После ковидной эры

После ковидной эры
Саратов после апокалипсиса / © yaplakal.com

Многие люди очень переживают, что мир больше никогда не будет прежним после того, как пандемия коронавируса закончится, сам вирус ослабнет, начнёт проигрывать выработанному иммунитету, потом сдастся новой вакцине и превратится, наконец-то, в тот самый заветный сезонный «обычный грипп». А мир станет при этом необычным. COVID-19 изменит цивилизацию, как это сделали до него колесо, бумага и интернет. Так кажется.

Не знаю, как в будущем, но то, что клятый ковид отформатировал наши головы в настоящем — это бесспорно. На сегодняшний день не существует в мире ничего значимого, кроме коронавируса и связанных с ним событий. Ничего, кроме него, в наших головах, и спасибо, что ещё пока не в лёгких.  

Ковид привёл к глобальным ограничениям, к самоизоляции и ношению масок на улицах и в магазинах, и огромное количество людей почувствовали себя во всемирной игровой зоне, пусть немного страшноватой. Нельзя сказать, что все мы разом поглупели, но то, что инфантилизм отвоевал давно утраченные позиции — не подлежит сомнению.

Сидя дома и ощущая себя школьниками, которым что-то запрещают делать, мы неизбежно впадаем в детство, и относимся ко всему соответствующим образом — с детской непосредственностью. Кинематографическая реальность стала былью, а мы превратились из субъектов в персонажей. 

Люди выкладывают в соцсети фото своих масок с рукодельным дизайном; кто-то танцует с котом; кто-то показывает, как он запекает треску в нуте (если есть на что); кто-то изображает из себя Гэндальфа из «Властелина колец», потому что парикмахерские закрыты, и это весело.

А кто-то наоборот, демонстрирует, как его постригла жена, и это тоже весело. Кстати, я стригу себя сам, что тоже непременно продемонстрировал. Женщины трясут грудями (прикрытыми) на камеру, потому что это новый челлендж.

Произошёл мощнейший когнитивный сдвиг резонанса — назовём это так. Все остальные новости и события, не связанные с коронавирусом, стали либо второплановыми, либо перешли в разряд легендарных, либо приобрели статус художественных.

Вот депутаты Госдумы проголосовали, что отныне можно голосовать дистанционно, по почте. Чуть ли не выйти на балкон с палкой, на ней плакат с красным крестиком или зелёной галочкой.

Раньше бы это вызвало шквал общественного возмущения или хотя бы оживленного обсуждения, сейчас — всем плевать. Второплановое событие. Дистанционно голосовать? Да и чёрт с вами. Отмените эти выборы, пусть уже отмучаются они в России. Отмените выборы до окончания пандемии в условиях близких к чрезвычайному положению, которые можно бесконечно продлевать. В конечном итоге восстановление экономики после пандемии — это тоже условия близкие к чрезвычайным, а восстанавливаться экономика может годами. Причём, безуспешно, как нам хорошо известно, потому что в России всегда найдутся недруги, которые мешают встать нам не просто с колен, а вообще так — в полный рост.

Вот в Питере произошёл пожар в клинике, а вернее, в больнице Святого Георгия — мне пришлось лезть в Гугл, чтобы это уточнить. Много кого это взволновало? А ведь там погибли пять человек. Долго об этом говорили? Нет. В Подмосковье упал вертолёт Ми-8, погибли трое человек — весь экипаж. Помните такое? 19 мая было же. Упади завтра утром самолёт — к обеду и о нём забудут. Где-то в Ливии сейчас идёт войнушка, а она кому-то интересна? Да, и что там в Сирии, вы когда об этом последний раз слышали?!

Потому что всё это стало восприниматься как художественные события. Как будто ты посмотрел трейлер нового драматического фильма с катастрофами и жертвами. Посмотрел, кивнул и забыл. 

И собственно, кино — на самом деле никаких трейлеров новых фильмов нет, потому что никто больше не снимает новые фильмы, и нечего показывать в кинотеатрах. Это уже из разряда событий легендарных.

Когда-то давно, в античные времена, люди любили ходить в кинотеатры, а перед этим скоротать время в фуд-кортах торгово-развлекательных центров, толпясь у касс, чтобы набрать бургеров и пиццу и поглощать их за столиками. 

В античные времена люди массово любили ходить на стадионы, где атлеты остервенело бегали за круглым шаром из резины и кожи, накаченым воздухом. Шар этот надлежало вкатить или вбить ногами в зону противника, обозначенную двумя палками, перекладиной и сеткой на них.

В античные времена люди покидали свои дома и отправлялись к иноземцам, чтобы провести там неделю-другую, жить в общих домах под названием «отели», а по вечерам кучковаться в барах и громко смеяться друг другу в лицо, расплёскивая коктейли и пиво. Всё это и многое другое в настоящий момент ковид полностью легендаризировал. 

Кстати, вы обратили внимание, как поутихли члены секты «Обычного гриппа»? Наверное, потому, что когда умирают врачи десятками, сложно настаивать, что угроза ковида преувеличена, так как всё-таки при обычном гриппе врачи не заражаются и не умирают.

Мне хочется верить, что страхи о человечестве, которое не станет прежним, сильно преувеличены, и когда пандемия закончится, мир вернётся к прежней жизни.

Знаете, мы проживаем в умеренных широтах. У нас как минимум 5 месяцев в году — с ноября по март включительно — или холодно, или очень холодно. В этот период мы бродим по улицам в теплой одежде и меховых ботинках. Кое-кто даже напяливает двое штанов.

Летние кафешки убраны, пляжи закрыты, турбазы пустуют, в дачных поселках никого нет. А потом наступает весна, и приходит тепло. После пяти месяцев холодов. И ведь никто не забывает после такого немалого срока, как вести себя и функционировать при других погодных условиях. Никто не говорит: «О, нет! Как это — ходить в шортах? С голыми ногами по улице! Это же только дома. Что такое купаться в Волге? Это так странно, лезть в воду  под открытым небом… Мы уж и забыли, что это такое. Дача? Мы помним, что была такая где-то там за Ленинским районом, но, боюсь, уже не сможем её найти». Сравнение не так, чтобы уж очень, но другого нет: не приходилось на нашей памяти переживать всемирную изоляцию и бытийную трансформацию. 

Конечно, после пандемии должна произойти смена приоритетов на государственных масштабах. Потому что сколько ни изобретай межконтинентальные ракеты в 10 Махов, а вирус ими не напугаешь и не ликвидируешь.  

Когда в начале прошлого столетия бушевала «испанка», и никто не знал, что с ней делать, то вроде бы и нет особого удивления: люди тогда ездили на паровозах, а в лабораториях всё еще использовали микроскопы системы Левенгука — сообразительного дядьки в парике из 17 столетия.  

Но сейчас, в эпоху редактирования генов и квантовых компьютеров, довольно обидно, когда щетинистая дрянь размером с одну десятитысячную миллиметра парализует земной шар. И государствам, равно как и «мировому правительству», после пандемии следует увлечься чем-то другим, кроме как локальными войнушками и космическим оружием. Например, модернизацией системы здравоохранения и усиленным финансированием и исследованиями в микробиологи и вирусологии. Потому что мыть руки, когда пришёл с улицы, я помню, нам ещё в детском садике говорили обычные тётушки-воспитательницы — не микробиологи, и не вирусологи.        

Всё проходит, и ковид пройдёт. Ну, а пока можно сказать так: кто из нас не мечтал стать, не побоюсь этого слова, живым свидетелем грандиозных перемен в истории биосферы и вообще Земли? Многие мечтали, и мечты сбылись.