Поля увязли в глине: кто и как разрабатывает карьер на сельскохозяйственных землях в Энгельсском районе

Поля увязли в глине: кто и как разрабатывает карьер на сельскохозяйственных землях в Энгельсском районе
Результат разработки карьера на землях сельхозназначения / фото предоставлено читателями

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратились жители региона, которые обеспокоены работами, проводимыми на территории Красноярского МО Энгельсского района — вокруг озера Голубое, возле саратовской кольцевой автодороги (СКАД). Там, прямо на землях сельхозназначения, разрабатывается песчаный карьер. При этом есть подозрения, что на близлежащих участках, также предназначенных для ведения сельского хозяйства, глиной замуровывается плодородный слой земли. Оказывается, компетентные органы в курсе происходящего уже много лет. Но проверками занялись только после получения запросов нашего издания.

 

На глазах у главы региона

По словам обратившихся жителей, на протяжении нескольких лет они, проезжая по СКАД, наблюдают за разработкой песчаного карьера. И всё бы ничего, но, по данным Росреестра, добыча ископаемых ведётся на землях сельхозназначения.

Более того, на соседнем участке, имеющем такой же статус, стали появляться глиняные завалы. Туда добытчики песка свозят ненужные им «отходы производства». В подтверждение своих слов читатели предоставили фото и видео.

Нам удалось установить, что основная деятельность — промышленная разработка карьера — кипит на участке с кадастровым номером 64:38:203601:64 (категория земель — «Земли сельскохозяйственного назначения»). Глина же складируется на участок с кадастровым номером 64:38:203601:73. Причём, судя по всему, без обязательного в таком случае снятия плодородного слоя, для его последующего восстановления.

участки на кадастровой карте
Участки на кадастровой карте

Самое удивительное в этой истории то, что разработка эта происходит на протяжении многих лет. Причём, на глазах у всех, кто проезжает по СКАДу. В том числе на глазах у губернатора Саратовской области Валерия Радаева, который любит ездить в отдалённые районы и рассказывать об успехах нашего аграрного региона на ниве сельского хозяйства.

И тут вдруг такое — земли сельхозназначения, которые, мягко говоря, используются не по назначению…

 

(У) дачные раскопки

Мы обратились с запросами в различные инстанции, которые, вроде бы, должны следить за подобными вещами. Кто-то обязан проверять, кто-то — согласовывать, кто-то — контролировать и так далее. Результат оказался весьма неожиданным.

Первым откликнулось управление Россельхознадзора по Саратовской и Самарской областям. Казалось бы, именно это ведомство как никакое другое должно быть заинтересовано в целевом использовании земель сельскохозяйственного назначения. Но оно вдруг оказалось бессильно перед добытчиками песка.

Руководитель управления — Алексей Частов — признался, что ещё в феврале 2015 года (!) в его адрес поступало обращение из комитета по земельным ресурсам администрации Энгельсского района. В этом обращении уже тогда говорилось о том, что на участках возле озера Голубое «производятся земляные (вскрышные) работы и складирование на них материнской породы (глины)».

Тогда сотрудники управления Россельхознадзора выехали на место и «осуществили контрольно-надзорные мероприятия». И вот их итог — участки действительно относятся к землям сельскохозяйственного назначения, но с разрешённым видом использования: для ведения дачного хозяйства.

А далее, в ответе Частова, приводятся многочисленные ссылки на разные законодательные акты, смысл которых в следующем: его ведомство не имеет полномочий на проведение проверок в отношении сельхозземель, если их вид разрешённого использования — ведение дачного хозяйства!

«В связи с этим, данное обращение было передано 23 марта 2015 года по подведомственности в управление Росприроднадзора по Саратовской области», — сообщил Алексей Частов нашему изданию.

 

Песком сквозь пальцы

Теперь мы хотя бы знаем, что о сельскохозяйственных раскопках в Энгельсском районе на протяжении шести лет известно как минимум руководству управлений Россельхознадзора и Росприроднадзора. Интересно, что же думают о происходящем во втором из перечисленных надзорных ведомств?

Вы удивитесь, но и там бессильны что-либо сделать! В длинном ответе (опять же, со ссылками на различные законодательные акты) за подписью заместителя руководителя межрегионального управления Елены Кургановой говорится, что проверка законности обустройства карьера возле озера и складирования глины на сельхозземлях не входит в компетенцию ведомства.

На сей раз дело уже не в виде использования земли, прописанном в документах, а в… песке! Курганова поясняет, что песок — это общераспространённое полезное ископаемое. А раз так, то участок, на котором его добывают, является «участком недр местного значения». И вот именно в отношении таких вот участков НЕ осуществляется «федеральный геологический надзор».

