Осадочная энергия: из-за «снижения уровня жизни» город с населением свыше 220 тысяч человек может остаться без водоснабжения в разгар пандемии

Осадочная энергия: из-за «снижения уровня жизни» город с населением свыше 220 тысяч человек может остаться без водоснабжения в разгар пандемии
Такая вода текла из кранов жителей Энгельса в конце марта 2020 года / © сообщество «Энгельс онлайн» в соцсети «ВКонтакте»

В Саратовской области может произойти ЧП из-за образования огромной задолженности перед энергетиками со стороны МУП «Энгельс-Водоканал». Об этом напрямую заявляет руководитель муниципального предприятия Александр Ковалеров*. По его словам, долги приведут к тому, что организация не сможет оказывать услуги по водоснабжению и водоотведению. А происходит все это, по мнению Ковалерова, из-за «снижения доходов населения по стране в целом, снижения уровня жизни».

 

Золотая вода

Начиная с февраля 2020 года из Энгельса стали поступать массовые жалобы на качество питьевой воды. Люди рассказывают, что им чуть ли не ежедневно приходится менять водяные фильтры, которые забиваются подозрительным осадком. Сама вода приобрела желтоватый цвет.

Власти уверяют, что показатели воды на выходе из очистных сооружений в Энгельсе соответствуют СанПиН. И отмечают, что изменение цвета воды, а также образование осадка — это следствие «природных условий и наличия ржавчины в водопроводных трубах, а также физического износа коммунальной инфраструктуры».

Так совпало, что проблемы с водой начались после смены руководителя МУП «Энгельс-Водоканал» — предприятия, осуществляющего водоснабжение и водоотведение в городе с населением свыше 220 тысяч человек. Напомним, директором организации в середине января 2020 года стал Александр Ковалеров. Он сменил на этой должности Владимира Попеко, возглавлявшего МУП с ноября 2018 года.

Не исключено, что желтая вода в кранах потребителей стала следствием финансовых проблем на предприятии. Как оказалось, МУП является не только крупнейшим социально-важным потребителем электроэнергии в регионе, но и крупнейшим должником перед энергетиками. Об этом 10 марта 2020 года рассказали представители ПАО «Саратовэнерго».

Гарантирующий поставщик электроэнергии озвучил пугающую сумму долга МУП «Энгельс-Водоканал». На начало марта она составляла более 130 миллионов рублей**. Энергетики дипломатично назвали размер задолженности «критическим» и недвусмысленно намекнули на готовность «переходить к крайним мерам» по отношению к предприятию.

 

Предбанкротное состояние

По данным представителей «Саратовэнерго», руководство водоснабжающей организации в Энгельсе периодически составляет некие графики погашения задолженности, но постоянно меняет их в одностороннем порядке. При этом обязательства, прописанные в договорах, не выполняются, а долг продолжает стремительно расти. 

«Так, в январе денежных средств не поступало совсем, в феврале вместо предусмотренных графиком 19 миллионов рублей направлено в адрес энергетиков 7,9 миллиона. По словам руководства МУП „Энгельс-Водоканал“, за март денежных средств также не будет», — отметили энергетики и добавили, что руководитель и бухгалтер муниципального предприятия были предупреждены об уголовной ответственности в случае невыплат по предъявленным исполнительным листам.

«ПАО „Саратовэнерго“ намерено инициировать процедуру ограничения режима энергоснабжения до уровня аварийной брони в соответствии с действующим законодательством. При этом объекты водоснабжения отключены не будут», — подчеркнули энергетики, призвав руководство МУП и местные власти к поиску выхода из сложившейся ситуации.

Кроме того, представители «Саратовэнерго» готовы инициировать процедуру банкротства водоснабжающей организации. Это уже не первый подобный случай за последнее время. Так, в ноябре прошлого года с иском о признании энгельсского МУП несостоятельным в Арбитражный суд Саратовской области обратилась казанская компания «Техстрой». Сумма требований превышала 8,4 миллиона рублей.

Однако, после того как руководство МУП стало постепенно гасить задолженность, заявление ООО «Техстрой» было «слито» инициаторами банкротства. Из-за допущенных нарушений при подаче иска, требования казанских кредиторов длительное время не рассматривали. А 20 февраля 2020 года суд и вовсе вернул заявление иногородней компании.

