предпринимая мер к трудоустройству, не имея заболеваний, препятствующих ведению трудовой деятельности, не имея на иждивении несовершеннолетних детей, не являясь опекуном, намеренно уклоняется от погашения», — говорится в решении суда первой инстанции.

Виктор Куликов попытался обжаловать такие выводы в апелляции. Ведь он, фактически став банкротом со всеми вытекающими из этого статуса ограничениями, так и остался должен кредиторам крупные суммы денег.

Однако вышестоящая инстанция оставила такое решение в силе. Служители Фемиды указали на то, что Куликов всячески уклоняется от ответа на простой вопрос — куда он дел деньги. Ни в арбитраже, ни в судах общей юрисдикции (в ходе тяжб с кредиторами), изобретатель не стал раскрывать этот большой секрет. «Такое поведение не может быть признано добросовестным», — пришла к выводу апелляционная инстанция в июле этого года. Сейчас должник подал жалобу в кассацию.

Кстати, корреспонденту ИА «Версия-Саратов» Виктор Куликов также не стал рассказывать, на что потратил десятки миллионов рублей.

— То, что мои долги не были списаны — это прецедент. Таких случаев, действительно, три-четыре в России. Но больше никаких комментариев я давать не буду. Дело сугубо личное, закрытое, — отметил собеседник.

Интересно, что в ходе подготовки этого материала корреспондент нашего издания попытался пообщаться с несколькими десятками банкротов (их ФИО и адреса указываются в судебной документации в открытом доступе). Однако ни один человек не захотел беседовать с журналистом даже на условиях анонимности.

Люди скрывались за дверями квартир, читали сообщения, но не отвечали в соцсетях, просили им не звонить… Из этого можно сделать вывод, что они считают главными виновниками финансовых бед именно себя. А не, например, тяжелую ситуацию в стране и регионе. Нормально ли это? Большой вопрос.

 

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?