Отрицание с ковидным упорством

Отрицание с ковидным упорством
Участница челленджа против коронавируса, в ходе которого блогеры облизывали сиденья унитазов в самолетах. Один из блогеров в итоге заразился новой инфекцией / © lenta.ru

В настоящий момент, хоть он уже и в прошлом, в мире более 2 000 000 людей заразились коронавирусом — это из диагностированных. Примерно 140 тысяч умерли. В России зараженных 28 000 человек. ВОЗ признало этот вирус в десять раз смертоносней, чем свиной грипп, от которого десять лет назад умерли около 19 000 человек. Коронавирус побил все антирекорды смерти среди инфекций и вирусов с момента обнаружения первого зараженного и в течение ста дней после. Страны закрыты, крупные города хоть и условно переведены на карантин. Тысячи предприятий не работают. «Корону» сдерживают изо всех сил.

И, тем не менее, до сих пор существуют люди, так называемые «ковид-диссиденты», которые отрицают глобальную угрозу со стороны коронавируса (covid-19), а все действия государств считают паникёрскими или усматривают в этом какой-то заговор с финансовой или тоталитарной целями — чипировать человечество, например. И таких людей очень много, в том числе довольно известных, например, бывший вице-премьер РФ Альфред Кох или бывший теннисист Марат Сафин.

В стародавние времена, когда люди протыкали друг друга копьями, науки ещё не существовало. Но с античных времен были отдельные пытливые умы, которые пытались постичь устройство мира и разобраться: что тут и к чему приделано и почему так движется, и есть ли в процессах взаимосвязь? Изобретатели, геометры, алхимики, астрономы, механики — то есть восхитительные личности, которые и заложили основу современной науки. И многие из них — от Европы до Индии — были озабочены решением двух важнейших задач: превратить свинец в золото, а главное — построить «вечный двигатель».

Они придумывали и конструировали колёса с внешними противовесами на штангах по всему ободу, с перекатывающимися шарами по втулкам, с резервуарами воды и погруженной в них системой поплавков, которые должны были бесконечно всплывать по кругу. У них ничего не получалось, но они не унывали и строили всё новые и новые конструкции. Они были вечными двигателями по поиску вечного двигателя.

Потом их стараниями возникла наука. Появились физика, химия, учёные, научные школы, систематизированные знания, теории и законы, в том числе закон сохранения энергии. И в 18 веке научный мир пришёл к окончательному выводу: рассмотрение проектов «вечного двигателя» снято с повестки в виду полной невозможности его создания. Физика нашего мира запрещает. Энергию можно только взять, преобразовать и перераспределить. Взять у внешнего источника — подать на двигатель — заставить его выполнять полезную работу.

Вы думаете, что изобретатели «вечного двигателя» после этого исчезли?! Ни в коем случае! Они и сейчас есть в мире в достаточном количестве: эти домашние новаторы и вычислители-любители. Они по-прежнему что-то придумывают, рисуют, чертят, решают неразрешимые задачи физики и математики, а потом начинают обивать пороги физматов по всему миру.

Они приходят возбужденные, довольные, показывают торжественно свои работы, требуют немедленно созвать учёный совет, пустить их чертежи в дело, создать вечный двигатель или межпространственный двигатель, или двигатель, который будет разгонять ракету быстрее скорости света, а им дать Нобелевскую премию.

На разумное замечание, что вопрос о вечном двигателе закрыт научным миром в 18 веке, что он невозможен, и быстрее скорости света двигаться тоже нельзя, домашние мыслители приходят в ярость и ругаются, а затем идут в другой вуз.

Что ими движет, помимо чувства собственной непризнанной гениальности, как вы думаете?! Правильно: теория заговора. Эти люди убеждены, что «вечный двигатель» давным-давно создан, он находится в секретных ангарах, и его не запускают в серийное производство, а научный мир отрицает его существование.

А всё потому, что научный мир находится под железной пятой правительств, а те в свою очередь связаны с боссами энергетических корпораций, которые хотят продавать нефть и газ, и богатеть, вместо того, чтобы дать человечеству неограниченный, бесплатный источник энергии. Домашние новаторы убеждены в этом и многом другом. Их называют «фриками», но они-то считают недоумками других — всю официальную науку.

Улавливаете мысль?

Да, вот те самые ковид-диссиденты и есть новые фрики, которые убеждены, что опасность преувеличена, а вся история планетарного масштаба с пандемией ни что иное, как заговор правительств.

Они все время роются в сети, изыскивают мнения каких-то параллельных учёных и частных докторов; добывают какую-то сомнительную статистику, выдают её за откровение, но при этом считают сомнительной именно официальную статистику. И всё время приводят в пример какую-то Швецию или Сингапур — тут уж кто на что горазд — где якобы все ходят и живут обычной жизнью, а коронавируса вообще нет.