Впрочем, в ситуации с энергетиками речь идет совершенно о других цифрах. И, судя по всему, ежемесячно долг может прирастать на сумму от 15 до 20 миллионов рублей.

Кроме того, картотека арбитража пестрит исковыми заявлениями к МУП «Энгельс-Водоканал», которые подаются различными организациями из разных уголков страны. Десятки миллионов рублей с предприятия уже решено взыскать по итогам тяжб 2018–2019 годов.

Долги перед компаниями образовались за поставленные в Энгельс водопроводные трубы, за топливо, за услуги по прокладке коммуникаций, за ремонт дорожного полотна после вскрышных работ и реконструкцию коллектора… Учитывая все это, пока состояние муниципального предприятия наблюдатели оценивают как предбанкротное.

 

«Что-то происходит, но от нас скрывают»

Чтобы понять, как обстоят дела в МУП «Энгельс-Водоканал», первым делом мы обратились за разъяснениями к рядовым сотрудникам предприятия. Большинство из тех, кого мы опросили, сослались на то, что руководство не доводит до простых работяг информацию о финансовом положении организации.

О том, почему в Энгельсе стала желтеть вода, и откуда взялся таинственный осадок, сотрудники МУП также могут только догадываться. Наиболее распространенный ответ собеседников был таким: «Что-то происходит, но от нас скрывают».

 

вода

© сообщество «Энгельс онлайн» в соцсети «ВКонтакте»

 

Один из работников МУП вспомнил, что прежний руководитель организации — Владимир Попеко — собирал коллектив вскоре после своего назначения. Еще в начале 2019 года он рассказывал работникам об «огромной долговой яме» и слабой работе группы юристов предприятия по возврату долгов. Якобы, существовала практика, когда определенным управляющим компаниям по какой-то причине «прощали» задолженности, образовавшиеся у них перед «Энгельс-Водоканалом».

— Тогда было принято решение лишить весь состав организации премии, и за счет этих средств погашать долги, — отметил собеседник, пожелавший остаться анонимным. — Через год Попеку сменил Ковалеров. А долг все больше и больше. На сегодняшний день в организации перебои с топливом для техники. Ходят слухи, что за счет меньшего добавления коагулянта (здесь имеется в виду средство для очистки воды, — прим. авт.)  пытаются экономить средства, но это не точно. Хотя, глядя на то, какая течет вода из крана, стоит об этом задуматься.

 

Миллионы в осадке

Издание направило запрос по поводу происходящего директору МУП — Александру Ковалерову. А пока мы ждали ответ, изучили версию, связанную с «экономией» на очистке воды.

Оказалось, что незадолго до смены руководителя энгельсского предприятия, была произведена необычная для МУП закупка коагулянта.

Коагулирование воды — это такая процедура, при помощи которой коммунальщики осветляют и очищают жидкость. Грубо говоря, суть процедуры — образование в воде за счет определенных препаратов хлопьевидных скоплений, которые оседают на дно и легко поддаются фильтрации.

Так вот, для этого, судя по закупкам «Энгельс-Водоканала», в 2019 году использовалось вещество под названием «Коагулянт алюминий оксихлорид (водный раствор 20% высокоосновный)». Этот коагулянт, по данным производителей, наиболее эффективен при очистке сильнозагрязненных вод. Как следует из названия, поставляется он в жидком виде.

 

водный раствор

© «Завод химических реагентов»

 

Предприятие закупило его для использования на водоочистных сооружениях большой партией и заранее — осенью 2018 года. Было приобретено 300 тонн вещества за 13,4 миллиона рублей у единственного участника закупки — ярославского НПО «Завод химических реагентов». То есть, заказ отошел компании по начальной (максимальной) стоимости, определенной руководством водоснабжающей организации.

Цена контракта здесь — отдельная тема. Получается, что энгельсский МУП тогда заплатил за тонну коагулянта 44,8 тысячи рублей. При том, что на сайте самого производителя — победителя закупки — присутствует коммерческое предложение на этот товар, в котором стоимость прописана следующим образом: «от 27 тысяч рублей за тонну». То есть, 300 тонн, при конкурентной борьбе, могли обойтись в 8,1 миллиона — на 5,1 миллиона рублей дешевле.