В связи с этим, руководство управления Росприроднадзора посоветовало нам приставать с вопросами к региональным чиновникам. А конкретно — обратиться в министерство природных ресурсов и экологии Саратовской области.

Забегая вперёд, скажем: в этом министерстве, отвечая на наши вопросы, сообщили, что направили материалы по поводу карьера на проверку в… управление Росприроднадзора! Кольцо постепенно стало замыкаться.

 

Проверки не проводились. А теперь?

Так или иначе, но в региональном минприроды сумели пролить немного света на происходящее у Голубого озера. Во-первых, там сообщили, что в пределах интересующих нас сельхозучастков находится Шумейское месторождение строительных песков. Во-вторых, оказалось, что право пользования недрами принадлежит ИП Бражевская Виктория Александровна. Ей выдана соответствующая лицензия — СРТ 90243 ТЭ — «с целью разведки и добычи строительного песка».

По данным чиновников, проектная документация по разработке и рекультивации Шумейского месторождения «согласована надлежащим образом». Плановые надзорные мероприятия в отношении ИП Бражевской в 2019–2020 годы не проводились. Это в министерстве объяснили мораторием, введённым правительством РФ. О том, проводились ли проверки с 2015 по 2019 годы, и каковы их результаты — рассказывать не стали.

«Внеплановые надзорные мероприятия также не проводились, в связи с отсутствием законных оснований на их проведение», — говорится в ответе за подписью замминистра, начальника управления государственного экологического надзора Евгения Карасёва.

Однако после получения нашего запроса, чиновники запросили информацию в Едином госреестре недвижимости. И, надо же, данные о сельскохозяйственном назначении участков подтвердились! Вот в целях выяснения законности такого использования земель региональное министерство и перенаправило материалы в управление Росприроднадзора (которое, как мы помним, от проверок в отношении песчаного карьера открестилось).

Впрочем, и само министерство намерено провести проверку. Как отметил Карасёв, при рассмотрении запроса ИА «Версия-Саратов» были «выявлены нарушения условий пользования недрами». О результатах контрольно-надзорных мероприятий в отношении ИП Виктории Бражевской нас пообещали уведомить дополнительно.

 

«Карьеры? А карьеры — это другое»

Интересной выглядит и ситуация с управлением Ростехнадзора, которое должно было согласовывать план проведения горных работ на объекте. Неужели там ни у кого не возникло вопросов к карьеру, фактически запланированному на сельскохозяйственных, а не на промышленных землях? И указывалась ли в планах дальнейшая засыпка глиной плодородных земель?

В Средне-Поволжском управлении Ростехнадзора нашему изданию заявили, что «сведениями о разработке песка в районе озера Голубое управление не располагает».

«Контроль за наличием и соблюдением условий действия лицензий на право пользования недрами, а также за использованием земель, в том числе плодородного слоя в компетенцию управления не входит», — говорится в ответе за подписью заместителя руководителя Сергея Стифатова.

Также нашему изданию удалось побеседовать на эту тему с Викторией Бражевской. Она подтвердила, что именно её ИП занимается разработкой карьера возле Голубого озера. Собеседницу очень интересовали фамилии обратившихся в редакцию жителей региона, рассказавших о засыпке плодородных земель глиной.

— У нас всё официально-документально. Все документы на карьер есть. Всё законно, — подчеркнула Бражевская.

Чуть позже она сама вышла на связь с редакцией, чтобы уточнить свою позицию.

— Хотя там и земли сельскохозяйственного назначения, но они рассчитаны для ведения дачного хозяйства, — отметила собеседница.

Корреспондент уточнил: значит ли это, что на землях с видом разрешённого использования «для ведения дачного хозяйства» можно разрабатывать карьеры?

— Карьеры? А карьеры — это другое, — ответила Виктория Бражевская.

 

P.S.

Также наше издание направило запрос информации в Волжскую межрегиональную природоохранную прокуратуру. Ответ пока не получен. Мы обязательно ознакомим читателей с его содержанием.

Обновлено 13 октября:

Саратовский межрайонный природоохранный прокурор Виктор Ростов ответил на запрос нашего издания.

«Проверки по вопросу законности осуществления работ по разработке карьера на землях сельскохозяйственного назначения на участках с кадастровыми номерами 64:38:203601:64 и 64:388:203601:73 не проводились, обращения граждан не поступали.

Вместе c тем, Саратовской межрайонной природоохранной прокуратурой Ваша информация для проведения проверки направлена в адрес Управления Россельхознадзора по Саратовской и Самарской областям, Министерства природных ресурсов и экологии Саратовской области.

Дача оценки указанным работам контролирующими органами находится на контроле прокуратуры», — говорится в ответе.