Ковид-диссиденты любят говорить: «А вот есть среди ваших знакомых кто заразился?! То-то же!» Так среди моих знакомых и шведа ни одного нет, а их говорят, 10 миллионов.  

Ковид-диссиденты не принимают во внимание видеообращения настоящих врачей, которые в настоящий момент борются за жизни людей в стационарах, уставшими голосами говоря, что коронавирус — это очень и очень опасно, надо сидеть дома. Сами врачи заражаются и умирают.

У ковид-диссидентов наличествует обычная в таких случаях аберрация памяти: они уверены, что мир свихнулся разом и одномоментно, и только они сохранили разум и хладнокровие.

Ковид-диссиденты совсем позабыли, что ещё в феврале–марте паникёров не было вообще, а все в мире думали, что коронавирус — это внутренняя китайская зараза, а Китай просто перестраховывается как тоталитарное государство.

Когда первые зараженные появились в Италии, там никто не паниковал вообще, люди сохраняли там разум и хладнокровие. Они продолжали ходить на футбольные матчи, разгуливать по кафешкам и ресторанам и вообще всячески фестивалили по своему обыкновению.

А потом бабушки и дедушки из домов престарелых стали массово отбывать на небеса. Буквально ещё утром бабушки и дедушки пили чай на веранде, а вечером уже играли в покер в небесном карточном клубе.

Когда в Америке появились первые зараженные, там никто не паниковал. Баскетболист НБА Руди Гобер смеха ради полапал микрофоны и стол, показывая, что всё это страшилки. А через пару дней у него диагностировали коронавирус и игры в ассоциации прекратились, а Руди Гоберу пришлось публично признаваться, что он осёл.

Президент США Дональд Трамп тоже смеялся над коронавирусом, называя его «китайским» и считая не опасней обычного гриппа. Теперь в Америке около 640 000 заражённых и около 30 000 умерших. Трампу больше не смешно, он бесится и обвиняет во всём Всемирную организацию здравоохранения, которая струсила вначале и скрыла истинную угрозу от коронавируса. И эти обвинения небезосновательны.

Да, люди в огромных количествах по всему миру умирают от рака, инфарктов и инсультов. Но эти болезни не заразны. Онкология не передаётся воздушно-капельным путём, а предынфарктное состояние не подхватишь, прогулявшись по супермаркету. Ну если только на бензоколонке, когда увидишь, как подскочили цены на бензин в энергетической сверхдержаве.

Коронавирус — это такая зараза, которую можно носить в себе 14 дней, а то и больше, прежде чем возникнут какие-то симптомы, если они вообще возникнут: может быть твоя иммунная система как у Росомахи из Людей-Х.

Но за это время ты перезаражаешь сотни других людей, а вот у многих из них может быть совсем другая иммунная система, и через какое-то время они будут хватать ртом воздух и пучить глаза от невозможности вздохнуть.

Конечно, можно блажить на тему того, что люди на самом деле умирают не от коронавируса, а от другого сопутствующего заболевания, а коронавирус просто мимо проходил.

Но тогда давайте честно признаемся: все люди умирают от болезни под названием «жизнь». Ею повально заражаются при рождении, вакцины нет, лечения нет, надежды нет и в ближайшее время не будет. Кто-то быстро отмучивается, кто-то десятилетиями жизнью страдает.

Но! Даже если принять точку зрения ковид-диссидентов как истинную, признать, что они правы, а остальные нет, то это уже не имеет никакого значения.

Какова объективная картина мира?! Она такова, какой её видит большинство. И точка. Если большинство уверено, что коронавирус опасен и требует жёстких мер, которые вводятся, значит, это и есть объективная реальность. Противостоять ей — то же самое, что быть городским сумасшедшим в мирное время. Одним из тех, кто ходит по улицам и зычно глаголет: «Покайтесь! Расплата грядёт! Чрез три дня огонь небесный нас всех сожжет!» Вот в мирное время такие люди — городские сумасшедшие.

Чиновничья тупость и солдафонская исполнительность полиции, из-за которых возникли многочисленные толпы у метро в Москве — это отдельный разговор. Равно как и финансовая помощь гражданам от государства. Коронавирус за это не отвечает.

Пройдет какое-то время, мир справится с заразой, иначе и быть не может. И вот тогда коронавирус — уже безусловный культурный феномен в том числе — станет героем десятков документальных и художественных фильмов.

И как военное оружие, вышедшее из-под контроля; и как инопланетная атака для уничтожения людей; и как представитель микроцивилизации по захвату планеты; и как информационный заговор Ротшильдов по переделке мира — во всех-всех ролях снимется коронавирус.

А мы обязательно посмотрим эти фильмы. Главное дожить до премьер.