Вплоть до ноября 2019 года, судя по сайту госзакупок, «Энгельс-Водоканал» не нуждался в дополнительных поставках коагулянта, довольствуясь уже приобретенным водным раствором. А потом был объявлен электронный аукцион на приобретение вещества на следующий — 2020 год.

В этот раз выбор руководства МУП (напомним, тогда предприятие возглавлял Попеко, он же и подписывал аукционную документацию) пал на более дешевый коагулянт — «Алюминия сульфат технический очищенный, сорт первый». За 500 тонн этого продукта, поставляемого в мешках в каменистом виде, энгельсское предприятие готово было заплатить 10,88 миллиона рублей (или 21 тысяча 760 рублей за тонну). На сайте того же ярославского завода реагентов цена этого продукта — от 16 тысяч рублей за тонну.

 

сульфат алюминия

© «Завод химических реагентов»

 

Однако в ходе торгов произошло реальное соревнование между компаниями. Помимо уже известного нам НПО «Завод химических реагентов», участие в аукционе приняла еще одна фирма из Ярославля — ООО «Аурат-ВВ». В результате конкурентного снижения стоимости, она и получила контракт по цене… 6 миллионов 419 тысяч 200 рублей. То есть, 12,8 тысячи за тонну.

При этом второй участник — «Завод химических реагентов» — также сильно «упал» в цене. Его последнее предложение оказалось дороже всего на 54 тысячи рублей. Таким образом, можно сделать вывод, что изначально заявленная начальная стоимость коагулянтов, каким-то неведомым образом рассчитанная заказчиком, многократно превышает реальную цену товара. Более того, рожденная в конкурентной борьбе стоимость даже ниже той, что установлена в качестве минимальной на сайте производителя.

К сожалению, представителям власти с некоторых пор разрешили не обосновывать в документации свою цену на необходимые товары и услуги. Ссылаясь на федеральный закон № 223-ФЗ, регулирующий госзакупки, чиновники и представители муниципальных предприятий просто выдают начальную стоимость, не утруждаясь даже описанием процесса ее формирования.

В лучшие времена, когда борьбе с коррупцией в России уделялось видимое внимание, заказчики обязаны были указывать в документации точную схему формирования максимальной стоимости контракта. В случае сопоставления рыночных предложений, они размещали не только названия фирм, у которых запрашивали цены, но и их ИНН и контактные данные.

Позже хитрые люди, осваивающие бюджетные средства, внедрили систему обоснования цены контракта, при которой просто писали: «Фирма № 1, цена такая-то. Фирма № 2, цена такая-то». И так далее. Какие организации скрывались за этими обезличенными фирмами (и были ли они вообще) — оставалось тайной.

Теперь же в открытом доступе нет даже этого. И остается лишь верить нашим чиновникам на слово, что они, готовясь к публикации очередного заказа, действительно нашли рыночную стоимость для проведения закупки. Ведь если их расчеты вдруг окажутся неверными, а в аукционе принимает участие лишь одна компания, то деньги уйдут победителю в том объеме, который был установлен заказчиком (или обговорен заранее с единственным исполнителем).

И тут стоит понимать, что цену ниже рыночной единственный участник едва ли возьмет. А вот наоборот — запросто. Таким образом, можно лишь предполагать, сколько миллионов рублей могли бы быть сэкономлены руководством МУП «Энгельс-Водоканал», если бы часть закупок не проводилась с участием лишь одного поставщика.

Кстати, в других регионах, как оказалось, представители водоснабжающих организаций ради экономии средств мониторят закупки и даже выявляют нечто, похожее на сговор поставщиков. Так было, например, в случае с ООО «Челныводоканал». Руководство этого предприятия в 2018 году обратилось в татарстанское УФАС.

Как сообщает деловая газета «Бизнес Online», заказчик обнаружил, что компании-поставщики продают ему сульфат алюминия для очистки воды по цене 18,7 тысячи рублей за тонну. Тогда как, участвуя в других торгах (где заказчиком выступал казанский МУП «Водоканал»), те же фирмы готовы были поставлять тонну аналогичного коагулянта по цене от 6,4 до 5,1 тысячи рублей. 

Отвечая на запрос нашего издания, директор МУП «Энгельс-Водоканал» Ковалеров сослался на то, что для обоснования начальной стоимости контрактов предприятие проводит некий мониторинг цен и поставщиков. Хотя мы просили указать, у кого именно запрашивались предприятием цены на коагулянты, в документе за подписью руководителя фигурируют призрачные «Поставщик 1», «Поставщик 2» и «Поставщик 3» (полностью с запросом издания и ответом на него можно ознакомиться ниже — в галерее).

Также корреспондент задал вопрос представителю НПО «Завод химических реагентов»: насколько реальной является стоимость водного раствора коагулянта, указанная на официальном сайте завода? Ведь она намного меньше, нежели та, которую в качестве начальной цены выставляют энгельсские коммунальщики. Сотрудница НПО уклонилась от ответа, решив, что общается с конкурентом, который намерен выйти на рынок предоставления услуг водоснабжающим организациям.

— С водоканалом города Энгельса у нас очень давняя история всяких разных взаимоотношений. Мы цену не даем. Мы сами участвуем в их конкурсах, — только и сказала представитель завода.

 

Куда все катится

Уже в марте 2020 года руководство МУП «Энгельс-Водоканал» объявило о проведении очередных торгов по приобретению коагулянтов. На сей раз предприятию понадобился алюминий оксихлорид (водный раствор). Причем, судя по всему, понадобился срочно.

Заказ был специально разбит на две разные процедуры — запрос котировок (100 тонн на сумму 3,7 миллиона рублей) и аукцион (260 тонн на сумму 9,7 миллиона). Сделано это было для того, чтобы предприятие поскорее получило в свое распоряжение требуемое вещество. Этот факт подтвердил в своем ответе Александр Ковалеров.

 

закупки 2020

© zakupki.gov.ru

 

Из этого можно сделать вывод, что закупленный прежним директором — Владимиром Попеко — на весь 2020 год более дешевый «камнеобразный» коагулянт мог стать причиной пожелтения воды в кранах жителей Энгельса (хотя нынешнее руководство МУП это не подтверждает). Не исключено, что это вещество не смогло справиться с сильными весенними загрязнениями, против которых намного эффективнее работает водный раствор.

Если это действительно так, то экономия на очистке, затеянная прошлым руководителем, в итоге вышла предприятию боком, а жителям города стоила нервов и денег на сменные водяные фильтры.

Кстати, результаты мартовских закупок 2020 года, объявленных МУП «Энгельс-Водоканал», уже известны. И в запросе котировок, и в аукционе «засветился» лишь один участник — уже знакомый нам ярославский «Завод химических реагентов». Он и получил контракты по максимальной цене — примерно 37 тысяч рублей за тонну коагулянта. Напомним, на официальном сайте НПО значится стоимость одной тонны водного раствора на 10 тысяч рублей ниже — 27 тысяч рублей.

То есть, не исключено, что потребовавшиеся энгельсскому водоканалу 360 тонн коагулянта могли бы обойтись предприятию как минимум на 3,7 миллиона рублей дешевле. Это даже при покупке у того же единственного поставщика. Возможно, при конкурентной борьбе или ином подходе к образованию начальной цены контракта, стоимость продукта «упала» бы еще ниже…

Впрочем, это все уже рассуждения из области теории. На практике есть так, как есть. Контракты отписаны, поставка коагулянта должна быть осуществлена в ближайшее время. Надеемся, что это вещество избавит местных жителей от неприятностей с водой.

Однако другие неприятности, куда более глобальные и косвенно связанные с подозрительной закупочной политикой МУП, уже прямо сейчас нависли над населением Энгельса. Речь идет об огромных задолженностях, о которых мы говорили в самом начале публикации.

Директор водоканала подтвердил факт существования долга перед ПАО «Саратовэнерго» в размере 132 миллиона рублей (основной) и 9,6 миллиона (штрафные санкции — пеня, неустойка, госпошлина). По словам Ковалерова, объем финансирования, поступающий из всех возможных источников, «крайне ограничен и не соответствует потребностям» предприятия.

«Большинство абонентов предприятия — физические лица. В структуре доходов МУП „Энгельс-Водоканал“ доходы от физических лиц, поступающие от ЕРКЦ, ТСЖ, ЖСК, управляющих компаний, составляют более 67%. Поскольку основным источником доходов являются платежи, поступающие от абонентов, предприятие находится в прямой зависимости от их платежеспособности. Снижение уровня платежеспособности МУП „Энгельс-Водоканал“ отражает снижение доходов населения по стране в целом, снижение уровня жизни», — подчеркивает директор водоснабжающего предприятия.

Ковалеров отмечает, что по состоянию на 31 декабря 2019 года совокупная дебиторская задолженность перед водоканалом превышает 391 миллион рублей. По его словам, «если бы эти долги удалось погасить, предприятие смогло бы расплатиться» с энергетиками. Основная задолженность за электричество, по данным директора МУП, образовалась «в результате тяжелого финансового положения предприятия» в марте–августе 2019 года (более 90 миллионов рублей, без учета штрафных санкций).

Чтобы как-то выбраться из долговой ямы, коммунальщики судятся с абонентами. В прошлом году суды вынесли решения о взыскании дебиторки на сумму более 151 миллиона рублей. Вот только с фактическим взысканием этих средств в полном объеме, по всей видимости, возникают большие проблемы. Из-за того самого «снижения уровня жизни» населения, не иначе. В ином случае, вопрос с оплатой электроэнергии давно бы уже был закрыт.

Сейчас же, как рассказал Александр Ковалеров, предприятие вовсе может прекратить деятельность, что чревато очень и очень большими проблемами само по себе. Еще более зловещей подобная перспектива выглядит в условиях карантина, введенного в Саратовской области из-за пандемии коронавирусной инфекции.

«В настоящее время Энгельсским районным отделом Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области введены ограничения движения денежных средств по расчетным счетам МУП „Энгельс-Водоканал“… Невозможность совершения предприятием расходных операций по приобретению реагентов, ГСМ, оплаты связи, расходных материалов для устранения аварийных ситуаций в связи с введением ограничения движения денежных средств по расчетным счетам приведет к остановке деятельности предприятия и прекращению услуг водоснабжения и водоотведения», — говорится в официальном ответе за подписью Ковалерова.

Перспектива действительно пугающая. Тем страшнее, что озвучивает ее не какой-то анонимный источник, который может ошибаться, а непосредственный руководитель МУП.

Власти Энгельсского района настроены в этом вопросе более оптимистично. Начальник управления информации и общественных отношений администрации Вячеслав Пашковский заявил, что МУП «Энгельс-Водоканал» якобы были «выделены средства на частичное погашение сложившейся задолженности перед ПАО „Саратовэнерго“, что позволит предприятию продолжить работу в нормальном режиме».

Также, по словам собеседника, с энергетиками «достигнуты договоренности по погашению сложившейся задолженности и разблокировке счетов предприятия». Впрочем, как сообщили корреспонденту ИА «Версия-Саратов» в пресс-службе «Саратовэнерго», там ничего не знают ни о частичном погашении долгов, ни о договоренностях.

Так что, остается надеяться на то, что слова представителей власти в ближайшее время станут делами. Или, в ином случае, готовиться к чему-то плохому и неотвратимому.

 

* Пока материал готовился к публикации, на официальном сайте МУП «Энгельс-Водоканал» изменили ФИО руководителя предприятия. Теперь в качестве директора здесь указан Сергей Ивенков (ранее возглавлял пензенский «Горводоканал»). По сообщению местных СМИ, этот человек имеет очень неоднозначную репутацию. «По крайней мере в двух местах, где Ивенков руководил водоканалами с водой начинало происходить нечто очень странное», — сообщает информационное издание «Первый пензенский портал». 

Впрочем, согласно базе данных налоговой инспекции, МУП «Энгельс-Водоканал» по сей день возглавляет Александр Ковалеров. Официально о смене руководства муниципального предприятия власти не объявляли.

** На момент выхода публикации, задолженность МУП «Энгельс-Водоканал» перед ПАО «Саратовэнерго» составила 125,9 миллиона рублей.